АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Кердан

Подорожник

ВО ВЛАДИМИРЕ

Летят облака, будто конники,
Над Клязьмой – светлы и легки…
Маячат вдали колоколенки –
Для русской души маяки.

Стою у тебя на околице,
Святая и древняя Русь.
Вот-вот за небесною конницей
Вдогонку и я соберусь.

Туда, где по рангу построены,
Ряды подравняли свои
Монахи, поэты и воины –
Поборники отчей земли.

Прощаясь с отчизною милою,
Стою, озираясь окрест,
И, тайной наполненный силою,
Целую серебряный крест.

Чтоб так же в рассвтеном свечении
Мерцали церквей купола,
Чтоб Клязьма струила течение
И русской рекою была.

Молюсь, уповаю смиренно я,
Чтоб вовремя час мой настал,
И князь мой святой без сомнения
В дружину меня поверстал.

Чтоб мог я, как равный меж равными,
Пополнив небесную рать,
Лететь над землёй этой славною,
Незримо ее охранять.

ДВЕ РЕКИ

Когда бы шел с востока русский меч,
Являясь порождением ислама,
Могли бы Волгу Камою наречь,
Поскольку полноводней, шире Кама.

Но русский меч был породнён с крестом
И шёл встречь солнцу аж до океана…
И Волгу - Волгой мы с тех пор зовём,
И первой стать уже не может Кама.

Но в том и сила русского меча,
Что как бы вера с верой ни сплеталась,
Да только Кама, камушки меча,
Все пережить смогла, собой осталась.

Не поддаваясь пришлому уму,
Амбициям своим не потакая,
Она впадает в Волгу, потому
Что сильная и добрая такая.

И ей не страшно всю себя отдать
Другой реке, навеки слившись с нею…
Она душе доверчивой под стать,
Что,  лишь смирившись, выстоять сумеет.

***

                          Владимиру Крупину

Лодкой без вёсел родная деревня
В дымке тумана плывёт в никуда.
Стаей вороньей чернеют деревья –
Чуть в стороне от гнилого пруда.

Целою улицей брошены избы,
Окна крест-накрест забиты у них…
Ветер разносит окрест укоризны –
Долгие скрипы калиток больных.

В бывшей церквушке ютится харчевня,
Чтобы случайных гостей принимать.
Ближе и ближе к погосту деревня –
Всеми детьми позабытая мать.

ПОДОРОЖНИК

Век глядеть – не наглядеться.
Век дышать – не надышаться.
Возвратиться снова в детство,
Прахом стать, с землёй смешаться.
Чтоб ростком пробившись к свету,
Возродившись к жизни новой,
Стать свободным, словно ветер,
К путешествиям готовый…

***
Ты соберёшься на вокзал
С тем ощущеньем бестолковым,
Что все ж единственное слово
Единственной ты не сказал.

Что изреченное есть ложь,
Поскольку искажает правду,
Когда ее не будет рядом,
И ты свободу обретёшь

От всех невысказанных фраз,
От всех, в тебе живущих истин,
Прозрений, заблуждений, мистик,
Что слепо связывали вас.

И одиночество, как крест
Нательный на груди лелея,
Вдруг, как мальчишка, пожалеешь
О том, что есть…


К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера