АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ольга Брагина

Волошинский симпозиум


На фестиваль мы приехали накануне открытия. Первыми, кого мы встретили в кафе, были детские писатели, которые пожаловались на условия своего проживания посредством четверостишия «Поселили нас в отеле, тут же мы и о%ели, потому что нифига нет в отеле утюга», и продолжили обсуждение сценария детского праздника. Участники уже собирались в музее Волошина. Появился Кенжеев с двумя огромными сумками и другом Петром. «Здесь правильные люди собрались, они пьют портвейн из горла. Стало ясно и ежу – надо выпить портвежу», - сказал Кенжеев и позаимствовал нашу бутылку портвейна, которую мы в свою очередь позаимствовали у Мити Плахова. «А вы Оля Брагина? Я ваш друг во всех социальных сетях, - подошел ко мне Дмитрий Коломенский. – Можно выпить из вашей бутылки?». «Записывайтесь на мой мастер-класс», - сказал нам Кенжеев. «Я записался», - сказал Митя Плахов. «Я вышел на улицу после вечера Фанайловой, а там шел дождь, и какой-то молодой человек подошел ко мне и предложил коньяк. «Это очень вовремя, но обычно это я всем предлагаю»,  - сказал я, а молодой человек ответил: «Я знаю», - рассказал нам Кенжеев и ушел, оставив друга Петра, который вскоре упал вместе со стулом. После того, как его подняли, все начали интересоваться его фамилией, но потом решили, что другу Кенжеева фамилия не нужна, после чего озаботились пополнением запасов вина.
Вечером люди начали собираться в кафе «Гурман». «Читала твою статью про «Лавры», - сказала мне Матасова. – Наконец-то нормальная статья, без пафоса. Во многих местах смеялась». «А как вас зовут?» - спросил у меня Кабанов. «Оля» - ответила я. «А фамилия?». – «Брагина». – «Надеюсь, вы стихи не пишите?». – «Пишу». Кабанов разочарован. «Ты опять напишешь, что Матасова и Мамаева напились водки?» - спросила у меня Мамаева. «Конечно», - ответила я. «Ладно», - разрешила Мамаева.
На следующий день фестиваль был торжественно открыт. Вечером слушали поэзию России, а потом поэзию Украины в лице авторов журнала «ШО».
В среду мы общались с представителями литературного приложения «Независимой газеты», которые побывали на нудистском пляже, по дороге посетив кафе «Десант», где говорили о том, что новые стихи пишут те, у которого старое стихотворение плохое. Вечером мы расспрашивали Андрея Щербака-Жукова о литературной жизни Москвы, и на вопрос об отношении к Шишу Брянскому он ответил, что только недавно понял, что Кирилл Решетников, Шиш Брянский и человек, которого он встречает на всех тусовках – это одно и то же лицо. Потом Андрей рассказал о поездке в Ивано-Франковск, во время которой он купил вышиванку, и на обратном пути девушки в купе боялись с ним разговаривать, потому что приняли его за гуцула. «А вы откуда?» - спросили они, когда Андрей с ними заговорил. «Из Москвы», - ответил он. «А мы думали – вы гуцул, боялись рот открыть, потому что не знаем ни слова по-украински, хоть и родились здесь». Митя Плахов и Жбанков играли в карты. «Ты здесь как Мережковский и Гиппиус», - сказал мне Митя. «А кто из них?» - спросила я. «Ну это еще надо решить» - ответил Плахов. Кроме этого, я успела послушать Топорова, который рассказывал об учрежденной им премии, а белорусский поэт Дмитрий Вишнев угостил нас специально привезенной настойкой. «Я вас всех люблю, - сказала нам Матасова. – Оля, напиши о нас что-нибудь хорошее».
Потом начался вечер видеопоэзии, член жюри - известный поэт из Германии говорил соседу, что это дилетантство и кроме последнего видеоклипа авторства Эдуарда Кулемина, который занял первое место, о невозможности поэзии, смотреть ничего нельзя. «Почему победил именно этот клип?» - спросили у куратора проекта. «Потому что в жюри были поэты, и они отдали первое место клипу, в котором нет ни одного слова», - ответил он.
В четверг в рамках фестиваля был концерт Виктора Попова, который подарил нам свой диск,  охарактеризованный им как «диск с грустными песнями». Вечером был второй тур турнира поэтов, на котором первое место заняла Мария Дубиковская. Мы выступили на вечере «Экслибриса», а потом слушали Попова в парке, поскольку он так радовался пребыванию в Коктебеле, что не хотел ложиться  спать накануне отъезда. «Не надо здесь шуметь, у нас тут рядом прокураторская», - осадил выступление охранник. «Мы что, в древней Иудее?» - грустно пошутил кто-то из присутствующих. Потом мы всё-таки пошли спать, а Попов продолжал петь для самых стойких, которые вернулись с коньяком.
В пятницу была вручена Волошинская премия, которой удостоилась Мария Ватутина. «Маша нагрузила меня своими книгами, а сама приехала на такси», - сказал нам знакомый, после чего все присутствующие начали рассказывать анекдоты про программистов. Премию за вклад в культуру получила Мари-Од Альбер. «Настоящая француженка, просто смотришь и любуешься», - сказал кто-то из сидевших рядом.
Вечером участников фестиваля повезли на фуршет в ресторан «Крым» для культурного общения и танцев под хиты начала 90-х. В двенадцать часов бал закончился, и нас отвезли домой, а самые стойкие продолжили общение до утра.
В субботу мы слушали выступление Сергея Жадана и авторов журнала «Сибирские огни», после чего были презентованы журналы «Арт-Шум» и “Литера_Dnepr”, и закрытие фестиваля скрыто туманом.

К списку номеров журнала «ЛИТЕРА_DNEPR» | К содержанию номера