АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Квадратов

Внезапный приступ памяти

 


 


***


Аня тянет жизни провод,


Спать ложится в полвторого –


Длится проволока сна,


К ней судьба приплетена.


 


Утром Ане примотали


Крайне важные детали,


Очень нужные дела.


Дальше пошла.


 


***


вьются тучи бьётся пыль


мчится реанимобиль


по заезженному полю


злое сердце прокололи


наши добрые слова


сам виноват


 


***


бешеный колобок


лешего поволок


ел его за кустом


нервным порванным ртом


впрок  оставил кусок


на потом


 


***


не спи, красавица, не спи, не притворяйся спящей


наверх поглядывай, следи за грифелем скрипящим


где день безвидный был – взамен рисуют целый мир


и будут нам двойной обед и розовый пломбир


счастливые слова, приветливые лица


и каждый праздник, несомненно, наш


 


но демиурга твёрдый карандаш


примерно в этом месте рвёт страницу


 


***


– открывай, полиция, кто там в доме


– кто в доме, кто в доме – в доме гномы


есть какие-то ещё, но мы не знакомы


вот же, сволочи, приходят среди ночи


барабан заклеен  противотабачным скотчем


костяные дудки из съеденных животных


в основном скелеты, но несколько плотных


палки, верёвки, пелерины на вате


– нет, не откроем – давайте, поджигайте


 


***


отчего моя собака лает


ведь не лает так собака выросшая в стае


это просто глупая домашняя собака


сердится на улице на первый встречный запах


погуляли и назад подходим к дому


радуется жучка запаху второму


как собака рада мы к еде успели


толстая собака что живёт в постели


 


***


Паша Ангелина


Летала на велике.


Малиновый шарфик по ветру,


Мелькают гетры.


Напевает, весёлая,


Над лесами и сёлами.


 


Ах, Паша, Паша,


У нас здесь страшно,


Не приземляйся, не надо.


 


Не слушала Паша,


Вернулась. Обидели, гады.


 


***


Пионерам бьют отбой.


Объявляет звеньевой


сарабанду – белый танец.


Вот Она идёт ко мне:


в лёгкой сумке на ремне –


похоронный барабанец.


 


***


Сгущалась осень. Близорукий сторож


товарищества старых садоводов 


сидел на воздухе. У ног горел костёр,


большая золотая саламандра


лежала меж поленьев и дремала.


Стихийные жильцы всегда при деле.


В походном котелке варилась,


булькала вода из ручейка.


Туда попала нимфия случайно –


сердито фыркала; однако, ей кипячение


ущербом не грозит –


стремительным клубочком пара


всегда сумеет вовремя уплыть


по воздуху обратно в водоём.


Но сторож фырканья не слышал –


его внезапный приступ памяти сразил.


Бывает, мышеловкой прижимной


прихватит пальцы третий и второй


неловкому охотнику за мышью.


Так с памятью. Но память не отбросишь


подальше от себя как мышеловку.


Коварная вцепилась – не отпустит.


И сторож  пойманный сидел, глядел в огонь.


Что помнилось ему – уж не узнать:


восставшие сожгли сторожку.


 


***


серый котик лёг в кровать


только ты не хочешь спать


поиграем во дворе


пистолетик в кобуре


на газоне полежим


мыши съели третий рим


продолжается игра


улетаем, всё, пора


 


***


соседке


выдали букварь забыванья


она старалась


уже не помнит что Наша Маша мала


что Норы сыры


за год прошла почти все слова


забывает  буквы


ну да


 


***


время протёртое


до полчетвёртого


морщатся спящие


мчится под городом


вдаль по оранжевой


литерный праздничный


полон поющими


время танцующих


до пересадочной


навьи черёмушки


к выходу к выходу


парами тройками


тихо там


тихо там


 


***


спорщица –


я идиот


морщится –


пятый пролёт


крестится


левой рукой


лестница


вечный покой

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера