АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Осокина

Утки

На пруду

 


Серый осенний день. Утки на пруду. То-то у них  веселье! Много их собралось: кучками, группками и на этом берегу, и на  том. Взлетают с воды и опускаются на воду и не как-нибудь, а с размахам,  с разлетом, долго еще едут по воде, прежде чем окончательно  приземлиться (или может, приводниться). Это у них, наверное, развлечение  такое: вжи-к-к! и бороздят поверхность воды лапами еще несколько  метров.
А другие утки ныряют под воду, стоят потом вниз головами, а лапки и  гузки их кверху торчат, выискивают там что-то съедобное клювами своими в  водной глуби.
А ближние утки, которые на этом берегу, с этой стороны, как бы неспешно,  задумчиво плавают, ждут подачек от гуляющих по берегу людей — ждут  хлебных корочек и крошек. И люди бросают им с удовольствием, многие за  этим сюда и пришли: покормить уток. Мамы с колясками, гуляющие неспешно  пенсионеры, собачники с собаками. Вот кинули очередной кусок:  кря-кря-кря! — всполошилось утиное сообщество, налетели, разобрали по  клювам. Кря-кря-кря! — еще хотят ненасытные!
На берегу — голуби с воробьями, тоже ждут подкормки. И голубям бросают, и они кормятся, и воробьи не отстают.
Утки же на другом берегу просто веселятся: ныряя и выныривая, взлетая и  приземляясь. Их там никто кормить не будет: берега крутые,  нецивилизованные, не подойдешь. А уткам все равно, весело резвятся в  воде, брызги кругом летят: кря-кря-кря! кря-кря-кря!
Наверное, хорошо быть утками. И в дождливый день для них праздник! И для  радости им ничего почти не надо: только водную гладь, немножко хлебных  крошек и свободу: свободу взлетать и приземляться, приземляться и  взлетать!
Кря-кря-кря! Кря-кря-кря!




Утиное царство

 


Прошлась мимо озера: зима, декабрь, снег, мороз,  озеро почти все уже замерзло. Но осталась у нашего берега небольшая  полынья, которую облюбовали себе дикие озерные утки. Они все лето тут  жили и на зиму улетать никуда не захотели. Так и остались на озере, а  сейчас — вот в этой полынье.
Много их развелось за лето, да и в принципе, и новый выводок, и старые  утки, все в одной куче, в одной большой полынье. Если так прикинуть на  глаз, то сколько ж их будет? Может 300-400, а может, и все 500. Но  много, не вот тебе с десяток-другой, несколько сотен уж точно. Целое  утиное царство! Живут себе бок о бок с людьми, в городе, в большом  городе, и ничего, живут, как видно, припеваючи. Вон какие упитанные и  важные, да и чистенькие к тому ж!
«Они же диетические!» — глубокомысленно заметила одна пенсионерка. Да,  действительно, утки эти диетические, взросли и окрепли на природном,  экологически чистом корме, и вполне пригодны для стола. Только никто их  здесь с этой позиции, конечно, не рассматривает, разве ж можно? Они тут  вроде как только для интерьеру, для красоты. У кого ж тут рука  поднимется на уток! Нет, здесь их только кормят, и любуются ими, поэтому  они и развелись в таком несметном количестве. Но все равно, у всяких  там голодных старушек, гуляющих по окрестностям, порой западают такие  мысли в голову.
Да, утки диететические, но что же они тут едят, с чего они так  разъелись? Вряд ли с хлеба, который им приносят гуляющие по берегу  пенсионеры и мамочки с детьми. Конечно, их подкармливают хлебом, но вряд  ли такого количества, какое им перепадает, достаточно для нормальной и  даже сытной жизни. Их вон сколько, а хлеба, если кто и кинет, то так  немножко, пара-тройка кусочков. Да и вряд ли хлеб является нормальной  пищей для уток. Это скорее вредная для них еда. Но чем же они тогда  питаются, с чего они так разжирели? Ведь в этой холодной, ледяной воде,  вряд ли осталось хоть что-то, чем можно пропитаться! Все это было летом,  а сейчас в этой воде ничего живого нет. На льду, на снегу тоже ничего  нет, а по помойкам и около домов утки не лазят, они же водоплавающие и  держатся около воды. Да, вопрос вопросов!
И ответа на него я не нашла. Между делом я задумалась и о корме для  других зимующих у нас птиц. Что, например, едят зимой вороны, голуби и  воробьи? Вот представьте себе, на земле ничего раздобыть нельзя, земля  засыпана снегом и достаточно глубоким, даже если порыться, ни до чего не  докопаешься.
Дорожки тоже ледяные, либо асфальтированные, либо снежные. Ничего на них  особо не насобираешь. Деревья стоят голые и в снегу, есть немного ягод  рябины, но на всех и на всю долгую зиму опять же не хватит. Вы думаете,  все эти птицы кормятся на помойках? Я сомневаюсь, так как контейнеры с  пищевыми отходами закрыты тяжелыми крышками, потом мусор очень быстро  увозят. Да и не видела я там особо никаких птиц, ну, может, иногда пара  ворон или голубей где-нибудь крутится. Но ведь тех же самых ворон, да и  голубей в округе довольно много, а вот чем они питаются зимой —  непонятно. И пришла мне в голову мысль, что вряд ли они питаются чем-то  материальным, потому что нет ничего для них съедобного зимой. Значит,  есть какие-то альтернативные источники питания для птиц, которые  неведомы нам. Вот так.
Но вернусь к нашим уткам. А что будет, когда замерзнет эта полынья, куда  они денутся? А ведь она замерзнет, озеро у нас замерзает полностью, это  только вопрос времени, и, возможно, через пару недель все озеро будет  ледяным. А утки? А утки перейдут в таком случае на другую сторону  плотины, где озеро наше превращается в бурный ручей, вот там они и будут  обретаться, но только опять же как? Там особо-то не поплаваешь, там  очень бурная вода. Но даже эта бурная вода в сильные морозы замерзает  полностью. И вот тогда куда они денутся? Даже не знаю. Этот вопрос  недоступен моему пониманию. Может, перейдут на время в какой-нибудь  иной, параллельный мир, переждут там морозы и потом опять устремятся  сюда, к нам, в родное озеро.

К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера