АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Иванов Алексей

История пожарных частей города Уфы

Немалый ущерб государству и населению приносят пожары. Меняются времена, меняются люди. Только пожарная охрана как в прошлом, так и сегодня по первому зову готова прийти на помощь людям. Недаром в свое время известный писатель Владимир Гиляровский подметил: «Каждый пожарный – герой, всю жизнь он на войне, каждую минуту рискует головой…» Полазь-ка по крышам зимой, в гололедицу, когда из разорванных рукавов струями бьет вода, когда толстое сукно куртки и штанов (и сухое-то не согнешь) делается как лубок, а неуклюжие огромные сапожищи на железных гвоздях, для прочности, делаются как чугунные. И карабкается такой дядя в обледенелых сапогах по обледенелым ступеням лестницы на пылающую крышу и проделывает там самые головоломные акробатические упражнения. «Иногда ежась на стремена карниза от наступающего огня и в ожидании спасительной лестницы, половиной тела жмется к стене, а другая висит над бездной…»

Трудна и опасна профессия пожарного. Когда разрушительное пламя взлетает, пожарный бросается в бой с ним, забывая об опасности. В этом единоборстве нет компромиссов, с яростной силой огненной стихии могут соперничать только сила духа, бесстрашие, самоотверженность.



Немного из истории пожарного дела в России

Русские летописи изобилуют описаниями «зла, равносильного мечу и нашествию иноплеменников». Александр Павлович Чехов, старший брат великого писателя, одно время редактировал журнал «Пожарный». «Древнюю деревянную Русь, – говорилось в нем, – беспощадно выжигали стихии в виде грома и молнии, жгли инородческие враждебные племена, жгли сами князья в междоусобных войнах, затем палили татары и проч.».

С XII по XIX век Москва выгорала частично или полностью 60 раз. По этому поводу историк Василий Ключевский писал: «…пожары были, так сказать, привычным явлением, к которому относились довольно равнодушно; если пожар истреблял сотню или две сотни домов, о нем и не говорили много; только тот пожар считался в Москве большим и оставлял о себе память, который истреблял по крайней мере 7–8 тысяч домов».

Самый страшный пожар в Москве произошел в сентябре 1812 года, когда в город вторглись войска Наполеона. Длился он трое суток и уничтожил три четверти города.

Опустошительные пожары происходили во Владимире, Суздале, Киеве, Минске, Новгороде, Пскове, Твери, Костроме и других древних городах России. Некоторые из них несколько раз выгорали полностью.

Началом своеобразной организованной борьбы с пожарами были первые указы, появившиеся в XV веке в царствование Василия Темного. В них шла речь о том, как обращаться с огнем и при каких условиях им пользоваться: не топить летом изб и бань без крайней надобности, не держать по вечерам в доме огня и т. д.

Определенный шаг вперед пожарное дело получило при Петре I. Он запретил строить в Петербурге деревянные дома. Всем жителям города было предписано чистить печные трубы в своих домах один раз в месяц. За топкой печей следили «объезжие головы».

По приказу Петра I были изданы и разосланы по всей стране планы и рисунки огнестойких крестьянских изб и дворов. Он даже написал и издал указ об устройстве печей, уменьшил в Москве количество часовен, так как они были деревянными, а тогда много пожаров возникало от свечей.

Меры, проводимые Петром I, несколько улучшили пожарное дело, способствовали в известной мере значительному сокращению числа пожаров в Петербурге и Москве. Был наведен некоторый порядок в организации тушения пожаров.

Первые пожарные команды появились в Москве и Петербурге в 1804 году. Комплектовались они из отставных солдат. Однако примитивная техника, отсутствие эффективных средств тушения не позволяли в ряде случаев успешно бороться с огнем. Выезжали пожарные на лошадях, воду возили в бочках и огонь тушили с помощью ручных насосов. Тем не менее героизм и мужество пожарных не знали границ. Рискуя собственной жизнью, пренебрегая опасностью, они боролись с огнем, спасали попавших в беду людей.



Первые пожарные части на территории Башкортостана

В середине января 1817 года Вильям Гесте представил план застройки Уфы императору. С момента утверждения плана несколько десятилетий строительство города осуществлялось по нему. XIX век – время всеобщей перепланировки российских городов. В генпланах закладывались и элементы благоустройства улиц и площадей. Главной заботой городских властей, основным вопросом, от решения которого зависели часто жизнь и благосостояние горожан, были предотвращение пожаров и борьба с ними.

С самого начала своего существования Уфа жестоко страдала от пожаров. Нередко город выгорал буквально дотла, как, например, в 1696, 1759, 1812, 1816, 1819, 1821 гг. Пожар 1759 года сыграл большую роль в изменении планировки Уфы. Возник он 23 мая от молнии, попавшей в Михайловскую башню кремля, с нее огонь перекинулся на рядом стоявшие деревянные постройки. Бедствие не ограничилось кремлем. Оно охватило прилегающие к нему улицы Малой Репной слободы и даже часть стен большого города. Всего сгорело 210 дворов. В делопроизводстве Уфимской провинциальной канцелярии сохранилось подробное описание этого стихийного бедствия, «…от которого состоявшая в кремле Михайловская башня, а от оной гаубтвахтная караульная изба с сенями и воеводский дом, так и канцелярия с некоторыми указами, протоколами, журналами и прочими делами и несколько гербовой и простой бумаги, да в собор церкви несколько ж церковных украшений и на колокольне боевые часы, тюрьма с острогом, девичий монастырь с двумя церквями и прочее… сгорело». После пожара кремлевские укрепления уже не восстанавливались. Территория бывшего кремля превращается в административный центр города; между ним и жилыми кварталами оставляется свободная от застройки зона во избежание «опасных случаев».

1812 год. Большой пожар в Уфе, сгорела половина города. Этот пожар показателен не только своим масштабом, но и причиной возникновения. В Оренбургской и Уфимской губерниях тогда бесчинствовала эпидемия сибирской язвы, и губернатор М. Наврозов решил сжечь навоз, надеясь, что дым очистит воздух и уничтожит заразу. Вокруг города соорудили навозный вал и зажгли со всех сторон. В результате город сгорел чуть ли не дотла.

Население и общественность всех городов России, в том числе Уфы, были серьезно обеспокоены тревожным положением, когда пожары происходили чуть ли не ежедневно, а бороться с ними не было возможности, техники, да и обученных пожарному делу специалистов не было. Частым пожарам способствовали преобладавшие в городской застройке деревянные здания, а также беспорядочность застройки. Строить из леса было дешевле, проще, привычнее. Среди состоятельных уфимцев еще долго держалось предубеждение против кирпичного жилья. Широко распространены были в Уфе застройки купеческих усадеб, когда жилой дом был деревянным, а хозяйственные постройки – кирпичными.

На облик жилого дома большое влияние оказывали постановления городской управы, связанные с защитой от пожаров. В 1886 году на основании Городового положения в Уфе определен ряд ограничений в строительстве. Приведем некоторые цитаты из этих документов:

« – перестройку и строительство новых зданий производить только после разрешения Думы, которая утверждает архитектурный проект;

– при возведении деревянных построек соблюдать пожарные разрывы между домами от 2-х до 4-х саженей или сооружать брандмауэры (кирпичные противопожарные стены) вышиной до конька крыши;

– деревянные постройки более 12-ти саженей не допускаются;

– кровля соломенная не допускается, кроме соломенно-коврового покрытия по “способу Красноуфимской фермы” в Нижегородской слободе».

Добиваясь исполнения этих мер, уфимское начальство часто вступало в конфликты с богатыми домовладельцами. Так, в 1885 году город через суд заставил купца Блохина сломать деревянный буфет, который он выстроил рядом с деревянным театром в своем саду. А еще раньше, в 1867 году, по жалобе соседей купцов Большаковых Блохина заставили поставить брандмауэр между их домами на Большой Казанской (улица Октябрьской революции, 1).

Особое значение имела обеспеченность водой на случай пожара. Использовались все близлежащие источники, включая колодцы частных лиц. Кроме того, город создавал специальные емкости для хранения воды. Так, в 1866 году городская дума купила дворовое место с колодцем около тюрьмы и казарм, «из коего можно образовать пруд». Благоустраивались и подъезды к озеру на Лазаретной улице (Солдатское озеро в парке Якутова) и к пруду Блохина на Голубиной (Пушкина) улице.

Для своевременного обнаружения пожаров в городе была устроена сеть пожарных вышек. По схематическому плану Уфы 1883 г., они размещались на улицах Александровской (К. Маркса), Большой Казанской (Октябрьской революции), Большой Усольской (Сочинская). В системе архитектурных доминант они играли далеко не второстепенную роль.

В связи с бурным ростом городов российское правительство и губернаторы на местах вынуждены были серьезно взяться за создание пожарных частей и команд. Деньги на устройство пожарной части собирали со всех горожан, хозяев кожевенных заводов, с балаганов, конфетных лавок, с земель, отводимых под постройку частных домов, и т. д.

В 1829 году на благоустройство Главной пожарной части с городских жителей собрано 496675 рублей. В том же году начался сбор денег для устройства первой пожарной части и собран согласно прилагаемой в архиве ведомости 8951 рубль.

В начале 1831 года уфимский полицмейстер майор Дерюгин выразил обеспокоенность недостаточным обеспечением пожарных частей личным составом, лошадьми и пожарным оборудованием. В связи с этим он рапортом на имя Оренбургского губернатора просит разрешения на приобретение 20 лошадей и инструментов для двух пожарных частей. Далее просит нанять «людей из граждан», в дополнение к 12 еще 13 человек. Губернатор дает согласие.

12 октября 1831 года майор Дерюгин докладывает губернатору: выключенные из Оренбургского батальона 94 человека «рядовых из лиц, неспособных к фронту, но хорошего поведения к полицейской службе», прибыли в состав Уфимской гражданской полиции, для службы в пожарной команде, и к 12 пожарным поступили на службу еще 13 человек. Итого 119 пожарных для двух частей.

Итак, со дня прибытия солдат для несения службы в пожарных частях началось регулярное круглосуточное дежурство в первой пожарной части, и 12 октября 1831 года нужно считать днем ее рождения (ныне это 4-я пожарная часть на улице Караидельской в Старой Уфе).

В 1878 году создана пожарная часть на базе вольного пожарного общества, образованного в 1877 году, а в 1913 году завершено строительство резервной пожарной части.



Каланча-долгожитель

«На площади базарной на каланче пожарной круглые сутки стоит солдат у будки», – писал Самуил Маршак. В сегодняшний век высоток и высокоскоростной связи столичные каланчи потеряли свое первоначальное назначение. И пятнадцатисаженная столетняя башня при пожарной части № 2 у парка Якутова стала историческим памятником.

Строительство одного из старейших в городе зданий – пожарной части № 2 по улице Центральной, 67 (ныне Ленина) – началось в 1904 году по инициативе пожарных-добровольцев, а завершилось лишь три года спустя.

– Телефонов и, естественно, телефонной комнаты еще не было, – рассказывает Вячеслав Гончарук, ветеран части. – По архивным материалам, на каланчу была проведена труба, по которой с постовым велись служебные переговоры.

Заметив дым от пожара, постовой дергал проволоку, проведенную с каланчи в дежурное помещение. Конец ее был привязан к звонку, прикрепленному на стенке к пружине. По этому тревожному сигналу запрягали пожарный обоз.

После выезда обоза на штанге-вертлюге вывешивался специальный шар. Один – если пожар имел малые размеры. Два-три шара – в том случае, если пожар увеличивался. Видя это, постовые других частей вызывали свои обозы.

Поговаривают, что лошади в обозе были так натренированы, что при ложной тревоге, не останавливаясь, они пробегали три круга вокруг части – только для того, чтобы выдохнуться.

На первом этаже части размещались помещения для обоза с большими воротами на один выезд и цейхгауз (склад для хранения обмундирования и снаряжения), на втором – служебные комнаты и залы для проведения разных мероприятий. С правой стороны было пристроено капитальное крытое железом одноэтажное на кирпичном фундаменте бревенчатое здание на три выезда. Оно предназначалось для пожарных ходов и лошадей. Наверху (антресолью) размещались квартиры, где проживали восемь служителей.

Штат части состоял из 8 человек служителей, транспорт – из 8 лошадей, 4 конных пожарных ходов, 1 линейки, трубобочечного, бочечного хода и фургона. В пожарное оборудование входили: насос (труба), две бочки (по 500 литров), багорный ход, 50 саженей пеньковых рукавов, фонари, 4 багра, 6 топоров, 2 лома, специальные крышевые кошки.

С левой стороны находился клуб Уфимского добровольного пожарного общества. В 1907–1915 годах он использовался как кинотеатр «Муравей». Доходы от показа фильмов поступали в распоряжение пожарного общества на содержание служителей и пожарного обоза. В 1915 году кинотеатр закрыли – в помещении содержали военнопленных (шла русско-германская война).

После Октябрьской революции пожарная часть Уфимского добровольного пожарного общества была передана в ведение городской пожарной команды. Первым брандмейстером был назначен Александр Дмитриевич Нагибин.

В начале 30-х деревянное здание части разобрали. Вместо него возвели двухэтажное кирпичное здание на 4 выезда. Три года назад здание пожарной части было реконструировано. Старинную каланчу сохранили в прежнем виде.



Пожарные части города Уфы сегодня

Датой создания гарнизона пожарной охраны республики считается 14 июля 1816 года, когда в Уфе была создана пожарная команда (главная пожарная часть).

Дальнейшее развитие гарнизона определяется следующей хронологией создания пожарных команд:

1831 г. – Уфа, первая пожарная часть;

1847–1851 гг. – Стерлитамак, создание 4 пожарных частей;

1853 г. – Бирск, городская пожарная команда;

1878 г. – Уфа, вторая пожарная часть за счет Вольного общества;

1904 г. – Уфа, третья пожарная часть;

1913 г. – Уфа, резервная пожарная часть;

1923 г. – Белебей, городская пожарная часть;

1929 г. – Уфа, объединенная пожарная команда ЦЭС;

1930 г. – Мелеуз, объединенная пожарная команда;

1932 г. – Ишимбай, пожарная команда «Уралнефть»;

1933 г. – Уфа, пожарная команда по охране Лесокомбината и Нижегородки;

1935 г. – Ишимбай, пожарная команда по охране НПЗ;

1936 г. – Уфа, пожарная команда по охране Крекингзавода;

1943 г. – Уфа, пожарная команда по охране Моторного завода (УМЗ);

1942 г. – Уфа, пожарная команда по охране завода РТИ.

В послевоенные годы в республике начался этап бурного развития нефтяной, нефтехимической и других отраслей промышленности, а также связанный с ним период интенсивного развития новых городов. В результате для обеспечения пожарной безопасности промышленности и населенных мест в 1951 году в республике был сформирован один из самых мощных гарнизонов пожарной охраны. Общая численность ГПС составляет 7 тыс. человек. Кроме этого в гарнизон пожарной охраны входит свыше двух тысяч ведомственных и добровольных пожарных формирований численностью более 6,7 тыс. человек. На вооружении имеются 1140 пожарных специальных автомобилей, 2,2 тыс. единиц техники, приспособленной для целей пожаротушения.

В настоящее время город Уфу охраняют 12 пожарных частей, входящих в состав 22-го отряда ГПС, не считая двух отрядов по охране уфимских нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий и одного отряда, охраняющего Уфимское моторостроительное производственное объединение.



Список литературы:

Гиляровский В. А. «Москва и москвичи»;

Чехов А. П. «Исторический очерк пожарного дела в России» (С-Пб, 1892 г.);

«Уфимские Губернские ведомости» (1879 г.);

Ключевский В. О. «Курс русской истории»;

Семенова С. Ю. «Как строилась и жила губернская Уфа» (Уфа, 2004 г.);

Журнал «Уфа» (№12 за 2007 г.);

Личные архивы Элеоноры Георгиевны Дударь.

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера