АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Брагина

Презентация Жадана



Я вошла в переполненный зал УНИАН в тот момент, когда Сергей читал финальную фразу про химические карандаши. Читал он, как оказалось, на пару с какой-то девушкой. Потом Сергей сказал: «А сейчас я почитаю стихи, если у вас еще есть силы слушать» (говорил он весь вечер на украинском, но здесь для удобства будет на русском), и прочел несколько стихотворений, в том числе – написанное неделю назад, пояснив: «Я его сейчас  первый раз перечитаю, и заодно буду сразу править». Зрительницы не хотели отпускать любимца, и он прочел еще несколько своих известных текстов, произнес финальную строку «повітря вдихається – видихається» и предложил закончить на этой оптимистической ноте.
Потом Жадан начал раздавать автографы и фотографироваться с поклонницами, а после этого он, писательница Лада Л., певец Андрей К (которого я сначала не узнала, потому что видела его последний раз в 2004 году в спектакле «Гамлет», по окончании которого залезла на сцену за автографом, но автограф он мне не дал, потому что было не время, а потом я взяла автограф у режиссера Жолдака, который сказал: «Что же вы у меня берете автограф, возьмите у Андрея»),  еще несколько тусовочных мальчиков и девочек и я пошли искать место для собственно тусования, оставив возле здания УНИАН пьяного Ирванца. «Пойдемте в «Фидель», - предложил Жадан, и мы пошли в «Фидель», но там оказалось закрыто, как и год назад, и было предложено пойти в «Барабан», но Андрей предложил пойти в открытое кафе консерватории, которое оказалось баром Magritt, и, судя по ценам, денег опять хватало только на пиво. «А я буду колу – там мало калорий», - сказала Лада. Юноша напротив меня заказал чипсы – 20 гривен 50 грамм, и мы активно начали их есть.
Жадан рассказывал Ладе о том, что собирается ставить спектакль в Харькове, а потом куда-то ушел. «Жадан собирается ставить спектакль у Одинокого», - сказала Лада Андрею. «Я слышал, что у него кто-то собирается ставить спектакль, но не понял, что это Сергей»,  - ответил он. Потом Андрей начал рассказывать сидящим рядом девушкам, что принадлежит к московскому патриархату, что у него брат монах, и двоюродный брат монах, и дядя дьякон, а кофе он привозит из Берлина, потому что здесь не настоящий, а в детстве он жил и в Вильнюсе, и в Сибири. «А как ты вообще попал на роль Гамлета?» - спросил вернувшийся Жадан. «Это мы с Наташей его уговорили, мы любим разные проекты», - сказала Лада. «А не хочется что-то другое попробовать?» - спросил юноша, заказавший чипсы. - «Разве что в легкую атлетику идти, потому что пение и актерство для меня равноценны. А готовить я не умею». «А телевизор посмотришь – все звезды готовят», - сказала одна из девушек. «За них ведущие готовят, они там только говорят в телевизоре», - объяснил поэт. «Я в Харькове объяснял одной актрисе, куда ей нужно встать, как повернуться, а она как закричит: «Я актриса первой категории с десятилетним стажем,  как вы смеете так со мной обращаться». Я офигел от неожиданности и просто не нашелся, что ответить на это», - рассказывал Андрей. «А почему ты не пьешь?» - спросили у него. – «Не могу, у меня сердце остановится». – «Всё так серьезно? У тебя что-то зашито?». – «Нет, просто я отсюда еще поеду на беговую дорожку, так что если выпью, сердце и остановится». – «А почему ты не можешь бегать по городу?». – «В любимом Киеве слишком грязно. Когда я жил в Берлине, напротив моего дома была бесплатная тренажерная площадка, я туда ходил, а потом мне сказали, что это только для пенсионеров, так что если увидит полиция… Я начал волноваться, огляделся по сторонам, увидел и другую молодежь. В общем, оказалось, что надо мной подшутили. А квартиру в Берлине дешевле снимать, чем в Киеве».
«А как мы ехали  с Наташей и Андреем в замок Дракулы, приехали за пять минут до закрытия, упросили, чтобы нас впустили, а там был такой гид-переводчик, как в «Дракуле Брэма Стокера» герой Энтони Хопкинса, безумный профессор, и  вот он, даже когда нечего было рассказывать… Наташа уже начала петь, а я стала думать, что мне делать – читать стихи или слинять. И он нам как раз и сказал, что Дракула возможно останавливался в этом замке на три дня». «Да, об этом лучше было умолчать, - сказал Андрей. – А вот как меня выгнали с дивана Дали в его квартире в Барселоне. У него там знаменитый диван-губы, две таких подушки, набитые каким-то непонятным сеном, но там сидели в свое время многие знаменитости, вот я и захотел там сфотографироваться. Я это сделать успел, но потом меня скрутили и вывели, было очень неудобно». «А вы читаете свои тексты на публике?» - спросил юноша у Лады. «Я когда-то начала читать, и поняла, что ужасно волнуюсь, голова кружится, потом покрылась, и боялась, что все это заметят. При этом у меня абсолютно нет страха сцены, и я не боюсь читать чужое, такая реакция у меня именно на свои тексты. Поэтому я долгое время не читала, но сейчас потихоньку к этому возвращаюсь». «А вы пишете на русском, или только на украинском?» - спросил тогда юноша у Жадана. «Нет, на русском не пишу, это у меня не рабочий язык, хотя свои русские переводы вычитываю, - ответил тот. - Я не знаю ни одного человека, который совмещал бы два языка удачно. Проблема эмигрантов была в том, что они не могли перейти на другой язык, хотя свободно на  нем разговаривали. Разве что Набоков». «Это плохой пример, потому что еще неизвестно, какой язык для него был родной, - сказала одна из девушек. – Хотя  наш друг Бахыт Кенжеев говорит, что у них многие юноши, правда не знаю, почему именно юноши, спокойно перешли на английский».
«А я выступал в Коктебеле в прошлом году на джазовом фестивале, исполнял программу Вертинского, и попросил, чтобы меня на ночь оставили в доме Волошина. Там такая добрая директриса, пошла мне навстречу. Следующий этап – переночевать на чердаке дома Булгакова. Кстати, там одновременно с джазовым фестивалем проходит и поэтический», - сказал Андрей. «Я видела афиши, но не поняла, что это фестиваль, думала, что просто так. А на могилу Волошина ходила, и обязательно с камнями», - сказала Лада. «А какое у вас любимое место в Киеве?» - спросил у нее юноша. - «Музей Булгакова и Владимирский собор. А почему вы оставили там Ирванца?». – «Он был с музой, и ему было хорошо», - сказал Жадан. - «Да, завтра ему будет плохо. Есть одна художница, Ева, такая, как Ройтбурд, пригласила меня к себе, я решил, что она плохого не посоветует, а там оказалась эротическая фотосессия. Там всё безобидно, мы там голые в масках зайчиков как бы пьем воду из ручья. Но все меня спрашивают: «Ты что, снялся в порно?» - читают в Интернете заголовок и дальше не смотрят, что там». «А вы с Алиной еще женаты?»  - спросила девушка у юноши. «Штамп в паспорте нам не ставили, но в гуляйпольской книге регистрации есть запись, так что и не знаю».

К списку номеров журнала «АРТ-ШУМ» | К содержанию номера