АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Нонна Алиева

Вкус ветра. Стихотворения





* * *
Я знаю наперёд прологи и развязки
и кожей узнаю пути на эшафот.
Сорвите ж с глаз моих проклятую повязку —
я вижу сквозь неё:
                             мой
                                 не пришёл
                                     черёд.
Нам среди тысяч солнц одно дано судьбою.
И сердце не пьянят слепящие не те.
А если час пробьёт, то выбор лишь за мною,
и я сгорю лишь там,
                                в желанной
                                     высоте.
А музыка звучит, пусть даже режут связки —
я буду взглядом петь, пока ещё дышу...
Я знаю наперёд прологи и развязки,
быть может, оттого...
                             что их
                                 себе
                                     пишу.


* * *
Я отдаю долги — подставьте шляпы:
всё как положено — как в час
                                                 перед концом.
Не надо каяться — ведь я не Римский папа,
а сантименты портят вам лицо.
Всю боль, всю жизнь до дна,
                                               до самой капли,
чтобы уйти, как ветер,
                                 налегке.
Я отдаю долги —
                     подставьте шляпы:
всем по одной
                     непóнятой
                           строке.


* * *
И вновь апрель, и мир дурманом дышит,
и сердце ритмы путает
                                  в ночи.
Ты что-то говоришь,
                          меня не слыша.
И лишь Господь
                      всё слышит.
                           И молчит.


* * *
Какая сила разметала костры,
смешала имена?..
Твоя душа — на дне бокала,
а я не буду
                пить
                     до дна.


* * *
Уйду...
чтобы не видеть, и не слышать,
                                         и не знать
                                              ничего.
Войду
в пустую комнату, где счастья нет —
                                         лишь тень
                                              от него.
Прости,
я не бывала в тех краях,
                                         где все века —
                                              мерзлота.
В горсти
одни лишь звёзды, и, наверное,
                                         я просто
                                              не та.
А дни
мои длиннее и длиннее,
                                    всё короче —
                                              года.
Одни
мы во Вселенной не останемся
                                         с тобой
                                              никогда.
Успеть
прожить все жизни не дано,
                                         и, видно, нить
                                              коротка.
А спеть —
я всё спою, не подвела б,
                                         не оборвалась
                                              строка.


* * *
За тыщи миль, за сто веков вперёд
я знаю неизбежность нашей Встречи.
И ни к чему запреты,
                                козни,
                                      речи...
И даже смерть
                     здесь не идёт в расчёт.
Ведь там, за Гранью Граней,
                                   в новой сути,
в ином обличье и в мирах иных,
нас всё равно,
                 как два комочка ртути,
Столкнёт. Притянет.
                          И соединит.


* * *
Я знаю цвет звука и вкус ветра,
запах Вечности и вес снов.
Но я ничего не пойму в этой жизни,
пока не увижу,
как ты улыбаешься,
когда встаёт
солнце.


* * *
Как хорошо не дни — шаги считать.
Ступить на край без дрожи и опаски.
Как хорошо над пропастью стоять
и пьяной быть
                    от близости развязки.
Что за спиной? Не помню. И к чему?
Не отступиться больше ни на йоту.
Вся жизнь была прелюдией к тому,
чтобы вдохнуть мгновение полёта.


* * *
Город спит, и луна однорогая —
как подвеска фольги на ветру...
Снова полночь, такая глубокая:
дай-то, Боже, мне выплыть к утру!


* * *
И позолота с дней уже сошла,
и меркнут незакатные светила...
Я позабыла всех, кого могла,
и отпустила всех, кого любила.


* * *
Задор остыл, дурман исчез,
и память никого не судит.
Венчал ли Бог? Смутил ли бес?
Шутили оба. Ну, и будет.


* * *
Даже если жизнью наказанье
на исходе — что же, не беда.
Ты — моё последнее желанье
перед восхожденьем
                              в никуда.


* * *
Родится Знанье из запретов
и выбора на развилках.
Не делайте ссылок на поэтов...
которых не было...
                        в ссылках.


* * *
Я дышу, и пока я жива,
прорастают из сердца слова.
Не кружи надо мной, вороньё:
мы бессмертны,
              всё прочее — враньё!


Репетиция
(к жизни)

Сто веков на исходе...
С масок сброшены лица.
Скажи,
ты и вправду уходишь —
иль это так...
репетиция?


Есть начало
Не зарекайся,
что, взяв билет,
ты будешь это лицезреть,
всё, до титров, в которых нет
имени режиссёра.
Этот бред по прозвищу
                                  «жизнь» —
просто афера — брось,
                                      завяжи,
покинь зал...
Тебя пугало
слово «финал».
Какой ты, к чёрту,
                           поэт,
когда не знаешь: конца нет —
Есть Начало!


* * *
Я больше глаз не отведу
от глаз твоих.
Я от себя в себя уйду,
но не от них.
Мне незабытые слова
принадлежат,
и в жизнь мою стучится тот
смущённый взгляд.
С годами горше и острей
всё та же грусть —
руки твоей, судьбы твоей
я не коснусь.


* * *
Смеялась, пела —
                         хватит —
                              ни к чему!
Сожгу — и ветер по свету развеет.
Мне затяни
             молчаньем
                  крепче
                       шею,
чтобы не пела
                     больше
                          никому.


* * *
Всё скомкано — и это плата
за глупость сердца,
                           за обман ума.
Не торопи меня на плаху.
Помедлю...
          и взойду
                 сама.


* * *
За то, что поздно появилась
и что не отняла,
прости. Я, кажется, любила
сильнее...
         чем могла.

К списку номеров журнала «ДЕНЬ И НОЧЬ» | К содержанию номера