АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Георгий Жердев

Прощание со сказкой. Стихотворения



НА ПОДЪЕМЕ

Весна за весною.
Лишь лето увяло,
Лишь осень отметилась мороснячком,
Зима освежила кивком опахала,
И снова все чувства – как флаги – торчком.

Торчковое время?
Наверное, возраст:
В привычном безделье, покое, глуши
Душа все быстрей обрастает коростой
И нужно бороться с утруской души.

Остатки себя посвящаю борьбе.
На женские ножки кошусь вожделенно
И каждой весной возвращаюсь к тебе
С надеждой,
Торчащей воодушевленно.

ДВИЖЕНИЕ

Не торопись прервать покой.
Покачиваясь в пене пива,
Вселенной шарик надувной
Хранит твой выдох терпеливо.

Терпенье, мир еще придет
Глазеть в немытые окошки
Твоей души, и взвоют кошки,
И небо в ноги упадет,

И встанешь, кружку уронив,
И скажешь девушке напротив:
«Я Вас...» – а девушка не против,
И шарик лопнет, как нарыв.

СЕВЕРНАЯ КАРМЕН

Среди блондинок ты одна
Темна.
Глядит зрачок порока
В меня, дурманя поволокой
И поднимая муть со дна.

Я понимаю: не вина
Твоя, скорее, рок с рожденья:
Сулить нам смерть от наслажденья
Не веря в то, что есть она.

ЛЮБОВЬ ПОЭТА

Да, он любил ее, но странною любовью.
Когда она, от страсти отсырев,
К плечу его клонилась головою,
Поскуливая, сладкая свирель,
Он не внимал любовному напеву,
Читал стихи и, как последний сноб,
Сдувая челку, будто с пива пену,
Свой поцелуй пришлепывал на лоб.

РЕМИНИСЦЕНЦИЯ


Птенец из породы люблю вас,
Ты выпала из гнезда
До срока в разгульную юность,
Сверкающая, как звезда.

И вот, выступая из мрака,
Тебя заключают в кольцо
Любители Пастернака,
Ловцы желторотых птенцов.

Они обещают раздолье
Небес твоей птичьей душе
И кормят стихами с ладони, –
И ты привыкаешь уже.

Еще ты порхаешь по веткам,
Ты пробуешь крылья свои,
Но быть тебе запертой в клетку
Немой канарейкой любви.

Еще ты хмельна от полета,
Подруга воздушной струе,
Но будущая несвобода
Уже прижимает к земле.
... И вот на излете струи
Скользишь, оперенье теряя,
И в черной перчатке рояля
Прячешь ладони свои.

НЕДАЛЬНОВИДНОСТЬ

Музыкальные сумерки дня.
Ты, хмельною отвагой маня,
Сквозь диоптрии в тонкой оправе
Мило щуришься на меня.

Ты готова идти в номера.
Это просто такая игра:
Близоруко не видя последствий,
Ты доверчива до утра.

Я и сам близорук неприлично,
Я хмелею уже от того,
Что весь мир беззаботно расплывчат –
И предметы, и чувства его.

Видеть лишнее – грустный удел.
Тонут в сумерках очертания.
Будто северное сияние –
Блики теплые наших тел.
Я снимаю с тебя очки.
Я снимаю с себя очки.
Это первый этап обнаженья,
Мы с тобою раздеты почти...

ЛЮБИМОЙ В МИГ ОТКЛЮЧКИ


Когда погасят в доме свет,
Когда рубильник
Сорвет электрик, с бодуна почуяв грусть,
Твои глаза во мраке тлеют, как рубины,
И я люблю тебя,
Желаю,
И боюсь.

ПРОНИКАЯ ВЗГЛЯДОМ

Приникнув глазом к окуляру,
В тебя, мой нежный телескоп,
Я изучаю регулярно
Вселенной розовый соскоб.
Ее секретных звезд мерцанье
В густом секрете, в тесноте
Знакомой щелки мирозданья,
Где я бываю часто, где
Мой утлый челн скрипит снастями
Над самой топкой из пучин,
Чреватой горькими тенями
Навеки сгинувших мужчин.

***
кровь с молоком
расти
вурдалапочка

***
побудь мне невестой
чопорной
парчовой

перестели постель
на чистую
сторону

ВРЕМЕНА ГОДА

Пустыня.
Постылые степи постели.
На теле твоем неизведанных мест
Уже не осталось.
Грачи улетели.
Кристаллы тоски выпадают окрест.

Хрустальным ознобом, усталой зевотой
Отчеркиваю
Снегопад
И снова учусь наслаждаться свободой.
С любовью твоей невпопад.

***
подушечки пальцев
муравьиные усики
ищут тропки на твоем теле
протоптанные
предшественниками

ГРАФОТЕРАПИЯ

Стишки – стежки на ране,
На ранке, нежный pink,
Когда прощаться – рано,
Но все длиннее пинг
От сердца до простаты,
И, как уже ни тщусь,
Всё бестолковей траты
И семени, и чувств.

РОМАНС О ПЕТРОВЫХ, 2

Когда Петров любил Петрову,
Она твердила, как пароль,
Что в этой жизни все не ново,
Но так заманчиво порой!
Петрова, истинная леди,
Любовь ценила, как обряд.
Она балдела от прелюдий,
Но презирала результат.
Она была экстравагантна,
Нежна, как скрипка под смычком,
И сроду не было вакантно
Местечко под ее бочком.
Когда морозом сводит члены,-
Хоть водку пей, хоть волком вой,-
Она немало джентльменов
Согрела нежною собой...
..............................................
..............................................
..............................................

ПРОЩАНИЕ СО СКАЗКОЙ

Жила-была Красная Шапочка
У самого синего моря,
На шапочке белая ленточка,
На юбочке сбоку разрез.

Была она славная лапочка,
Веселая – просто умора,
Но как-то накинула тапочки
И как-то отправилась в лес.

Накинула белые тапочки,
Отчаянно, как в самоволку,
Ушла от родимого берега,
Углу́билась прямо в кусты.
Ни юбочки больше, ни шапочки,
Лишь бродят веселые волки,
Хохочут они до истерики,
Но волчьи глаза их – пусты.

ЭЛЕКТРОННЫЕ ПИСЬМА

Ты пишешь о пустом
> мои вопросы
> возвращаются обратно
> распятыми мотыльками
> только и осталось
> хранить эхо
> в почтовом ящике

Ты пишешь о пустом
> я терял тебя постепенно
> сначала лицо
> потом голос
> авиаконверты
> еще пахли твоими руками

Ты шлешь электронные письма
> я потерял твой почерк
> только и осталось
> знакомое имя в подписи

МОТОЦИКЛИСТКА

Чувство внутреннего сгорания.
На глянце черной ладони –
Росинки твоей любви.

***
ты снова пропала
за перевалом Невского

мне не с кем держать на плечах
это гранитное небо

Ч/Б


Ночные картинки потру поутру –
В них краски, а день обесцвечен:
И скучно, и грустно, и некому ру,
И не в кого, незачем, нечем.

***
каждое утро
пока не отплыли
жена Ноя
сдирает бумажки с бортов ковчега
«ищу себе пару»

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера