АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Владимир Любицкий

Путепроводный свет

ПРОЩЕНИЕ

«Душа обязана трудиться...» –
Закон известный. Но уже
Приходит час остепениться –
Самим подумать о душе.

Душе – необратимо грешной –
Давайте время уделим
И потолкуем с ней неспешно,
И все грехи ее простим.

Простим, друзья, самим себе
Завышенные ожиданья –
Пусть нам не причинят страданья
Укоры  поздние судьбе.

Простим учителям своим,
Что мы не круглые невежды,
А их наивные надежды
Забудем тихо – и простим.

Простим удачливым глупцам
Чванливое очарованье:
Ведь им неведомо заранее,
Что чары обратятся в хлам.

И неудачникам простим
К нам незаслуженную зависть:
Кто обвинять решится завязь,
Не ставшую плодом тугим?

Врагов простим, какие есть –
За то, что их в лицо не знаем
И козней их не замечаем,
И нас чарующую лесть.

Родителям своим простим
Любовь от самой колыбели,
А всё, чего от нас хотели,
Наследникам передадим.

Простить давайте  поспешим
Все  будущие  поколенья:
Погрязнув в собственных бореньях,
Мы им недодали души.

Простим не завтра, а сейчас, –
Чтоб стало им необходимо,
Познав, что жизнь  неумолима,
Когда-нибудь простить и нас.

РОЖДЕНИЕ СТИХА

Мною вкопаны, как деревца,
Одинокие слова.
На верхушках ерепенится
Чуть заметная листва.

И дрожат они, стесняются
Обнаженности своей.
Мне послушные, склоняются
Нити будущих ветвей.

Значит, живы, не засушены
И душой напоены,
Будут солнышком разбужены
С наступлением весны.

Оросятся мыслью свежею
Эти деревца-слова,
Напоит их корни
                             вешняя
Говорливая молва.

И проснется сила смутная
В тонкой трубочке ствола,
Почки-точки  бесприютные
Распахнутся  добела.

И захочется надеяться,
Что под солнечным  лучом
Закружит над каждым деревцем
Рой  веселых щедрых пчел.

Чтобы  медом  ульи  полнились,
Чтобы соты – в каждый дом…

…Мне бы осени – так болдинской!
Ну, хоть с новым  деревцом!

СУДЬБА,  СУДЬБОЮ,  О СУДЬБЕ…

                                                                А. И. Боголюбскому

Есть таинство познания.
                                       Есть мужество открытия.
И без второго
                     первое
                                 не стоит ни гроша.
История слагается из множества событий –
Но как они сплетаются,  
                                   судьбу твою верша?


Родись хоть новым Пушкиным,
                               хоть новым Микеланджело –
Эпоха повлечет тебя в свой тайный лабиринт.
А там – пути нехожены,
                                     премудрости не нажиты,
И как до цели двигаться –
                                          никто не упредит.


Идешь по жизни ощупью,
                                         ступаешь – по  наитию,
Как в подземельях древних фараонских пирамид.
И таинство познания
                                  без мужества открытия
Бессильных – разуверит,
                                     а сильных – утомит.


Когда-то,  в пору юности
                                        и пылкого невежества
Рванулось человечество к секретам бытия…
Но пастыри – замучены,
                                       бунтовщики – повешены,
Пророки – опозорены,
                                      в бесславии гния.


Настало время скептиков,
                                           бездумных попугаев,
Открытья им не надобны,
                                       сомнений – ни на чуть.
И как на детях гениев  природа отдыхает -  
На целом поколении решила отдохнуть.


Но тайны – непридуманы.
                                   Природа – нескончаема.
А колесо Истории нельзя остановить.
И в лабиринте жизненном –
                                   пусть тонкая, случайная! –
Колеблется
                   познания нервущаяся нить.


И вспомнит человечество
                                   пророков и романтиков.
Увидят наши правнуки
                           путепроводный свет.
И мужеством открытия
                       за таинство познания
Расплатятся за пращуров,
                       которых нынче нет.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера