АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Шацков

«ОСТАЁТСЯ – РОДИНА…». К 75-летию со дня рождения В.И. Фирсова

                                  



В жаркое и душное воскресенье – 11 сентября 1955 года (именно жаркое, ибо 16 сентября того же года в Москве был установлен абсолютный рекорд температурный рекорд  + 28◦ С), 100  лучших поэтов вышли на улицы столицы. Они группировались вокруг памятников своим великим предшественникам и около входов в книжные магазины, чтобы встретиться там с любителями поэзии, почитать стихи, подписать книги. Участвовали все – от молодого Евгения Евтушенко до Константина Симонова.
Наверняка был в их пёстрой компании и первокурсник Литературного института – 18-летний уроженец Смоленщины Володя  Фирсов, в тенниске с короткими рукавами и лихим чубом на голове.
         На следующий год День Поэзии проходил с еще большим размахом, и тогда же из печати вышел первый альманах с тем же названием, замысел которого, говорят, возник у Владимира Луговского, а в подготовке участвовала редколлегия, среди которой были Ярослав Смеляков, Павел Антокольский, Семен Кирсанов, Роберт Рождественский и другие. Он вышел в удивительной обстановке хрущевской «оттепели». В сборнике поместили тогда стихи реабилитированных Павла Васильева, Николая Заболоцкого и других «опальных» поэтов. Наконец-то стали доступны миллионам читателей стихи Марины Цветаевой. Огромная книжка,  амбарного формата, искренне полюбилась миллионам читателей, ежегодно прибавляя в тираже и популярности.
Последний «День поэзии» вышел в 1990 году, после чего прекратил своё существование. Поэтов тогда вытеснила политика…
21 марта 2006 г. на круглом столе «служителей муз», проведённом в в стенах Министерства культуры России, где мне посчастливилось в то время работать вместе с замечательным человеком, тогдашним Министром культуры, внуком писателя Ивана Сергеевича Соколова-Микитова – Александром Соколовым, единодушно прозвучало настояние о возрождении «Дня поэзии» – издания, за свою пятидесятилетнюю историю ставшего символическим для нескольких генераций отечественных поэтов. Не скрою, это решение было подготовлено во время наших долгих дружеских бесед с Владимиром Ивановичем Фирсовым, отблески поэтической славы которого до сих пор не дают спать его многочисленным завистникам и недоброжелателям. И в том же 2006 году регулярный выпуск альманаха был возрождён!…
В мае 2011 года в моей телефонной трубке негромко прошелестел, голос, раньше сотрясавший многочисленные аудитории: «″Боец″, надо увидеться!». Это был В.И. Фирсов –  лучший, по моему глубокому убеждению, поэт конца ХХ века, которого мы за смелый, решительный характер и несгибаемую  волю, почтительно именовали в своём поэтическом кругу – Командармом. Но вместе с тем, он оставался в душе тончайшим лириком, вся поэтическая любовь которого была обращена на службу Отечеству. Воспитанник Александра Твардовского, задушевный друг Михаила Шолохова и Юрия Гагарина – он сам казался мне воплощенной частичкой этой Отчизны. Кто не знает его щемящих душу строк!
«Родина суровая и милая,
Помнит все жестокие бои…
Вырастают звёзды над могилами,
Славят жизнь по рощам соловьи.

Что грозы железная мелодия,
Радость или горькая нужда.
Все проходит.
                      Остается - Родина,
То, что не изменит никогда».
То, что происходило в стране с поэзией (да и не только с ней), конечно, не могло не ранить Командарма. Последние два года он тяжело болел, практически не цепляясь за жизнь, и если бы не его верная жена – Людмила Васильевна…
Владимир Иванович как бы  высох. Совсем тихим стал его голос. Однако взгляд золотисто-карих глаз был по-прежнему твёрд и светел. «Послушай, зная, что ты никогда не оставишь наше дело, я хочу подарить тебе, как человеку возродившему выпуски   «Дня поэзии», свою гордость – самый первый номер этого сборника – с моим юношеским стихотворением!»
Надо ли сказать, что почувствовал я, принимая последний дар любимого товарища. «Могучая» книга, «огоньковского» размера в красной обложке. На ней типографски напечатаны все автографы участников тогдашнего альманаха.
«Подпишите, Владимир Иванович» – взмолился я, протягивая ему ручку и раритет. Он несколько раз пытался взять в руки перо, но потом грустно улыбнулся и лишь покачал головой
Чтобы скрыть невольные слёзы, я отвернулся и перевёл разговор на другое…
             Владимир Иванович Фирсов умер в Москве 17 ноября 2011 года,  не дожив  162 дня до своего 75-летия. Весть о его смерти застала меня в Санкт-Петербурге. На похороны  успел примчаться прямо к отверстой могиле на Троекуровском кладбище, где долго целовал холодный лоб ушедшего вместе с Великой эпохой Великого поэта! «Все проходит – остается Родина…» почему-то подумалось мне.
Последний альманах «День поэзии. 2011» со стихами Владимира Ивановича, как обычно вышел в 2012 году к празднованию Всемирного дня поэзии (ЮНЕСКО), отмечаемого в день весеннего равноденствия – 21 марта. До него он не дожил всего 126 дней.
Уже работая над данным материалом и внимательно рассматривая первый – 1956 года выпуска Дня поэзии я сделал неожиданное открытие. На самой последней странице альманаха, с техническими данными, на которую обычно никто не заглядывает, маленькими буквами значится:  ДЕНЬ ПОЭЗИИ*** Редактор В. Фирсов. Художник Ю. Боярский…
                  
Стихи, опубликованные в альманахе «День поэзии. 1956»:

Владимир ФИРСОВ                                    
            
СВАРЩИК

Он режет темноту и таль,
В его руках перо жар-птицы.
Он ныне тружеником стал,
Окончив лишь вчера учиться.
Он смог увидеть ясный свет.
И с детством не успев проститься,
Он уносил из детских лет
Свою мечту – перо жар-птицы.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера