АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Матвей Чойбонов

Из тьмы священного сосуда



Перевёл с бурятского
Иван Тертычный



* * *
Эх, до чего корявое и там, и сям житьё!
Одни, посмотришь, славные, другие же — зверьё.
Одни — в трудах да тяготах, другим — не жизнь, а пир.
Один одет с иголочки, другой — реклама дыр.
Ну что же — духом падать? Кручиниться? Рыдать?
Хоть беден ты, но честен, есть свет в тебе и стать!
Ты выстоишь, я верю. Храни добро и честь,
Храни надежду, веру. А справедливость — есть.


Суровый взор

Ох, как суров свинцовой тучи взор!
В каком досель он побывал краю?
Несёт он гром и молний яркий спор.
Не надо страхом мать томить мою!

О, колыбель Земля, твой чистый дар —
Луга в цветах, тягучие леса —
Ждёт, что вот-вот обрушится удар
И полымя разверзнет небеса.

Как стая перелётных птиц, трава
Рванётся вдаль, и закипит река…
И тут родятся горькие слова:
— Всё буйство трав уложено в стога…

Ну что ж, беги, трава, в земную даль!
Вскипая, бейся в берега, вода!
Жалеть себя? Нет, мне себя не жаль.
Иных годов настала череда.


* * *
Идут, проходят годы,
Своё упрямо гнут…
И вот в простор свободы
Наследники идут.
Ах, радость — дети, детки!
Не разбредайтесь! Ведь
Учили наши предки
Один приют иметь.
Один… Плутаешь в мраке.
Один… Намнут бока.
А дружные собаки
Съедают и быка!
И прочие заветы
Понятны и просты:
Стремись душою к свету —
И будешь светел ты;
Своим в родном народе
До дней последних будь —
И в звёздном небосводе
Прочертишь верный путь!


* * *
Из тьмы священного сосуда —
Утробы матери моей —
Я вышел в мир, увидел чудо —
Белейший лотос средь полей.

Каким повеяло богатством!
Какая радость обняла!
О, как манит его убранство!
Но — разные у нас дела:

Он дарит чистоту и негу
И украшает мир земной,
А мне брести в ночах по снегу…
И волчий вой пойдёт за мной…

Но лотосом вплыву я в реку…


* * *
Порой страшнее человека
Созданья в мире этом нет:
Он губит род, народ; калекой
Живёт, позоря белый свет.
То злата хочет, то услады,
То подавай немедля рай…
Иного ничего не надо!
Одно лишь знает он: давай!..
Не знавший доблести и чести,
Тепла родного очага,
Уйдёт — и канет он в безвестье
Без слова друга и врага.


* * *
Ты встретишь в жизни разное:
И радость, и печаль,
И осень распрекрасную,
И мая синь, и даль.

Ты встретишь в жизни всякое:
И чудо ясных лиц,
И мрачное, двоякое,
Где тень и свет слились.

Ах, колокольчик медный!..
Любимая!.. Она!..
В какой-то час заветный
Та встреча суждена.

С любимою однажды
Земной увидишь рай:
Медведь там будет важный,
И ловкий горностай,

И белки, и косули…
Все жители тайги.
Всё есть в моём посуле?
Запомни. Сбереги.


Сказитель

Смотрю с горы в просторы,
На синь и облака,
На полного задора
Родного степняка.

Душа, как лебедь белый,
Летит своим путём —
В заветные пределы
В сиянье золотом,

Где вечная лампада,
Где нет пустых страстей…
Сегодня ждать мне надо
Явления гостей.

О, гости дорогие,
Почтенные друзья!
Мы стали все другие —
И он, и ты, и я.

Сказителя послушать
Мы нынче собрались,
Чтоб вновь с наплывом души
Несло и вдаль, и ввысь;

Там жаворонка звоны,
Там детский плач и смех
И на зелёных склонах
И шум, и жар утех;

И табунов движенье,
И серебро подков,
И бурное смешенье
Людей, событий, снов…

Врачуй, сказитель, души!
Напев протяжный твой —
То суховеем сушит,
То потчует водой!

Врачуй, сказитель, пой…

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера