АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Денис Липатов

Братва. Стихотворения



* * *
Сегодня самолёты что-то разлетались:
пока я шёл с работы видел три,
один шёл на посадку, двое улыбались,
и на посадку, видимо, не шли.

Люблю увидеть в небе самолёты,
когда они, махнув крылом,
зовут, зовут в свои высоты,
советуют не думать о былом.

Люблю гулять окраиной района,
где гаражи и трубы теплотрасс,
и даже мусорный бачок посеребрённый
дешёвой краской глядит, что твой иконостас.

Убогий садик, чахлые пионы,
ещё какие-то цветы…
О, Господи, весь этот мир бездонный
кому, кому оставил ты?



З. Н.


на улице сыплет снежок
и треплется ветром флажок
дитя вдруг заплачет за стенкой
дитя называется ленкой

и сверху всё бродит сосед –
бирюк-кулугур-домосед
и курит зимой в туалете
мечтая наверно о лете

вздыхает наш дом-коробок
ворочаясь с боку на бок
полезной жилплощадью всей
как нервной системой своей

но в общем и целом везде тишина,
но в общем и целом кому ты нужна
душа что проснулась за стенкой
зовись ты хоть мишкой хоть ленкой

* * *
Комсомольцы ушли в бизнесмены,
пионеры ушли в пацаны,
вот тогда начались перемены,
и вздохнули свободнее мы,

то есть, жили теперь без пригляда:
вот, допустим, в девятом Г
из тимуровского отряда
сколотили свою ОПГ.

Ну шерстили барыг понемногу,
долю малую брали с лотков –
те, естественно, на подмогу
посерьёзней позвали братков.

Объяснили, что бизнес поделен,
заходя между тем со спины,
но Тимур был реально нацелен
из тимуров уйти в паханы.

Это были ещё цветочки:
разбежалась его братва,
а на память – отбитые почки…
эх, садовая голова…

* * *
Стояла достоевская погода:
февраль в обнимку с ноябрём,
Раскольников курил ещё у входа,
смотрел на всех нетопырём.

Князь Мышкин плюхал за трамваем,
Рогожин в джипе пёр на тротуар,
Фома Фомич почти неузнаваем
на радио о чём-то тёр базар.

Дома смотрели косо и уныло,
видать, за каждым прятали окном
бомбистов, чтоб их просквозило,
телегой задавило за углом.

Виня отца во всём, что наболело,
любой подросток, как Наполеон,
за пустячок считал любое дело
и всё грозился выиграть миллион.

Во всём, видать, погода виновата –
февраль в обнимку с ноябрём:
хотелось встать с пикетом у Сената
и обозвать кого-нибудь ворьём.  

Хотелось спорить за горячим чаем
о Марксе, о французских леваках,
разбогатеть каким-нибудь случаем
и снова проиграться на бегах.

Всё это блажь, твою литературу!
Февраль в обнимку с ноябрём.
Осваивай, Софии, клавиатуру
и к Свидригайлову иди секретарём.



К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера