АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Юдин

Гуру. Стихотворение

ГУРУ

Свидетельствовать чудо: изнутри
Свечения индуса пожилого
(Район Манхеттена, Бауэри,
Начало лета шестьдесят шестого), –
Я поднимался в кепи набекрень
По лестнице – высокий звук нездешний,
Ритмичный колокольчиковый «дзэнь»
Звенел и таял, таял в тьме кромешной.
За дверью на четвертом этаже,
Скрестив ступни, в просторных складках ткани
Шафранового цвета, лет уже
Не молодых, он пел при барабане.
И бритая лоснилась голова,
И плешью испускала света стрелки.
Его аудитория – раз, два
Да и обчелся, – била ритм в тарелки.
В театр – ради зрелищ, в магазин –
Продуктов ради, в бутик – за штанами
Иль юбками... Зачем я здесь один,
Зачем и где: в квартире съемной, в храме?
Запел индус, глаза в очках прикрыв,
Мелодию простую на санскрите,
Как будто отрываясь, и отрыв –
Как фокус левитации – смотрите!
Нью-Йорк – за небоскребом небоскреб,
Себе аккомпанирующий «мани».
Цветной толпы – на светофорах – стоп, –
Пульсация – забеги тараканьи...
А этот – там, где дел невпроворот, –
Наоборот... И пишет что-то в книжке.
Манхеттен, как слона, индуса ждет,
Зеваками за ним бегут мальчишки.
Стоит на перекрестке всем ничей,
Всем в доску свой! – гортанит песнопенья,
И мимикой и жестами речей
Усиливая только впечатленья.
В дожде промокнув, на себе суша
Хламиду, краснобайствует прилюдно:
– Душа – не тело, тело – не душа.
Что истинное «Я» понять не трудно.
Живое все нуждается в еде,
И в размноженье, и в самозащите,
В покое еженощном и в среде
Себе подобных – уши отворите!..
Не в том ли, что скотина мордой ест,
А вы лицом, – отличие? Иль боли
Скот не подвержен?.. Этот ваш прогресс –
Животная изысканность – не боле.
Компьютеру любая ваша мысль
Торможеностью – стыд и поношенье...
А атомная бомба – тех же мышц,
Когтей и песьих пастей продолженье.
Одна душа и в людях, и в скотах
От Бога – по закону аналогий.
Но люди забивают бедолаг
На бойнях современных технологий.
Как много у животных и людей
Моментов сходства. Что до отрицания
Души в четвероногом, то на всей
Земле – ни повода, ни основания.
Теория переселенья душ,
Что выпорхнули бабочками беглыми
В свой срок из одеревенелых туш,
Согласно Сохранению энергии...
Сначала в парке Томпкинс-сквер он пел
Неделю, приходя, как на работу.
И слушателей души звал из тел,
Обманутым отождествленьем с плотью:
С семьей, с народностью, с одной из вер –
Евреям, исламистам, христианам,
Внимающим соборно в Томпкинс-сквер
О смысле бытия напевам странным.
Показывал на лекциях проспект
И фото с Лалу Бахадуром Шастри –
Премьером... О тщеславный человек! –
Поющий Веды, Гиту, мантры, шастры.
Приняв саньяс, в Америку – сюда,
Бомбей покинув, прибыл на торговом
Суденышке – как бишь? – Джаладута! –
С коробкой книг, как в Хаос Бог со Словом,
С полсотней рупий, чей эквивалент
Ничтожность долларовая...
В трущобе Манхеттена и у бетонных стен
Почтенье вызывал к своей особе.
Планируя по столько раз на дню
Иное помещение для свами,
Арендовали дом на авеню
Второй его друзья – поют в ашраме:
У тех, кому родиться суждено,
Всегда расходы больше, чем доходы.
Им времени не хватит на кино,
На дискотеки и журналы моды,
На телевизор этот – в спальни дверь,
В которую заходят и выходят
Какие-то подонки... О, поверь,
Вживую с ними дружбы не заводят.
Кому опять родиться суждено,
Едва ли склонны задавать вопросы
О смысле бытия, – его вино:
Мясоеденье, секс и папиросы.
Живи, двуполых бюргеров семья,
Провозглашая вагиной и членом:
Умри сегодня ты, а завтра – я! –
И вновь рождайся в этом царстве тленом.
На этаже моем – бутылку вниз
Бросаешь – и падения не слышно.
О, подлая бессмысленная жизнь! –
И вот я напеваю «Харе Кришна...»
Порой возможно, а порою нет,
С учителем общаться напрямую,
Но с книгами, с подшивками газет
О нем я сам весную и зимую.
...Число друзей стремительно росло,
Листовки умножались, грампластинки
Записывались... Головы несло...
На всех обложках Гуру фотоснимки!
Толпа – едва ль напоминая ту,
Ту, первую, глумящуюся низко,
Приветствовала в аэропорту
И в парке Голден-Гейт, что в Сан-Франциско,
Сканировала «Харе Кришна» там,
В «Нью-Йорке тайме» и там, за океаном,
Статьи о Нем – за храмом новый храм
Возносится... Он сам в шелку шафранном.
Так не было, что не существовал
Я или ты, и никогда не будет.
Развертывая космос, Бог играл,
А двойственность – потом создали люди!
Поющий мантры – Божеству со-Бог,
Читающий все символы и знаки.
А глупый атеист не Бог, а дог,
И служит чувствам, и родня собаке.
Поющая душа обречена
На трудную дорогу совершенства.
Тождественны Господни имена
Составу Знанья-Вечности-Блаженства.
Софиты, микрофоны, интервью...
И вот при титуле Бхактиведанты
На Красной площади с генсеком наяву
В обнимку едет в ЗИСе под куранты.
По мрданге глиняной – о двух сторон
С мембранами – стучит и «Харе Кришна»
Поет, как я, и эта явь не сон,
На чистом русском – русским это слышно.
...В шестой палате пялюсь в потолок,
Спеленатый беспомощным конвертом...
Мой колокол то низок, то высок,
Метается подобно прочим смертным...

К списку номеров журнала «БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ» | К содержанию номера