АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алла Зиневич

Сфинкс и Феникс: современный этап культурной эволюции


ребенок заигрался в деконструктор
  и лучше... как там? ... выдумать не мог.
  Вера Сафонова

...пришла эпоха, в которой юность стала наиболее ценным возрастом.
                                                Ф. Ариес.

  В.Ю.Ж. - М.Ф.
  Автор воскрес!

  Ибо, если верить Ролану Барту, в 1968 г - умер. Ибо всему свое время и пшеничное зерно, пав в землю, "если умрет, принесет много плода" (1) и тем самым воскреснет.
  Ибо из собственного пепла возрождается Феникс.
  Двадцатый век - пепел предшествующих столетий. Идеалы былого задохнулись в газовых атаках и камерах концлагерей. Но вместо Феникса, должного возродиться из праха, культура вначале сотворила циничного Сфинкса по имени постмодернизм.
  Слово "постмодернизм" впервые появилось "в 1934 году в "Антологии испанской поэзии Федерико де Онеса, опубликованной в Мадриде". (2) Так как кристаллизация постмодерна в идею фикс относится к послевоенному времени, завершившись в 60-ые, отпущенное ему время подошло к концу - ни одно культурное направление после классицизма не длится доле полувека, в крайнем случае - трех четвертей столетия.
  Это не революция - эволюция. Постмодернизм - тупик, откуда нужно выходить - то ли вернувшись, то ли пробив головой стену, чтобы обрести новый путь, - или умереть. Расколоть череп Зевса, чтоб явиться Афиной Палладой: как Афродита Ренессанса родилась из морской пены необъятной матери-античности, так мы, выходим из храма Средних веков, но - никакой деконструкции. "Культура "модерна" любой эпохи всегда оглядывалась на античность, и даже критикуя ее, все же никогда полностью от нее не отказывалась". (3) Для статьи возьмем взаймы у эллинов (4), зловещий образ Сфинкса, но оглядываться предлагаем прежде всего на Средневековье, ибо оно противоположно постмодернизму как живая система - бездушной и бессмысленной неупорядоченности. К тому же у античности был Ренессанс, - почему бы не быть ему у Средневековья, культуры, не менее, если не более, богатой и духовностью, и мифологией?
  Постмодернизм... Его корни ученые находят еще в XIX столетии у Бодлера (5), но распустился этот цветок зла в XX веке, хуже, чем железном - пластиковом и пустом. Не имею в виду гениев, но среднего человека, сиюминутного, исключительно телесного, требующего прав и свобод, не понимая их сути. Блудного сына тысячелетий.
  Домой б ему, но куда? Забыл, а Сфинкс, заставивший забыть, навис над ним, над дорогой домой, спрашивает, кто ходит утром на четырех ногах, днем на двух, вечером на трех. Нет сил, нет желания... А скажи: "Я, человек, создание Божье!" - И чудовище исчезнет.
  Скажи. Образ и подобие Господа, ты не повторишь ошибки языческого предшественника. Придет время - унаследуешь землю предков, вечную мать культур, философию искусства. По закону Тынянова, все литературные процессы, в том числе и смена литературных парадигм - не революция, но эволюция. (6)
  Своеобразная реализация Эдипова комплекса: разгадать предыдущее направление в искусстве и мысли - убить его. Не отца - только Сфинкса: довести до самоубийства прозрением его сути. У современного Сфинкса, постмодерна, там пустота. Черная дыра, вокруг которой вращаются сгустки притянутой за уши материи звездных цитат.
  Ответ Сфинксу был - человек. Что, если история эволюции искусства подобна онтогенезу, то есть истории его развития от детства к старости и смерти?
  Энгельс назвал античность детством человечества. Что такое античная культура? - Игра рока. Что свойственно детству? - Игра.
  Средневековье. Что за детством? - Юность. Что свойственно юности? - Любовь. А в чем в "Божественной Комедии" Данте сходятся куртуазная лирика трубадуров и христианская эстетика? - "Любовь, что движет Солнце и светила" - основа Мироздания.
  Возрождение. Великие Географические Открытия, интерес к науке вообще. Стремление, быть может, наивное, "во всем дойти до самой сути", к экспансии, к отстаиванию права быть собой, к завоеванию мира вглубь и вширь - свойство молодости.
  Барокко - переходная эпоха: в скрупулезности мелких деталей, в постепенном отказе от универсализма уже проступает житейская умеренность зрелости, но игра этими же деталями - последние отблески детства.
  Классицизм - зрелость. Живем по правилам "в обществе" = в государстве. Ни шагу в сторону. От античности берется форма, но не суть - так "взрослые" профессии повторяют в течение онтогенеза детские игры. (7)
  Сентиментализм и романтизм - "кризис среднего возраста". Хочется быть молодым, но не бес в ребро - ангел идеализма, гений тайны. Сентиментализм являет собой сон-воспоминание о чувствительном и задумчивом отрочестве, которому еще не хватает страстей юности. В Средневековье оно, возможно, проявлялось в фольклорных песнях о злой доле да, к примеру, в любовной переписке - недаром одна из главных книг сентиментализма называется "Юлия, или новая Элоиза". Что до романтической иронии - то кто не знает этого юношеского средства самозащиты, колючего щита от мира!.
  Реализм. Вторая зрелость. Понятно уже, что никакие правила не соответствуют настоящей жизни, и она, понимаемая разумом, и есть критерий. Это - мудрость земная.
  Модернизм? Авангард? Вопрос об именах спорен, но по этимологии "авангард" - искусство передовое, модернизм - современное. Для России правомернее брать не единый термин, а символизм + акмеизм + футуризм, соцреализм (попытка оставаться вечно зрелым и сильным). Символизм - старость, мудрость небесная. Акмеизм - старость, соединившая мудрость житейскую с небесной и сохранившая остроту зрения. Футуризм - дерзость молодости в сердце старости.
  Постмодернизм - переходная эпоха от одного цикла человеческо-цивилизационной жизни к другой, промежуток между реинкарнациями культуры. Точнее - процесс угасания разума, впавшего в маразм, в детские игры с цитатами и сюжетностью, затем - его смерть и одновременно - подготовка к началу нового цикла, его удобрение. То, чем служит детство для дальнейшей жизни. Постмодернизм - "Делание в черном" (8) алхимии, время жестоких игр в царстве мертвых, когда душа выбирает костюмированные роли из старья, ибо новое платье кажется там невзрачным, так как его краски ярки лишь на свету. Античность навыворот, черные полисы с рухнувшими башнями.
  Что же дальше? Отрочество, делание в белом, то, что называют постреализмом (9). Его определение как поиска смысла человеческого существования внутри бессысленного и неупорядоченного бытия, - но не компромисс с таким бытием, а противоборство с нем, трагическое для человека, но и достойное его сути схоже с учебным понятием греческой трагедии. Это - переход от "античности" к "Средневековью".
  Новое Средневековье (термин Бердяева здесь в несколько ином значении) - новая юность. Время любить и быть искренними. Эта пора действительно пришла, ибо, "...только теперь, в ... так называемые постмодернистские времена, мы можем свидетельствовать, как в "человечестве" (словцо-термин Достоевского для Европы) потеря способности восторгаться (не входит ли сюда и потеря веры?) пришла рука об руку с потерей способности производить "высокое" искусство..." (10)
  Быть искренними. Если вправду эпатаж - основа подлинно нового искусства, то эпатировать больше нечем, кроме отсутствия выкрутас. Жить с разорванной грудью, вести за собой, как Данко, - не прикидываясь, что знаешь точную дорогу, но не давать стоять на месте и коснеть в бесплодных умствованиях. Ибо сам путь через сумрачный лес - светел, как любое настоящее искусство. Трагедия светла катарсисом.
  Движение лечит: искусство не панацея, но плацебо (11) . Латинское значение слова - "я понравлюсь" имеет едва ли не более важный инвариантом "я буду угоден" (первое слово заупокойного католического песнопения): читатель, рождение которого якобы "приходится оплачивать смертью Автора" (12), не исключается, просто повседневность включается в вечность (а не уничтожает ее, как вышло в постмодерне). Лекарство нужно сейчас - но такое, которое возможно применять спустя столетия: подлинные, живые Вера, Надежда и Любовь, ибо мать их - высшая Мудрость.
  Любовь - ключевое понятие для юности, а Юность - одна из ключевых категорий для трубадуров. Не возраст - скорее состояние души, нужное, чтобы любить. Хотя у Андрэ Капеллана (13) и определен возраст, подходящий для куртуазных отношений, любовь как таковая в нашем понимании шире этого типа и ближе к идеалам Данте, трансформировавшего эстетику трубадуров. Мы находимся в подобной ситуации - нам требуется обновить идеалы былого, чтобы они стали современны, и если невежды называют Средневековье "темными веками" упадка культуры, не правомерней ли было так обозначить некоторые явления второй половины ХХ - начала XXI вв.?
  Темные годы, черная дорога, на ней - Сфинкс. Навечно ли? Часть ученых полагает, будто постмодернизм такая же "большая эпоха", как Новое время, но как культура вытерпит около пятисот лет в подобном состоянии? Никак. Сфинкс умирает, едва его загадка разгадана: большинство постмодернистских произведений становятся неинтересны, едва лишь мы найдем источники цитат. Игрушки любой сложности скоро уступят место - если уже не уступают - наивным и глубокомысленным дневникам, любовным заклинаниям и отчаянным молитвам.
  Из пепла очередного потерянного поколения, золы осмеянных идеалов родится Феникс. И это будем мы, и многие после нас.
  Ибо Феникс, как настоящая любовь, не может умереть, а вечно возрождается.
  Феникс - высший символ: в Средние века он одновременно указывал и на Христа, и - в алхимических трактатах - либо на финальную, красную стадию Великого Делания, либо на его результат - Философский Камень. Мы же возрождаем алхимию как путь познания мира, Бога и любви (14).
  Например, "несомненный лидер молодой поэзии Петербурга - Алла Горбунова", которая "за три последних года ... выросла до фигуры, принципиальной для поэтической картины России - что в поэтике, что в литературной жизни" (15) : "Внутри у меня всё испортится, развалится, сгниёт, / накопится крысиный яд, пчелиный и змеиный яд, / и всякий гад, и ещё мышьяк, анальгин, феназипам, йод, / зато моя медь превратится в золото, /во мне образуется философский камень, целебное мумиё..." ("Некогда зёрнышком ячменным я поперхнулась") Или: "Тело гниёт в земле, превращается в золото ртуть..." ("Кости, земля, трава", 2006 г.) В "Балладе о солнечной химии" упоминается один из последних алхимиков - Парацельс. А вот "алхимия любви": "...сердец, желаний переплавы, /когда и разделённость и страданье /преобразит нетленная любовь". ("...и был бы миг - миг исполнения судеб"). Горбунова занимает пограничное положение между русским вариантом постмодернизма и нами: с одной стороны, использование мата, с другой - утверждение о том, что "Поэзия есть волшебство". В ее речи на вручении премии "Дебют" - "Нить от Орфея в условиях Конца" говорится о постепенном разрушении лиры, принадлежащей поэту, о "постпоэзии" (нетрудно угадать в ней поэзию постмодернизма) и подлинной поэзии, между которыми именно мы, русские можем и должны сейчас сделать выбор. Но все ли так трагично? Орфей спустился в Ад за возлюбленной и вышел ни с чем, Данте спустился в Ад по воле возлюбленной, чтобы взойти к раю и принести на землю песнь Высокой Любви. От Орфея - к Данте, от античности - к Средневековью. "Наше поколение - это предел, - конец, и, может быть, начало чего-то нового" (16) .
  "Как правило, новая историко-литературная фаза начинается с активизации лирики, которая в пору сдвигов и перемен" "дает им эмоциональную, "осердеченную" оценку". Пафос лирики дней исторического слома "становится эмоциональным камертоном наступающего литературного цикла" (17). Чтобы постмодернистское детство перешло в юность, камертоном должна стать Высокая Любовь.
  В диалоге Платона "Пир" "...любовью называется жажда целостности и стремление к ней", и одна только любовь способна собрать на новой, более прочной основе, разрушенную постмодернистами структуру мира. Через любовь, по Данте, достигается Видение Бога, который сам "есть любовь" (также два важнейших определения - свет и слово), а шире - любой контакт с Ним: только через любовь можно пройти Ад и лицезреть Рай.
  Известно, чувства кого и к кому считались наиболее возвышенными у Платона: во дни неоспоримого патриархата не могло быть иначе. Но теория Высокой Любви развивалась: в Средние века у трубадуров ее предметом стала женщина - вплоть до наших дней, хотя право испытывать любовь этого рода оставалось исключительно мужским. (18) Поэтому парадигма возвышенной лирики выглядит неполной: если женщина способна на самое трудное и высшее на земле - любить одного мужчину всю жизнь (19) , то она должна быть способна и воспевать этого единственного всю жизнь, как поэты былых времен - свою Музу, воплощенную в конкретной личности.
  Дать новые образцы лирики Высокой Любви, в том числе и женской, - задача нашего времени. Автор воскрес, но его воскресила Муза - носительница Любви.
  Трубадуры XXI в. должны появиться прежде всего в нашей стране. Высокая любовная лирика, которую иногда называют софийной, как явление зародилась в Средние века у трубадуров, а, по мнению Николая Бердяева, "Россия никогда не выходила окончательно из средневековья, из сакральной эпохи, и ... России в переходе от новой истории к новому средневековью будет принадлежать совсем особое место".
  Матерью, женой испокон веков называли Русь. Бердяев также писал, что "характерным для нового средневековья мне представляется еще то, что в нем большую роль будет играть женщина", так как она "более связана с душой мира, с первичными стихиями, и через женщину мужчина приобщается к ним". При этом следует помнить и понимать, что это "совсем не означает продолжения женского эмансипационного движения нового времени, которое стремилось уподобить женщину мужчине и повести женщину мужским путем". Не феминизм, а "вечная женственность должна играть большую роль в грядущий период истории".
  Именно русские способны преодолеть разъединенность постмодернизма соборностью, стремлением к синтезу: "призванием русского народа должно быть дело мирового объединения".(20) Россия существовала до постмодернизма, и будет существовать после него, ибо и не от такого вечно воскресала: "Не хочется - не можется верить, что нынешняя культурная усталость - это предел, за которым - пустота. Усталость, в конце концов, предполагает отдых, отдых, появление новых сил, новые силы - новую революцию". (21) Россия - Феникс, иными словами, Жар-птица, щедро роняющая перья каждому, кто осмелится подобрать их, а несчастья от них - временны и предвещают счастье в грядущем: Иван из "Конька-Горбунка" (аллюзия на Пегаса) преодолел все препятствия и женился на прекрасной царевне.
  Ищите перья любви и подлинности, не бойтесь кипящих вод презрения: постмодернизм постигнет судьба царя, а вас - судьба Ивана. Помните: пытающегося совершить невозможное зовут безумцем, совершившего - гением.
----------------------------------------------------------------------------------
  1) Евангелие от Иоанна, 12: 23.
  2) Лейдерман Н. Л., Липовецкий М.Н. Современная русская литература: 1950 - 1990 годы. Т. -1: 1953-1968. - М.: Издательский центр "Академия", 2003. С. 24. (НОВОЕ: На самом деле - еще раньше, и вообще у меня теперь есть теория поглубже, но все в свое время)
  3)Культурология: Ростов н/Д: "Феникс", 1999. С. 324. (Так-то, постмодернисты! Ничто не случайно!) В книге дано широкое понимание модерна как искусства Нового Времени , начиная с Возрождения.
  4)Именно египетская эмблема мудрости, а не зловещий греческий сфинкс, является одним из символов Петербурга, и потому не стоит искать в данной статье антипетербугские намеки. Сам автор отчасти является тезкой нашего города и не может думать о нем иначе как патриотически.
  5) Что не мешало ему, сном-духом не ведавшему об этом, как, впрочем, не мешает и одному из теоретиков постмодерна, Умберто Эко, быть достойным автором.
  6)См. работы "Литературный факт", где словесность определена как "эволюционирующий ряд" и "О литературной эволюции".
  7)Рококо не включается в схему по причине того, что речь идет преимущественно о литературе, а не об архитектуре.
  8)Первая стадия создания Философского Камня, предусматривает процесс разложения вещества.
  9)Термин из Лейдерман Н. Л., Липовецкий М.Н. Современная русская литература: 1950 - 1990 годы:. - Т. -1. - М.: "Академия", 2003. - С. 25. О "новом реализме" в понимании критиков - во второй части диптиха.
  10)Новый мир, 2006, Љ2 Александр Суконик, "Пародия на экзистенциальный роман" С. 161
  11)Лекарство, прописываемое для успокоения больного, либо безвредное вещество, которое дают под видом лекарства.
  12) Ролан Барт, "Смерть автора" - эссе (1968, "Manteia"). При этом слово "Автор" пишется с большой буквы, как Бог (помним Ницше!), и, что за читатель такой: " человек без истории, без биографии, без психологии, он всего лишь некто, сводящий воедино все те штрихи, что образуют письменный текст"? Но "сводящий воедино" - без цельности и Барту не обойтись.
  13) Один из теоретиков любви к Даме, живший в XII веке.
  14) "Цель алхимического искусства - не просто создание золота, но чудесное преображение материального мира,... одухотворение материи" ( Д.Э. Харитонович, Алхимия//Словарь Средневековой культуры/ Под ред. А.Я. Гуревича. - М.: "Российская политическая энциклопедия", 2003. - С. 41.
  15) Светлана Бодрунова. Поэтическая карта Петербурга: младшее поколение Эссе Опубликовано в журнале:"Интерпоэзия" 2007, Љ1 VERBA POETICA.
  16) Из речи Аллы Горбуновой.
  17) Лейдерман Н. Л., Липовецкий М.Н. Современная русская литература: 1950 - 1990 годы: Т. -1. - М.: Издательский центр "Академия", 2003.. С. 115-6.
  18) Несмотря на то, что среди трубадуров были не только мужчины - наприер, графиня де Диа, "...женщина вообще, но своей пассивной природе, является объектом нисходящей любви. Высший человек не может найти женщину, которую он мог бы любить восходящей любовью и если, однако, эта любовь необходима для морального совершенства, то ее объект не может быть смертной женщиной, им должна быть богиня, то есть женский дух высшего порядка. <...> Хотя совершенная женщина и выше несовершенного мужчины, зато она всегда ниже совершенного мужчины, поэтому в мире нет женщины, которая не могла бы найти высшее по отношению к себе в мужчине..." (Соловьев, О трех степенях любви.)
  19) Есть Любовь и любовь, и влюбленность, но об этом - во второй части статьи.
  20) Все предыдущие цитаты - из "Нового Средневековья" Бердяева. Курсив - автора данной статьи 21) Шаманский Д. Культура устала от постмодернизма. "Нева", Љ 1, 2006. С.174.

К списку номеров журнала «АЛЬТЕРНАЦИЯ» | К содержанию номера