АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Карпенко

Сергей Арутюнов. Нижние Котлы

Сергей Арутюнов, «Нижние Котлы»
М, «Вест-Консалтинг», 2013

 

Новая книга известного московского поэта Сергея Арутюнова носит сугубо «пролетарское» название — «Нижние Котлы». Для тех, кто не знает, скажу: так называется железнодорожная платформа в Москве, рядом с метро Нагатинская. Раньше это было название подмосковной деревушки. «С 1891 года, отстроив, по его собственному выражению, “избушку на курьих ножках”, обитателем Нижних Котлов стал художник В. В. Верещагин (1842—1904), проживший здесь последние годы своей жизни» (Википедия). Нынче здесь располагается промышленная зона. Заводы и фабрики начали строить еще в конце XIX века. И обложка книги Сергея Арутюнова подчеркиваетнепарадность этого московского района: на ней изображены мужики в рабочих спецовках, снятые со спины. Они спешат то ли на работу, то ли, наоборот, с работы. Нопри чем тут поэзия? — спросите вы. Я думаю, «трудовая» составляющая — один из элементов поэтики Сергея Арутюнова. Его стихи — лирика свидетеля жизни городских низов. Пролетарская закваска лирики Сергея Арутюнова — не поза и не интеллигентский эпатаж. Я думаю, что поэт хорошо знает жизнь московских окраин и сочувствует их обитателям. Это, перефразируя Некрасова, «размышления у непарадного подъезда». Возможно, именно такая Москва ближе остальной России, а не Тверская или лубочный Арбат.
Те, кто родился в 70-х годах прошлого века, припозднились на вторую советскую оттепель — конца 80-х, и им довелось расхлебывать то, что началось в девяностых. Мы — те, кто немножко постарше — еще успели влить в свои души целебный бальзам новой, неслыханной свободы. Поколению Сергея Арутюнова достались только обломки красной империи, безработица и разгул бандитизма в стране. Все это крайне важно для понимания эстетики поэта. Уже обложка намекает на важность социального аспекта в лирике Арутюнова. Поэт, по Арутюнову — отнюдь не небожитель. Поэт — это выходец из глубин народных, он должен выстрадать небо болью за свой народ. Я думаю, Сергей Арутюнов нарочно назвал свою книгу таким «непривлекательным» названием. Чем непоэтичнее, тем лучше. Тем больше другой, новой, еще не тронутой предшественниками поэзии. Роза не упала на лапу Азора.
Особый интерес стихи Сергея Арутюнова вызывают тем, что автор сумел создать свой особый язык, не чуждый жаргонизмам, редким, а то и вовсе изобретенным автором словам. «Пипец», «десдичадо»… Последнее слово, испанского происхождения (рыцарь, лишенный наследства) пришло к нам от классиков начала XIX века Вальтера Скотта и Жерара де Нерваля. Несомненно, только хорошо образованный человек может оперировать такой лексикой. Подобной контаминацией низкого и высокого, широкой образованности и пролетарского сознания блестяще пользовался Гарик Осипов, Граф Хортица. Язык поэта — это еще и его рифмы. Оригинальная лексика Сергея Арутюнова неизбежно приводит поэта к нестандартным рифмам. Заграбастал—загранпаспорт, образинам—керосином, плоха ль—лохань, брючине—вздрючили,фриланса—финансы. Поэт-гражданин Арутюнов выступает против безликих «жерновов истории, мелющих заживо». Исповедь Арутюнова сердечна, взвешенна, человечна. Это не политическое критиканство Дмитрия Быкова, плавно переходящее в смехопадение. Стихи Сергея Арутюнова — это лирический дневник, а неполитзаказ времени.
Бывает, что эпоха «проговаривается» о себе устами поэта. И в этом смысле Сергей Арутюнов — глашатай своего времени. Слышу упрек: Сергей Арутюнов слишком много внимания уделяет «теневым» сторонам нашей действительности! Но поэт и не должен быть «попсовиком»: он — говорящая совесть своего времени. И, на мой взгляд, с этой задачей Сергей Арутюнов вполне справляется. Все остальные «задачи» поэзии — от лукавого.

К списку номеров журнала «ДЕТИ РА» | К содержанию номера