АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Павлик Лемтыбож

Ангел ходит в наши сны. Стихотворения



***

Ангел ходит в наши сны,
Подчищает тучи сеном,
Открывает рифмы все нам –
От «балясин» до «блесны».
Впрочем, склонные к беседам
Об отсутствии казны,
Мы с таким немым соседом
И пугливы, и грузны.

Ангел ходит не спеша
И взирает безучастно
(Эта реплика ужасна,
А быть может, хороша.)
Он левша, любому ясно,
Праворукая левша.
Пустота внутри ковша
И заря, что не погасла.

Хочешь ангела понять?
Хочешь дать ему названье?
Чтобы стало узнаванье
Механическим – на «ять»? –

Мол, иди ты, вот так люди!
Сколько зим и сколько лет!
Мол, Валера! Хрен на блюде!
Ну, привет тебе, привет!
Загорел-то! Пузо! Рожа!
Помнишь, пили? Как забыть!..

Нет, такого быть не может.
Потому что может быть.

Хочешь ангела понять?
Хочешь дать ему названье?
Вся-то суть его – призванье
Нас вполсилы охранять.

Редко видимый блондин,
Он все время где-то справа.
Помогай ему, Варавва:
Он не выдюжит один.


Лилия – камелия


I.

Лиля Висбаден – великий стратег,
Пира царица и библиотек
Серый хранитель и черный палач,
Равно любившая кнут и калач.

Лиля Висбаден красива была.
Лиля Висбаден со света сжила
Много полезных и нужных мужей.
Ну и оставила, что похужей.

И в результате: поэты ушли
На небеси от людей и земли.
И что ни вечер, в раю до утра –
Диспуты, песни, стихи, номера.
А на земле – хоть шаром покати:
Некуда, в общем-то, даже пойти.


II.

Лиля Висбаден, довольно пустот
В жизнях, которым несла укорот
Ваша рука… ах, какая рука! –
Тонкая, будто крыло мотылька.
К счастью, пустоты, совсем не молчат:
Громче порой разговоров звучат.

Лиля Висбаден, как трудно пришлось
Вам, словно шине, надетой на ось:
Только и делай, что слушай руля, –
Мимо Лубянки? Поодаль Кремля?..

Лиля Висбаден умела узреть
Искры таланта и дать им гореть,
Чтобы к огню, на февральском ветру,
Липнуть, как атомы липнут к ядру.


III.

Лиля (девичья фамилья Наган)
Сорок сердец положила к ногам:
Марика, Толика, Димы, Петра…
И одного – вознесла до бедра,
Там привязала чулком дорогим
И  назвала  его  –  щеник  Аким.
Так, возле Лили, Акимка и рос,
Вроде бы «кляйне»…
а вроде бы – «гросс»…

Лиля Висбаден, матрона стиха,
Кутая плечи в парчу и меха,
Смотрит со снимка ягненком судьбы –
Будто бы вышла в лесок по грибы…
Так зачастую: кто делает ход –
Выглядит пешкой. И наоборот.



***

Я опять поступил не по-вашему.
Сожалею. (Не жалко ничуть!)
Просветленные папы с мамашами,
Как высоко вы правите путь!

Где мне, серой калоше с окраины,
Воспарять в небеси без шальвар!
Где мне слушать про древние таины,
Если я – жестяной самовар.

Новых книг модернистских писателей
Не читаешь? – отсталый мужлан.
Впятером на огромной кровати ли
Не желаешь? – ботаник, баран.

Фильмов «авторских» гласно не чествуешь? –
Ретроград. Не танцуешь, не пьешь? –
Ты с опасным болотом соседствуешь
И в болото опасное прешь!..

Кислоты не закинешь? Не выкуришь
Ручника? – ты вообще ебанько! –
Словно часики: тикаешь, тикаешь
В девятнадцатом веке и Со.

Знаков в виде ворон или зарева
Не толкуешь? Не чуешь? – Слепец.
Не бухтишь на ярмо государево? –
Эскапист, пуританин, скопец!..

Где мне, валенку, видеть великое!
Где мне, тапку, бежать за коньком!..
Гриб не может дружить с повиликою,
Лед не станет любить с огоньком.

Я опять поступил не по-вашему,
Коллективное хобби отверг.
Извините, папаши с мамашами,
Не хочу я куда-то «наверх»:

Мнится, место – пустое, подложное,
Много звону монет и монист…
Все ясней ощущаю тревожное:
Ваше «вверх» – это, кажется, «вниз».

К списку номеров журнала «ИНЫЕ БЕРЕГА VIERAAT RANNAT» | К содержанию номера