АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Людмила Херсонская

Материя случая. Стихотворения

***


Все не любят ее с утра,
все спали, а она не спала.
Из чего-нибудь сделаны эти ее игрушки,
все эти вязаные носочки,
ботики, бантики, пелеринки,
пряники, золотые корзинки,
открытки, фантики, уголочки,
темные комнаты, кладовки, ловушки.
Из чего-нибудь сделаны эти ее детские страхи,
кровь из пальца, перья из мягкой подушки,
пыльные подоконники, скользкое под ногами,
дедушка со вставными рогами,
висящие за окном куриные тушки,
сохнущие на морозе рубахи.
Из чего-нибудь сделана та, кто в двери стучит,
дома тихо, родители на работе,
никому не открывать, спрятаться под кровать,
даже если это пришла какая-то добрая тетя,
из чего она сделана, неизвестно,
может, это в коробке кукла, может, в гробу невеста,
спрашиваешь, кто там - она молчит.

 

***
Так у него ничего, серое вещество,
материя случая,
голова в некотором смысле самое лучшее,
самое пропущенное, что есть у него.
Он поворачивает голову в рассуждении света,
шума в ушах, тины в камышах, звука шагов.
Голова в некотором смысле – это
присутственный орган для немыслимых его врагов.

***

В словаре сказано, что путина –
это время, когда рыба идет большой массой,
со дна поднимается теневая тина,
заведовать массой - это заведовать кассой,
это махать косой – повсюду живые
и мертвые, настоящие, теневые.
По мановению удочки, по зигзагу удачи,
по излому суда, по судьбы изгибу,
по течению, против воли, минуя дачи,
по шоссе, по улицам проплывает разная рыба.
Ловится маленькая, ускользает большая,
проходит в черные дыры рыбацкой сети,
мама говорит сыну: - Я тебе разрешаю
остаться одному никому не скажу на свете.
Время остановилось, время путины,
стрелки часов можно крутить обратно,
мороженый хек выглядывает из витрины,
стоит недорого, режется аккуратно.

***

Так она говорит, как будто знает – об этом нужно молчать,
как будто занозой в сердце в пальце торчать,
на детских пальцах – сбитые ноготки,
в детском сердце – буксы, бяксы, крючки,
в детском сердце его оперировал врач,
она говорит, об этом нужно не плачь,
об этом нужно не стой в проеме двери
и не смотри так на каждого, кто вошел, не смотри.
Так ребенок, научившись говорить, учился молчать,
тихо в детском сердце – в тихий час не кричать,
не вставать с кровати, закрыть засыпАть глаза,
в небе ходит детская большая коза-дереза,
страшная, белая, борода у нее торчит -
об этом нужно молчать, и ребенок молчит.

 

***

И вот его уволили с производственной стороны
как отрицательно ударный фактор трудового почина.
И вот он нес домой свои руки – руки были пусты и дрянны,
и он думал пустыми руками – ну, какой я теперь мужчина?
И он сжимал и разжимал кулаки - руки занять,
и видел проходящие шеи с поднятыми воротниками.
И одну тонкую весеннюю шейку – так, чтоб тоску унять –
свернул пустыми дрянными руками.

 

***

Ребенок приходит в этот мир,
чтобы его любили.
Он ни за что не пришел бы в иной,
чтобы его обижали.
Ребенок с круглой, как мир, головой,
круглый сирота.

 

***

Проводи меня куда-нибудь далеко,
до каких-нибудь зеленых ворот.
По дороге купи топленое молоко
и масло на бутерброд.
Там, за воротами, я буду пить, есть,
есть, буду – не достучаться, как не была.
Проводи меня до высоких, чтоб не залезть,
не перелезть, не кормиться с моего стола.
А уж я закроюсь на все замки, до всех небес,
ешь – не хочу, пей – не хочу, а ты
проводи и не лезь на стенку, а если влез,
не смотри вниз – голова закружится – с такой высоты.

 

***

Защитите девочку, вон как она дразнится,
вдруг ее захотят обидеть.
Вдруг разозлится взрослая тетя
оттого, что девочка - гадина,
вместо сердца ледяная градина,
плюется, матерится, проказница,
вдруг тетя начнет ее ненавидеть,
а вы стоите и как будто ждете
досмотреть до чего доводятся тети.
Защитите девочку - осторожо с ножом,
со спичками, со свастикой вместо косичек -
от несвежей иглы за чужим гаражом,
защитите девочку с рогаткой от птичек,
вон как она пиналась, разодрала коленки,
почирикала, почиркала себе венки,
скажите тете, чтобы поскорее ушла,
и пусть уносит отечественные отечные ноги.
Защитите девочку с большой дороги,
а то она, маленькая, очень зла.

 

***

Она слышит колокол так, будто он кривляется в голос, показывает язык,
доктор назначает ей рвотную терапию,
погружает ее в воду, неспешно признося Miserere,
смотрит на нее взглядом, который отвык
жалеть женщину с всклокоченными волосами,
с колокольными голосами,
которая, озираясь на внешних, прислушивается к внутренней вере.
Доктор считает, что это от полнокровия мозга,
готовит из шпанских мушек целительный порошок,
говорит, можно надрезать кожу, можно
обложить пиявками голову,
голые пиявки хорошо высасывают колокол из больного голого,
и от внутреннего звона излечивают хорошо.

 

***

Господи, Ты суров,
но когда эта старуха предстанет пред вратами Рая,
прикажи, Господи, ее пропустить, не отбирая
сладкие сырки, которые она взяла без спросу
в продовольственном магазине,
потому что они не уместились в ее пенсионной корзине.
Пусть она их, Господи, съест у Тебя на глазах,
горькие губы сладким платком оботрет .
Что там на Страшном Суде, сырки взвешивают на весах?
Что Тебе, Господи, душа грешная лишний рот?

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера