АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владислав Китик

Возраста иммунитет. Стихотворения

***

 

Как прежде, липы расцвели,

Над клумбой выпрямился ирис,

Прошла гроза. И мне открылись

Простые радости земли.

 

Их находить – иметь вдвойне,

Их пересчитывать – к убытку.

Так скарб накопленный улитка

Повсюду тащит на спине.

 

И завершает свой маршрут,

В душе не ведая разлада,

Так, что имеешь, то и надо

Тебе,

А больше – не дадут.

 

 

***

 

А под репейником спала

От капель спрятавшись, пчела.

И под мохнатой лебедой

Жук притаился золотой,

И бабочки сложили крылья,

И луг запах прибитой пылью, –

До неприметности знаком,

До удивленья неожидан,

Когда ему простым дождём

Был елисейский образ придан.

А чем ещё в своей весне,

Рассвет с горчинкой молочая

Захочет приоткрыться мне,

Чего ещё наобещает?

 

 

***

 

Не болей, не грусти, что прихода

Светлой осени долго мы ждём.

Яблок цвета гречишного меду

Принесу в твой задумчивый дом.

 

Я спущусь по Матросскому спуску,

Мимо синих трамвайных путей.

И ещё подарю таракуцку,

Как тепло бессарабских степей.

 

В этой тыковке с круглой верхушкой,

Что, как праздник воскресный, красна,

Если высушить, как в погремушке,

Будут дробно шуршать семена.

 

Помнишь детство под Новым базаром.

Где дырявый стоял балаган,

Покупали почти что задаром

Мы такие у пёстрых цыган.

 

Давних дней всё длинней силуэты,

Вянут мальвы и зреют дожди,

Безоглядно кончается лето,

Будто снова вся жизнь впереди.

 

Не болей, мы поправим подушку,

Наше снадобье будет иным:

Жёлтой тыковкой с красной верхушкой,

С молдаванским названьем смешным.

 

 

ЛИСТОПАДНОЕ

 

Оборвётся, а там и забудется речь листвы,

Будет некому вторить – замрёт в подворотне эхо.

Лишь проникнешься просьбой: «Да полно, оставьте вы…», –

И уже расхотелось куда-то спешить и ехать.

 

Выйдя, уши замкнешь – и помех посторонних нет:

Тишина стоит, как в пустом танцевальном зале,

Где в углу пианино, и вытоптанный паркет

Вместо стертого лака сверкающим солнцем залит.

 

Но опять возвращаешься, чтобы начать с азов:

Ночь – итогом, звенящий рассвет – недосыпом.

В перебранке клаксонов, тушуясь под визг тормозов,

Листопад переходит на шёпот, и сыпет, сыпет,

 

Со спины подбирается, в ногу с тобой идёт,

Наполняется музыкой той, что нисходит свыше.

Он, как внутренний голос, который тебе не врёт,

Но шумами забит, и поэтому еле слышен.

 

 

***

 

Когда-то здесь была она,

Сидела, в зеркало смотрелась,

Перебирала нитки, грелась,

Горячим кофе у окна.

 

Сменила выраженье грусть,

Остались от неё в грядущем

Гадания на чёрной гуще,

Давно беспочвенные пусть.

 

В век электронных скоростей

Уместно ли придать значенье

Возникшим числам, совпаденьям

Неясных знаков, вензелей,

Растекшихся?

На донце блюдца

Желанья давние сольются

И домысел внезапный.

Что ж!

 

В гаданье правды ни на грош.

Но, обнадёжен пустяками,

Ты обжигаешься глотками

И торопливо кофе пьёшь.

 

 

***

 

Рельс, как блестящий след болида,

Раздвинув просекою лес,

Несётся, уходя из виду,

Наперекор, наперерез

Реке, равнине, окоёму,

Проводит бритвой по мосту,

И эхо отдаётся громом,

Вдали отставшим за версту.

 

В пространство вклиниваясь рогом,

Вперёд по выжженным корням

Бежит железная дорога

Под стать железным временам.

Они и душу перемерят

Своим оковным колдовством,

Не став любовью – переменят,

Взрастят, не ставши естеством.

 

 

***

 

Сладко ль жить в отдалении мглистом?

Виноградом кудрявится двор,

Свесясь, жимолость веткой душистой

Прикрывает от света забор.

 

Затаённой обиды отраву

Пьёшь упрямо глоток за глотком.

Ни к чему приворотные травы,

Что растут по дороге в твой дом.

 

Но, винясь перед ним за разлуку,

Так хотел бы вернуться с пути,

Чтоб его, как слепого за руку,

Через улицу перевести.

 

 

***

 

Нас в прошлое не возвратят

Ни улицы ревнивый оклик.

Ни облупившийся фасад,

Не приобретший новый облик,

Ни сохраняемые зря

Рассыпчатые СМС-ки,

Ни патиною октября

Подёрнутые перелески,

Ни однострочное письмо

На поднятом листке кленовом,

Что по ветру летит само…

Чернильных слов подтек лиловый

Зальёт и адрес, и число,

И где посланье это, если

Так много листьев намело

Под лестницу в твоем подъезде…

 

 

***

 

Что стало новым, в сущности, старо,

А что привычно, то непостоянно.

Парит орёл над степью безымянной,

В траву роняет сизое перо.

Не мне прервать кружения спираль,

Незрима нить закрученных сюжетов.

Я, как в твои глаза, взгляну сквозь даль

За окоём, – ты будешь частью света,

Как неумело мы делили кров,

Я расскажу, – ты станешь частью речи.

Пусть поглощённый блеяньем овечьим,

День не поймёт значенья этих слов.

Но можно ли стоять особняком?

И этой жизни часть предстала долей.

Спешит за ветром перекати-поле.

Кружит орёл над серым большаком.

 

 

***

 

Холод вкрадчивый, как аноним,

Осыпаются кроны платанов,

Жить хронической грустью больным

Всё равно, что любить непрестанно,

 

Неустанно удачу пытать,

И на прописях стачивать перья,

И в беспамятстве копья ломать,

И потом сожалеть. Но теперь я

 

Прошлой суетности даже рад.

Распрямляю с дыханием плечи,

И на смотр вызываю парад

Нестыковок и противоречий.

 

И сквозь веки, как поздний рассвет,

Провожаю их марш неизбежный.

Так же возраста иммунитет

Побуждает к движеньям неспешным.

 

Так одно выбираешь из двух,

Уравняв рычаги перекосов,

Упредив утончившийся слух

От риторики лишних вопросов.

 

Так окраску меняет листва,

Так на миг замираешь от счастья,

Запустив холодок в рукава,

Улыбаясь в преддверье ненастья. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера