АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Артис

Никакого счастья. Стихотворения


***
мониторишь своё имя до поздних сумерек,
цепляешься за каждую фразу, сказанную о тебе всуе,
мол, всё ещё жив пьянчужка, мол, ни хрена не умер,
о нём ещё кто-то думает, смахивая слезу.
а я гуляю по тверскому бульвару
сначала левой ногой,
потом правой.

засыпаешь от усталости, просыпаешься от голода
и снова засыпаешь от усталости, смочив горло
водой из-под крана. тебя не смущает присутствие
под окнами города ровно, как и его отсутствие.
а я гуляю по тверскому бульвару
сначала левой ногой,
потом правой.

читаешь чужие постинги в перерывах между запоями,
свои – на трезвую голову не воспринимаются,
и гордишься тем, что тебя запомнили,
гуляющим по тверскому бульвару
сначала левой ногой,
потом правой.

***
почему эта женщина проходит мимо меня,
я же тут стою, а не где-нибудь там за деревом?
такие странные фразы в мою голову лезут
при виде чужой смерти.

либо я получаю удовольствие от того что она
захватывает, проходя мимо, даже не касаясь меня,
либо я не понимаю ничего, не хочу понимать,
не имею возможности.

сказать проще всё одно, что умереть дважды:
сначала написав, а потом осознав бессмертие строк.
в бумажном оформлении странные фразы
звучат как выдающиеся.

ничто так не облагораживает жизнь как смерть.
запишите, пожалуйста, в своём блокноте.
посмотрите на женщину, которая проходит мимо,
удивляйтесь спокойно.

глаза этой самой женщины распахнуты широко,
её волосы правлены серебряным гребешком,
она утром и вечером чистит свои белые зубы,
бреет лобок.

у неё сосцы всем сосцам венцы,
у неё талия немного усталая
и круглый живот.

***
я обязательно стану заслуженным
деятелем искусств,
потому что сегодня с женщиной ужинал
без претензии на хороший вкус.

сам себе казался каким-то опытным,
и глаза возводил, и два пальца гнул,
был настырнее механического робота
и проворнее антилопы гну.

обслуга постоянно меняла пепельницу
и меня это жутко бесило.
хотелось ударить по столику пенисом
и сотворить из воздуха свою силу.

я люблю смотреть
на забычкованные сигареты.
мне нравится начатое,
но незаконченное.
и в этом есть что-то от настоящего поэта,
от заслуженного деятеля искусств.

вот вам и все мои душевные искания.
вот вам и вся моя божественная плеть.
принесите мне чистого цианистого калия,
потому что я уже готов умереть.

***
не будем искать виноватых,
они прячутся лучше других.
ещё есть время ни о чём не думать,
отращивать волосы, копить долги.

если захочешь иметь детей,
то тебе придётся их делать самой.
одни выходят замуж, другие живут
сами по себе со мной.

я не знаю, кто твой отец
и кем приходится мне твоя мать,
мне плевать на твоих братьев,
на сестёр мне твоих так же плевать.

по-настоящему чист и честен
животный инстинкт.
кто-то обязательно осудит нас,
кто-то нас непременно простит,

соорудит из нас двоих одного ангела
в своей небесной мастерской.
только не беспокойся
и меня не беспокой.

даже лучшие слова о любви
когда-нибудь потеряют смысл.
ты живёшь сама по себе со мной,
и мне нравится твоя жизнь.

САЛКИ


я открываю дверь и выхожу во двор.
здесь во дворе мои дети играют в салки.
песочница похожа на колыбель,
покрытую сусальным золотом.

старший сын бежит за своей сестрой,
та спотыкается тихая, перелетает через…
стой, говорит, стой, говорит, постой,
и улыбается шире размаха качелей.

я сажусь на скамейку, закуриваю, курю.
у меня глаза слезятся, небо совсем синее.
много лет пройдёт согласно календарю
и моя дочь побежит за своим сыном.

***
даже самые страшные упущения можно
переквалифицировать в незначительные потери,
если женщина являет собой бесполезную вещь
в твоём заботливо созданном интерьере.
как-то неловко существовать в мире,
где поднятый стульчак является камнем
преткновения в решении многих
социально-значимых задач.
хоть пей натощак,
хоть плачь.

***
никакого счастья, понимаете, никакого.
любовь естественна как списки патологоанатома.
вы летаете, чувствуете себя раскованно,
а на самом деле распадаетесь на атомы.

вы грешите на позднюю осень, авитаминоз,
на отсутствие денег, депрессию, мягкое сердце.
вы такой, что волшебнику из великой страны оз
при всём желании автора не отвертеться.

вы из себя представляете ничего такого,
обычного человека, курящего, много пьющего,
и пахнете вы не лучше трико
какого-нибудь чемпиона по фамилии плющенко.

разлагаетесь на отдельные части слова,
не думает голова, не делают руки, не ходят ноги.
никакого счастья, понимаете, никакого...
надо отдать должное одиноким.

***
отсутствие денег не отменяет желания жить красиво.
глоток сырой воды по силе воздействия на организм
роднится с крепким баварским воздухом, из
которого тамошние жители варят пиво.
одни подумают: потерял рассудок, третий день как
пьёт сырую воду и плачет от умиления, удовольствия,
другие скажут: из воздуха пиво никто не варит,
но из него можно делать хорошие деньги.
а я (последняя строчка выделена курсивом)
просто живу красиво.

***
никто не приходит в гости за просто так:
один положит на веко медный пятак,
другой венок положит у ножек моих,
у ножек в белых тапочках,
холодных ножек.

мне виделись в самые последние вечера
вульгарные женщины, мощные буфера,
качались проспекты, улицы гнулись,
а я был почти маленьким,
немного скучным.

одни мне говорили про авторские права,
другим на дворе дрова – не расти трава.
хотелось от жизни великих опачек,
получились только апочки
и белые тапочки.

вот и эта сука приходит, приносит торт.
объясните ей, что не тот я, уже не тот.
ни хрена не мыслю о том, что должен
на улице дождик идти, дождик,
нормальный дождь.

***
в метро, в электричке, в трамвае…
что бы там ни думала наблюдающая за нами
из прошлого века одна старуха,
я всего лишь вечность перешёптывал,
касаясь мочки твоего уха,
и превращался в транспортное растение.

ты гладила мою коленку, мне становилось тесно.
а кто-то другой писал за меня это стихотворение,
да и все остальные мои тексты.

К списку номеров журнала «УРАЛ-ТРАНЗИТ» | К содержанию номера