АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Вера Инбер

Стихотворения

***

 

Надо мной любовь нависла тучей,

Помрачила дни,

Нежностью своей меня не мучай,

Лаской не томи.

 

Уходи, пускай слеза мешает

Поглядеть вослед.

Уходи, пускай душа не знает,

Был ты или нет.

 

Расставаясь, поцелую, плача,

Ясные глаза.

Пыль столбом завьётся, не иначе

Как гроза.

 

Грянет гром. Зашепчет, как живая,

В поле рожь.

Где слеза, где капля дождевая –

Не поймёшь.

 

Через час на вёдро золотое

Выглянет сосед

И затопчет грубою стопою

Милый след.

 

1919

 

***

 

Лучи полудня тяжко пламенеют.

Вступаю в море, и в морской волне

Мои колена смугло розовеют,

Как яблоки в траве.

 

Дышу и растворяюсь в водном лоне,

Лежу на дне, как солнечный клубок,

И раковины алые ладоней

Врастают в неподатливый песок.

 

Дрожа и тая, проплывают чёлны.

Как сладостно морское бытиё!

Как твёрдые и медленные волны

Качают тело лёгкое моё!

 

Так протекает дивный час купанья,

И ставшему холодным, как луна,

Плечу приятны теплые касанья

Нагретого полуднем полотна.

 

1919

 

***

 

Прохладнее бы кровь и плавников бы пара,

И путь мой был бы прям.

Я поплыла б вокруг всего земного шара

По рекам и морям.

 

Безбровый глаз глубоководной рыбы,

И хвост, и чешуя…

Никто на свете, даже ты бы,

Не угадал, что это я.

 

В проеденном водой и солью камне

Пережидала б я подводный мрак,

И сквозь волну казалась бы луна мне

Похожей на маяк.

 

Была бы я и там такой же слабой,

Как здесь от суеты.

Но были бы ко мне добрее крабы,

Нежели ты.

 

И пусть бы бог хранил, моря волнуя,

Тебя в твоих путях,

И дал бы мне окончить жизнь земную

В твоих сетях.

 

1920

 

***

 

Желтее листья. Дни короче

(К шести часам уже темно),

И так свежи сырые ночи,

Что надо закрывать окно.

 

У школьников длинней уроки,

Дожди плывут косой стеной,

Лишь иногда на солнцепёке

Ещё уютно, как весной.

 

Готовят впрок хозяйки рьяно

Грибы и огурцы свои,

И яблоки свежо-румяны,

Как щёки милые твои.

 

1920

 

***

 

Уже заметна воздуха прохлада,

И убыль дня, и ночи рост.

Уже настало время винограда

И время падающих звезд.

 

Глаза не сужены горячим светом,

Раскрыты широко, как при луне.

И кровь ровней, уже не так, как летом,

Переливается во мне.

 

И, важные, текут неторопливо

Слова и мысли. И душа строга,

Пустынна и просторна, точно нива,

Откуда вывезли стога.

 

1920

 

СЫНУ, КОТОРОГО НЕТ

(Колыбельная песня)

 

Ночь идёт на мягких лапах,

Дышит, как медведь.

Мальчик создан, чтобы плакать,

Мама – чтобы петь.

 

Отгоню я сны плохие,

Чтобы спать могли

Мальчики мои родные,

Пальчики мои.

 

За окошком ветер млечный,

Лунная руда,

За окном пятиконечна

Синяя звезда.

 

Сын окрепнет, осмелеет,

Скажет: «Ухожу».

Красный галстучек на шею

Сыну повяжу.

 

Шибче барабанной дроби

Побегут года;

Приминая пыль дороги,

Лягут холода.

 

И прилаженную долю

Вскинет, как мешок,

Сероглазый комсомолец,

На губе пушок.

 

А пока, ещё ни разу

Не ступив ногой,

Спи, мой мальчик сероглазый,

Зайчик дорогой…

 

Налепив цветные марки

Письмам на бока,

Сын мне снимки и подарки

Шлёт издалека.

 

Заглянул в родную гавань

И уплыл опять.

Мальчик создан, чтобы плавать,

Мама – чтобы ждать.

 

Вновь пройдёт годов немало…

Голова в снегу;

Сердце скажет: «Я устало,

Больше не могу».

 

Успокоится навеки,

И уже тогда

Весть помчится через реки,

Через города.

 

И, бледнея, как бумага,

Смутный, как печать,

Мальчик будет горько плакать,

Мама – будет спать.

 

А пока на самом деле

Всё наоборот:

Мальчик спит в своей постели.

Мама же – поёт.

 

И фланелевые брючки,

Первые свои,

Держат мальчикины ручки,

Пальчики мои.

 

1926


К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера