АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Леонтьев

Ремонт. Стихотворения




РЕМОНТ

Вытоптанная побелка, извёстка,
Клочья газет, – как при вечном ремонте…
Выкроишь взором лишь край перекрёстка –
И никакого тебе Пиндемонти.

На переломе зимы, на развале
Мёртвых сугробов, их гипса, асбеста,
Ты завершённость отыщешь едва ли,
Цельность: не место повсюду, а вместо.

Только в садах, где продавлен тенями
До синевы, только в парках ветвистых
Стынет в воздушной полуденной яме
Снег – из пластов алавастрово-чистых.

Будет ли выбелен либо разрушен
И перекрашен травой на газоне
Зимний развал? Только, кажется, нужен
Он – и к лицу – нашей парковой зоне.

Робость, невиданная в экстраверте,
То есть в природе, присуща полянам
Между деревьев… О жизни и смерти
Мысли направить туда не пора нам?

Есть – как побочный эффект, как причуда –
Призрак, белеющий через ограду,
Смысла подспудного, тайного чуда:
С улицы грязной – и к саду, и к саду…

*   *   *
Похоже, страхи дурно поняты.
Ну что ж… не по такой погоде ж!
Вот май – как продолженье комнаты:
В чём был, в погожее выходишь.

Колеблемое миллионами
Шатров, воздушными шарами –
Лимонными, почти зелёными
В полупрозрачной панораме…

Предгрозовую, сизо-серую
Всю узнаю в преддверье ночи…
Пусть белой будет путь до «верую»,
Хоть мнимо делая короче.

СОЛОВЬИНАЯ ГОРА


                      Е. Ю. Каминскому

В тесном домике под Эфесом,
А точнее – над, на вершине
Соловьиной горы, масличным
И ореховым крытой лесом,
И жила Она. Лишь на машине
Тех высот удалось достичь нам.

Стала матерью Иоанна,
Просьбе Сына внявшего кротко.
В Малой Азии так и осели.
Как туристом неловко быть, странно.
Что ж душа каменеет, уродка,
Не пронять её ничем неужели?

Гераклитов город в руинах
Простирался внизу. Артемиды
Геростратом обожжённое вымя…
От вещей самых твёрдых, длинных
И широких остаются обиды.
Выживает порой только имя.

Юрко ящерки снуют под большою
Колоннадой храма Домициана…
Все мы в мраморе белокуры,
Даже самые чёрные душою.
Грека днесь не отличить от османа –
Разве знали об этом авгуры?

После самой кошмарной ночи
– ни себя, ни мира не видно –
Буду, может, и я разбужен.
Богородица глянет в очи:
Станет так нестерпимо стыдно –
Никакой Страшный суд не нужен.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» | К содержанию номера