АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Салават Кадыров

Мы ехали. Ах, как мы ехали...

***
Мы ехали. Ах, как мы ехали!
Мы спешили, за горизонт смотрели,
В ночь непролазную охали-ахали
И сладкие коврижки свои ели,
Пока чай в граненых стаканах
Нам не чинно так разносили,
Люди выходили на полустанках
И без вести пропадали в России…

***
В скобяной лавке судьбы
Я купил хомут по шее,
Впрягся в жизнь, груженную
Работой, семьей, заботами
И, как кляча своего я»,
Тащу ее по дороге времени,
Подгоняемый кнутом бытия.
Государство мне в уздечку
Вдело шоры, чтоб не шарахался,
А вез, покуда не дотяну
До холодной сырой конюшни,
Чтоб навечно отдохнуть.

***
Меня нельзя,
тебя нельзя,
его нельзя.

В стране Можно
Никого нельзя.

а в стране Нельзя
можно всех.

***
Спляшу от печки до порога,
Приглашая сбацать всех,
Но на комоде иконка Бога
Затрясется, как на грех.
Полечу по кругу вприсядку
На правое, от двери, плечо.
Будто все у меня в порядке,
Словно в жизни все хорошо.
Надо расслабиться немного,
Отпустить натяжение дня.
Но на комоде иконка Бога
Пристально смотрит на меня.

Понимаешь, как ты счастлив,
выживая, выкарабкиваясь,
перебиваясь, перестраиваясь,
перекантовываясь, перенапрягаясь,
в своей родной и любимой,
словно специальной стране.

***
Минус тридцать по Цельсию,
По Гоголю - Россия.
Сколь заворожено не целься -
Промажешь, как просила
Душа, не замечая боли
В быстрой суматошной жизни,
Пересечь свое белое поле
С думой о зимней Отчизне,
Или считая в бешеной скачке
Стога золоченой соломы,
Дотянув до сельской водокачки,
Поверить, что ты уже дома,
Где так колотится сердце
От счастья ли, от горя
И, где лишь мороз по Цельсию,
А все остальное по Гоголю.

***
Каждому дается одно лицо,
Которое снимают фотографы
Или срисовывают художники
Слой за слоем, чтобы время
Накладывало свой отпечаток,
Удивляя нас на старости
Каким оно стало не нашим,
Не родным своим, а другим.
Я не помню своего лица,
Уже давно вылетела птичка,
Унося его в небо времени,
Куда я тоскливыми ночами
Долго смотрю, не отрываясь,
Словно отыскивая себя.

***
В саду высокой поэзии
Живут поэты-гладиолусы
И поэтессы- гортензии,
Источая поэмы и опусы.
За забором - провинциальные
Местные полевые поэты,
Не слишком принципиальные
К привередливому лету.
Из сада поэзии прелестной
Их с корнями выгоняют.
Красота не для местных -
Они провинцией воняют.

***
В уездном городе Н
Еле-еле катится день
К закату, подводя итоги,
Когда обивающие пороги
Понуро уходят по домам,
Столоначальники по рукам,
Хлопая друг-друга по-братски
Новостями делятся сладкими,
Как бодро управляли городом,
Кто кого честно объегорил,
Кто сорвал солидный куш,
Отправив живых еще душ
На улицу под душ дождя
Под занавес уходящего дня
Из присутствия белого дома
В бывшем здании горкома,
Потому как любая власть
Желает служить всласть.

***
Хотел сказать
что-то очень важное,
но сумел
вовремя промолчать
и все остальное
стало не важным,
кроме сказанного
молча.

***
Все звезды сгорели
с периодом распада Союза
и никого не согрели
ни мыслью, ни болью, как слезы,
оттаивая замерзшие души,
а может потому и сгорели,
что кому-то уже стало лучше
и кто-то не хочет, чтоб говорила
звезда со звездой. Так просто
и понятно по крайней мере,
что кресты ставят на погосте,
чтоб не ошибиться в вере.

***
Если в юности не успел
наломать достаточно дров,
чтоб было чем растапливать
остывающую душу воспоминаний,
придется мерзнуть или проситься
в гости к бесшабашному соседу,
у которого душевного тепла
хватит на всех с грехом пополам,
где за стаканом вина вины,
пусть чужой, но острой болью,
обливаясь горьким потом позора
заалеет стыдом оттаивая душа,
но лучше, когда у каждого есть
собственная поленница ошибок,
чтоб было чем согреться
в холодной старости лет.

***
Обычные простые мужики
Иван, Петр и Сидор
прибавили к именам ов»
и, превратив их в фамилии,
стали знамениты
на всю огромную страну.
видимо, чтоб прославится
надо что-то прибавить
к имени своему.

***
Нет! Я не Магомет.
Я самому себе гора.
Я бугрился с малых лет,
Пока не настала высокая пора.
В семейном горном ряду
Я первым увидел рассвет.
С тех пор расту, как иду,
А к Магомету пропасти нет.
Лишь одна заоблачная мысль
Кружит мою вершину легко-
Даже самую маленькую жизнь
Можно прожить высоко.

***
Дюбель, как дебил,
Сколько б ты его не бил.
Будет крепок и упрям,
Как пример простым гвоздям,
Об стенку биться лбом
И останется при своём.
Когда-то призывал поэт,
Как национальный проект,
Из людей наклепать гвоздей,
А я предлагаю без затей
По простоте душевной своей
Из дебилов наделать дупелей.

***
Нарушили корову,
как честное слово,
теперь живут без молока,
на языке горчит строка.
В хлеву живет тоска,
где раньше телёнок -
дочь соседского быка
сосала целую бурёнку.
Нарушитель коровы
под крепкое слово
употребляет от тоски
горечь налитой строки
и проталкивает мясом,
отворачивая взгляд,
а жена точит лясы,
чтоб ужалить вдругорядь.
В деревне без коровы
люди миром не живут,
кормилица всему основа,
для души парной уют.

***
-1-
Карл родил Владимира,
Владимир родил Иосифа,
Иосиф родил Никиту,
Никита родил Леонида,
Леонид родил Юрия,
Юрий родил Константина,
Константин родил Михаила,
а Михаил никого не родил.
Так прервалась династия,
верующих в райскую жизнь.

-2-
Меня ожидали
комары с некипячеными шприцами,
гуси в шляпах, норовящие ущипнуть за душу,
волки, рэкетирующие тёмный рынок леса,
козлы в интеллектуальной оправе бород,
вечно сонные мухи под мухой
и я принял
этот мир,
постаревший на два путча
и помолодевший на чеченскую войну,
чтоб чувствовать себя
не лучше других.

***
Старая сельская дорога
По грейдеру, выбегая на тракт
Не мает усталые ноги
И стелется просто так.
Ни ухабов тебе, ни колдобин,
Можно споро идти в городок.
Тракт он тем и удобен,
Что веселее наяривает ходок
За тем, что надо, в город
И туда же за всем остальным
Гонит его не тетка, а голод
Трактором весёлым, но пустым,
Где машины - большая редкость -
Молоковоз с утра да бензовоз,
Такую дальнюю местность
Выбрал умирающий совхоз,
Где хлебороб уставшим голосом,
Предлагая колодезной воды,
Говорит: Был бы хлеб в городе
И не было бы в районе беды!»

***
Всегда что-то происходит,
хотя мы этого не замечаем.
Происходит день, происходит жизнь,
Происходишь ты, происхожу я.
Происходит то, что не происходит,
когда происходит время
не имеющего происхождения.

***
Вопрос с мёртвой точки
Не сдвинется, как с кочки,
Пока мы сами не упрёмся,
Если только разберёмся
В какую сторону без спроса
Толкать трудные вопросы,
Чтоб без всяких заморочек
Из объятий сдохших точек
Вылезти для понимания,
Жизни знаков препинания,
Где больше всего на свете
Волнуют правильные ответы.

***
Страна долгой зимы -
богатая для богатых
и бедная для бедных,
приспособленная для всех,
устраивающая всех -
никого не устраивает,
потому что в ней
холодно жить.

***
Как вечный строитель
я всю жизнь строил -
раньше коммунизм,
теперь капитализм,
а в светлых мечтах
воздушные замки
у Млечной реки
с облачными берегами,
что некогда было
жить по-человечески.

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера