АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Поэзия Донбасса

Ирина Карпова, Андрей Шталь, Елизавета Хапланова, Александр Товберг, Светлана Шемякина, Иван Нечипорук


Ирина КАРПОВА



г. Красноармейск


Член творческого объединения «Соцветие».


 


***


У дороги яблоньку снарядом


Повредило, обожгло огнём.


Всех в пути благословляла взглядом


И не гнулась перед вороньём.


 


Почернела, опустила плечи,


Блюз осенний листьям не кружить.


На земле, что стонет от увечий,


Нет надежды горе пережить.


 


Но на диво расцвела невестой


В октябре ? злой воле вопреки.


К жизни возродилась светлой вестью


И не прячет белые виски.


 


***


Душа кричит в безумии войны,


Где беспощадность разум выжигает.


В какой игре, за что страдаем мы?


Земля на грани взрыва выживает…


 


Душа в огне пытается найти


Тот знак иль слово, что несут спасенье,


Взывает к Богу, чтобы обрести


Земле надежду, а не прах забвенья.


 


Гремит смертельным лязгом гимн войны,


Уносит поколенья страшным маршем,


И нет ответа у слепой судьбы ?


Зачем седые дети стали старше?


 


Душа, прошу, от боли не умри,


В большой беде не стань глухой, жестокой.


Ты силой веры всем тепло дари


И помни ? в этом ты не одинока!


 


***


Ты умерла страна, когда в людей стреляла    
Недрогнувшей рукой карающая власть,
Когда земля от сострадания стонала
Молитвой к Богу, чтобы нам не дал пропасть.


Единой не была, единою не стала,                
Под звон монет америкосовских дельцов
Нацизмом Рада Украину растоптала
И  вновь готовит батальоны подлецов.


Нас зачищают, не скрывая лютой злобы,
Мы – под прицелом войск, снующих по стране.
Здесь террористов нет, их выдумали, чтобы
Спалить юго-восток  в бушующем огне.


Вы умерли, «царьки», когда в людей стреляли,
Когда пошли ва-банк  на свой народ войной.
Вы умерли, «царьки», как только подписали
Преступный сговор свой


с враждебной стороной.


 


Андрей ШТАЛЬ


г. Краматорск


Член Межрегионального союза писателей.


 

Старик с книгой


 

На улицу мою во двор напротив,

К контейнерам, где старая беседка,

Приходит бомж, как будто на работу,

И роется в отбросах и объедках.


 

Он пахнет луком и гнилой картошкой,

В его одежде нет и тени лоска.

Он в этом мире, словно понарошку,

Как персонаж Иеронима Босха.


 

Ему года страшнее, чем вериги,

Лицо в морщинах, на руках – парша.

Из хлама он вытаскивает книгу,

Садится и читает не спеша.


 

Строка ползёт за строчкою упрямо,

Явились «чёрный вечер, белый снег» ?

Поэзии великой панорама,

И с книгой разговор наедине.


 

Он снова перечитывает Блока,

Как много лет назад, в библиотеке,

А жизнь идёт всё так же где-то сбоку,

И тонет в займах, ссудах, ипотеке.

 

Судьба человека


 

Жил, как умел, но налоги старался платить,

В ливень учился летать и ходил по воде,

Помнил ошибки свои, исправлял кое-где,

Целей не ставил, но вечно сбивался с пути.


 

Утром, бывало, яичницу съест с колбасой,

Выйдет из дома, возьмёт себе кружку пивка,

Сядет в трамвайчик, а если дорога легка,

Место уступит случайной старухе с косой.

 


Когда в ничто исчезнет смерть


 


Я знаю, будет шар земной


В одно прекрасное мгновенье


Повержен радиоволной,


Каким-то хитрым излученьем.


 


Проникнет гибель в каждый дом


Нас не спасёт от смерти вера…


И мы, конечно же, умрём,


Опять не дочитав Гомера.


 


Сомкнётся жизни западня,


Тела рассыплются на части,


И будет шарик без меня


В другую сторону вращаться.


 


Когда ж исчезнет даже смерть,


Жизнь непременно возродится,


И будет в воздухе лететь


Гомер, десятая страница…


 


Елизавета ХАПЛАНОВА


г. Макеевка


Член Межрегионального союза писателей, руководитель макеевского литобъединения им. Николая Хапланова.


 


В двух сантиметрах…


 


                30.08.2014 г. На одном из украинских блокпостов… 


 


В двух сантиметрах ото лба –


Огонь задуло…


Я не слаба. И – не раба.


Но рядом… дуло.


 


Задев за самый хвост судьбы,


Надежды тают.


Те, с автоматом, не правы …


Я – не святая, 


 


Но кто сказал, что мне пора,


В футляр фигуры?!


Разрезав Завтра и Вчера,


Застыло дуло…


 


Друг в друга смотрим – он и я:


Стрелок – добыча.


В его глазах агония


(Стрелять привычно),


 


В моих – туман… Над головой –


Родное небо.


…Ведь ты – земляк! Так будь собой,


Не жми так слепо


 


На свой курок, иуд приказ


Опять исполнив.


Заждался строк моих Пегас,


Мой парус вольный!


 


Но даже воздух, как стальной, –


Чужой фактуры…


Я так хочу в Донбасс, домой!


Но… рядом – дуло.


 


Горит закат…


 


Червлёным знаком красится закат –


Не чёткий признак нового крушенья.


Внутри зеркал… пустуют отраженья.


В тиши дворцов готовится парад…


 


Подковы счастья сбиты с полпути,


И колесница порохом набита…*


Горит закат – и празднует Эрида,


накинув на Распятье палантин,


 


Победу – торжество среди огня.


Под куполом надежд звучит акафист…


Свой дом покинул белокрылый аист,


Оставив небо в черни воронья.


 


Пророков нет. Лишь челядь и тузы.


И всё предсказано… давно… бубновой картой…


Искра` вчерашнего – окно в горящем Завтра.


В огне найти ли капельку росы?


 


Безумствует разбитый «Колизей»…


Несут венки к обломкам шумной сцены,


Где призрак вдохновлённого Родена


Хватает суть развязок и потерь*.


Но никому не спрятать в маскхалат


своё лицо, ступив однажды в Вечность.


Горит закат… И каждый им помечен.


В тиши дворцов готовится парад…


_ __ __ __ __ __ __ __ __ _


* Греч. бог войны Арес ездил на колеснице, запряжённой четырьмя лошадьми.


* В работах Родена обычно отмечается его умение схватить «то мимолетное, едва уловимое, что характерно для находящегося в постоянном движении человека».


 


Излишни слова


 


Ты просишь не рваться в свой Дом,


омытый дождями боёв,


пронизанный холодом пуль.


И заперты сны на засов…


 


Поверь, здесь излишни слова


О том, чтоб не ехать в войну…


Любовью к тебе… я жива,


Но болью Отчизны… живу.


 


………………………………………………………………………………………


 


Александр ТОВБЕРГ


г. Красноармейск


Член литобъединения авторов Донбасса «Стражи весны» и Межрегионального союза писателей.


 


***


Время ? полдень, время ? нерв,


А до ночи ? долго-долго.


Не зацикливайся ? верь


В чувство памяти и долга.


 


Погоди себя терять,


Не найдёт потом никто ведь.


Матерея, матерясь,


Разгонись ? не остановишь.


 


Если сбит ориентир ?


То заблудишься в дороге.


Объявляя миру мир,


Будешь бой вести в итоге.


 


Доброта ? скорее, блажь,


Вера в призрачного Бога.


Впав в религиозный раж,


Перед тем поешь гороха.


 


Так быстрее попадёшь


В небеса или ? куда там?


Только никого не трожь


Там и не ругайся матом.


 


Дам тебе ещё совет,


Пока ночь идёт по следу, ?


Всё написанное ? бред!


В этом просто смысла нету.


 


Впрочем, смысла нет ни в чём ?


Ни в словах, ни в многоточьях.


И родившись, обречён


Ты сомкнуться с этой ночью.


 


***


Насколько мы мелки ?


Настолько мы ничтожны.


И чёрные мелки


Наш вымысел итожат.


На фоне чуждых слов


Осиротела память.


Отправив ум на слом,


Взбираемся на пальмы.


 


В окаменевший век


Мы приняли на веру,


Что слово «человек» ?


Химерно и пещерно.


 


Чем дальше ? тем страшней,


И с каждым вздохом меньше


Среди людей ? людей,


А среди павших ? певших.


 


И скачем в миражи


На палке, на скакалке ?


Всемирные бомжи


Международной свалки.


 


………………………………………………………………………………………


 


Светлана ШЕМЯКИНА


г. Дзержинск (Торецк)


Член Межрегионального союза писателей.


 


Мой город устал от войны


 


Мой город устал от войны, провокаций,


Бессмысленных лозунгов: «Це Україна»,


От всех больше года живя в изоляции,


Лишен права голоса, выбора, мира.


 


Мой город измучен, истерзан, изрытый,              


Бетонными блоками взятый в кольцо


(Наверное, Богом он, грешный, забытый),


От скорби его посерело лицо,


 


Осунулся, скован… Свидомое братство


Нелёгкой его наградило судьбой, –


Стать буфером между свободой и рабством,


Востоком и Западом… светом и тьмой…


 


***


Стылый ветер холодил нещадно душу,
Сердце трепеталось, словно рваный лист
Поздней осенью на ветке голой груши, –
Я услышала нежданно громкий свист
Пролетающих снарядов надо мною.
Невозможно словом чувства передать:
Боль, отчаянье, растерянность… Войною
Демократию пришли к нам утверждать…


 


***

«Волим под царя восточного православного! Лучше в своей благочестивой вере умереть, нежели ненавистнику Христову, поганцу достаться!»

(Ответ народа на речь Б. Хмельницкого о воссоединении с Россией, произнесённой предположительно 8 июня 1648 года).*


 


Уставшие от громких обещаний


Всех тех, кто здесь, и тех, кто за чертой,


Мы ждём освобожденья немолчаньем,


Победы разума над противостояньем


И возвращенья скорого домой,


 


Где жили наши прадеды веками


В тени крыла двуглавого орла.


Нас мимо воли замуж отдавали, –


Для утоления амбиций чьих-то ради…


В огне войны  брак выгорел дотла…


 


Не надо больше громких обещаний


Ни здесь, ни там – устали от вранья,


Устали от преград и испытаний.


Рассудку здравому вонмите! Зла скитаний


Довольно на чужбине сыновьям!


 


_ __ __ __ __ __ __ __ __ _


*Договор Войска Запорожского с Русским Царством о принятии запорожцев в подданство русского Царя и оказания им военной помощи в борьбе против шляхетской Речи Посполитой упоминается в истории как «Мартовские статьи», «Статьи Богдана Хмельницкого», «Переяславские статьи», «Переяслово-Московский договор». Обсуждение статей было начато 8 января 1654 года на Переяславской раде, 27 марта 1654 года они были одобрены московским царём.


 


………………………………………………………………………………………


 


Иван НЕЧИПОРУК 


г. Горловка


Член правления Межрегионального союза писателей и исполкома Международного сообщества писательских союзов. Член Союза писателей России, руководитель литобъединения авторов Донбасса «Стражи весны». Член литературного экспертного совета журнала «Северо-Муйские огни».


 


***


Здесь нужно дышать осторожно,


За гласностью – страстный надзор.


Где социум сложный и ложный,


Где время пугливо до дрожи,


Где строгие взоры в упор.


 


Тебя не спасёт андеграунд,


Софитов притушенный свет…


Где битвой становится раут


Тебе нужно выстоять раунд,


Иного пути просто нет.


 


***


Вечер приходит, пустеют проспекты,


Город не спит, затаившись в ночи.


Час комендантский – суровый инспектор.


Город, смирившись, устало молчит,


Ждёт, когда небо пронижут  лучи,


 


Сжав кулаки, терпит раны окраин,


Терпит разрывы осколочных мин,


Скорбное время с ним в кости играет.


Город уставший, но верой храним…


С чёрною силой один на один.


 


***


И снова заговор молчанья равнодушных!


Общественность, как в рот набрав воды,


Молчит, безукоризненно-послушно,


В который раз свои пятная души,


Не видя в смерти никакой беды.


 


А ВСУ вновь бьют по автострадам,


И зарево терзает синь небес,


И города уходят в бездну ада…


Но мир молчит, как будто так и надо,


А геноцид – естественный процесс!

К списку номеров журнала «Северо-Муйские огни» | К содержанию номера