АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роман Казимирский

Пепел шевелится.Стихотворения

ТВОЙ

Морскими милями грусть.
Кто ты сегодня?
Сегодня ты что?
Я боюсь о тебя.
Я тебя боюсь.
Ты – моя соль. Я – твое нечто.
Твое вскрытие.
Последняя капля в ладонь.
Твоя гончая, несущая в пасти труп.
Твое зрение мимо меня и сквозь.
Твой согнувшийся в низком поклоне гвоздь.


БОСИКОМ


Напечатанной где-то
в восточной Европе монетой
искрится день.
Небо пенится
маковым цветом и падает на мое лицо.
Лавина голодных лоснящихся тел
извергается гноем из вспоротых вен.
Веришь –
перед смертью Авель целовал Каина взасос.
Хватал за волосы и говорил о своей любви.
Наши битые стекла покрыты лепестками кровавых роз.
Ни одного пореза. Ни одной капли крови.
Но небо
стекает грязным песком .
Забивает душу. Выедает глаза
Последний свой собственный мальчик
говорит о своих ожогах,
но не разобрать слов.
В смятых кроватями лицах – крошки сна.
Сонные крошки, живущие в морщинах.
Ты думаешь, что эта картина на стене страшна,
но на стене нет картин – там одни зеркала.
Милая моя,
маленькая моя страна, которой нет.
Мне бы ломоть тебя – чтобы поместилась нога.
Ты бы сама по себе была, знаешь.
Никаких тебе соседей, никаких друзей, никаких врагов.
Только радость моя.
Только горе мое.
Только ты.
Только я.
И глубокий окружающий нас ров.


ШЕВЕЛЯЩИЙСЯ ПЕПЕЛ

Вливаются мысли из глаз в темноты чернила.
В кромешной – рукой до утра колобродит черт.
Свинарнику слов вместо лиц достаются рыла.
К червивому таинству мастер завет совьет.
Просящие навзничь ладони стирают небо.
Уставшая петь опереньем, молчит стрела.
В корыте парад желудей и беззвучье хлеба.
Кудахтавший в супе петух – во главе стола.
Кадило коптит чем-то вязким и незнакомым.
На мирровом поле чернеют провалы тел.
Рябое светило
                            садится на землю оводом,
кормящимся теплым,
                             еще шевелящимся пеплом.

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера