АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Севрюгина

Стихотворения

***

 

выбегаю в жизнь, почти одетта,

вот уже сквозь веки поплыла

трясогузка солнечного света,

стрекоза сезонного тепла

холод канул в прошлое, непрошен,

вслух теперь читаю по утрам

палимпсесты солнечных горошин,

меланхольства майского коран

так ли важно, веру обнаружив,

в невод неба падая с моста,

где твой бог – внутри или снаружи –

если всё на свете – красота,

шорохи, шумы мерцанья, брызги…

видишь, обозначены едва,

наши сны – не сны уже, а смыслы,

счастьем воспалённые слова

побежим, внезапные, иные,

в этот непридуманный приют,

где фонтанов струны водяные

скрипками тончайшими поют

где примета переходит в мета

где под лёгкий вздох эльфийских крыл

время нас теряет незаметно

в миг, когда весь мир о нас забыл

 

 

***

 

отдыхаю море пальмы фиги

ветер оторвал страницу книги

тело спит в просторах гамака

с горок ребятня летит рассеянно

попами целуя дно бассейна

жизнь проста восторженна легка

 

только так излечивать и нужно

все недолюбви и недодружбы

недовоплощенья тайных мечт

и вернуться с летом обручённой

средиземным солнцем прокопченной

в сердце прикуп козырь на уме

 

всё от зноя тает тает тает

но под вечер солью прорастает

похвалы хмельная пахлава

небо хрустнет звёздной карамелью…

вспомнится затридевятьземелье

где-то там в затридевятьземелье

чутко видит сны моя москва

 

 

***

 

памяти скромная мекка

в сердце прольётся легко

дождь на щеках человека

станет рекой

счастье проснётся в сочельник

шепотом в зимнюю ночь

скрипнут цепные качели

те что когда-то но…

и зазвенит у порога

табором громких цыган

жизни степная дорога

падает солнце к ногам

помнишь ли помнишь ли помнишь

прошлое наше скажи

время похоже на корни

вросшие в жизнь

ныне нема и бессильна

вновь обратится она

в тёмную мысль иггдрасиля

в свет скандинавского сна

 

 

***

 

быт переходит в инобытие

ты знак даёшь из памяти моей

биением часов шуршаньем мыши

и в час когда стирается бельё

и кухонное царствие моё

шумит то даже в нём тебя я слышу

в своём мирке мечтаю о другом

так проще примириться с утюгом

с горой посуды ржавчиной и пылью

и скоро жирных пятен острова

прошепчут мне сакральные слова

пока размеренные капли не забыли

отстукивать твои? ритм, твои? шаг… весна

на улице… как лесенка лесна

как пена пенится и кружево кружится

и клонит в тихий сон случайный чаи?

и в мире невозможно заскучать

когда он сам на музыку ложится

ну а пока зовут издалека

то чайник то гладильная доска

то из-под крана тусклая река…

то пены голубые облака

то кара-кумы сахара-песка

и жизнь легка

и вечером легка

на утомлённом лбу моём рука

твоя рука…

 

 

***

 

девочка ходит

по краю земного края

девочка выбирает

то ли прятки то ли качели

осторожнее здесь расщелина

не беги

лучше перевести дыхание

слышишь трамвая

железное громыхание

слева тропа

до бездонного никуда

справа толпа

не ходи туда

есть же другие виды

вперёд и прямо

это я тебе начертила

слегка коряво

что здесь река синай

что гора валдай

девочка руку дай

 

 

***

 

хоть убейся а после развейся

хоть приди на побывку с войны

с проводов поглядят птицефейсы

неожиданно со стороны

раздвигая подкожные щели

где от жажды ржавеет вода

недоверчиво клювы ощерят

дескать кто вы летите куда

или вы никуда не летите

или вам равнодушно держать

обескрыленный путеводитель

по дорогам безродных держав

то ли мы то ли дело на воле

без привычных земных кандалов…

 

птицы певчие полюшко-поле

поголовье безмозглых голов

что вам трещины жизни никчёмнои?

только пой трепещи «крылышкуй»

ни о чём ни о чём ни о чём не

пожалеть вам на птичьем веку

не упасть и от скуки не спиться

не познать пустоты бытия…

что ж вы фениксы мудрые птицы

не заводитесь в наших краях

 

лишь галдят на скрипучей скамейке

чаще с вечера реже с утра

птицефейсы мои птицефейки

то ли ко то ли бри то ли бра

 

 

***

 

застываешь у порога

забываешь время напрочь

если мельком прикоснуться

станет больно горячо

не люби другого бога

не читай молитву на ночь

ты же знаешь тех кто выше

никогда и ни о чём

 

эти мили или или

эти мели еле еле

засыпай проснись в апреле

или летнею порой

потому что жизнь качели

от моллюска к боттичелли

нарисуешь боттичелли

сологубовским пером

 

и мгновенно станет душно

и захочется остаться

и заполнится пространство

астероидной пыльцой

отстранённо добродушно

из угла иконостаса

поглядит твоё другое

позабытое лицо

 

 

***

 

небо может быть землей

но высокой

небо может стать золой

и осокой

жаль что смотрит сверху вниз

не на равных

если трудно не тянись

значит рано

 

значит прежде по земле

той что ниже

погуляй и не жалей

всё же ближе

и понятней и родней

поначалу

и душа других планет

не встречала

 

а потом взгляни наверх

кто там что там

в будни будешь землемер

по субботам

пыль отряхивай с колен

есть иное

небо к небу а земле

земляное


 

К списку номеров журнала «КАШТАНОВЫЙ ДОМ» | К содержанию номера