АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Алексей Сомов

О чуде воскресения. Стихотворения



***
Сучьи дети и багровы внуки
гей вы мамины сибиряки
разбирайте АКМы в руки
в обе молодецкие руки

Сладко пахнет мясо новобранцев
всюду растворенье воздухов
от тревожно-радостных вибраций
хорошо срифмованных штыков

С кем их там до кучи зарифмуют
нам с тобой ни горести ни зла
Бог не съест свинья не заревнует
Господу свинину есть нельзя

А какой-нибудь дремучий велес
старый пень с червивой бородой
будет даже очень рад и весел
всякой протоплазме молодой

Духи предков это одобряют
пляшут и ярило и сварог
если пуля в сердце ударяет
если наш ненашего дырявит
если тот как резаный орет

Славно пахнет завтрашним погромом
и закат раскинулся багров
словно бы над тризною огромной
задубевший от земли и крови
драный богородицын покров

ПОБЕДНАЯ ПЕСНЬ МХА


Станем сфагнумом,
будем есть сфагнум,
ебать сфагнум.
Необходимо смириться с фактом:
мхи живут в агрессивных средах,
на лабораторных срезах,
даже в Антарктиде.
В общем, они такие.

Если, скажем, простую бабу скрестить с фавном,
она родит ежа, потом древесную жабу, а далее густо попрет сфагнум.
Занимаясь факом или войной, веруя во всесильный фатум,
ты делишь себя на ноль,
то есть приумножаешь сфагнум.
Дорогие жители Луны, вам письмо, к нему прикрепленным файлом –
а) артефакты майя,
б) немного ласточкиной слюны,
в) тараканья куколка и конечно же, сфагнум.
Необходимо помнить о главном,
о важном,
о самом-самом:
жизнь есть сфагнум,
и сфагнум родит сфагнум.

***
...и сказал тогда Видагдха Шакалья:
«Мне не нужно мое сердце шакалье,
ни кузнечиково, ни людское,
можжевеловое, никакое.
Потому что сердце есть брахман,
вынь его и не вставляй обратно.
Расскажи про синеликих богов,
что кусают нас огнем со всех боков».

Отвечал ему мудрец Яджнавалкья:
«Тут и так дела ни шатко ни валко,
и не время разматывать сопли –
всех богов на свете три раза по три сотни,
а еще точнее, их числом шесть,
сучий потрох твой и блядская шерсть.
А по совести – ну два, ну один,
так что ты, пацан, давай без обид.

Ибо сердце есть брахман,
и речь есть брахман,
и ты есть брахман,
и твое говно есть брахман,
все было светом, все станет прахом, и обратно».

Машет гривою Видагдха Шакалья,
наполняет уши Божьей мочою
и уходит, размышляя о чем-то,
ходит-бродит, размышляя о чем-то,
напряженно размышляет о чем-то.
Мудрость – штука непростая такая.
Тяжело сиротинушке в учебе.

ATROPINUM SULFURICUM

Ручной божок в промасленном тряпье
почтенный волк на тлеющей тропе
давно мой друг не мыслил я побега
А дальше и драконы не живут
и тайным именем не назовут
а нам с тобой нужна одна победа

Одна на всех одна за всех за тех
кто съеден был в тиши библиотек
за воск размятый и разъятый текст
что не пролазит в горло неофита
(Отравленные буквицы кармин
лазурь и охру нам Господь скормил
и по губам ударил необидно)

Мой тайный друг небесный атропин
когда седьмой охранник вострубит
обрубит нам хвосты и интернеты
ужо мы спляшем ламцадрицаца
возьмем фошыстов на прицел шприца
ужо утопим их в говне и нефти

Поверх старинных пожелтевших карт
(по кафелю кровавое кап-кап)
записано прозрачным жиром нерпы
здесь антиподы, карлики и мгла
в размятый воск вонзается игла
и почта полевая не дошла
про то
что нам нужна не та планета

***
Если бы Пушкин не родился русским поэтом,
крался бы в высокой жесткой траве саванны
с легким копьем наперевес, раздувая ноздри,
а вечерами грустил о непонятном,
жаловался колдуну в дубленых морщинах:
«Давно, старик, хочу сбежать, а куда – не знаю,
и вот здесь как бы душит, давит что-то,
дай мне, старик, еще твоего отвару».

Если бы Мандельштам не родился русским поэтом,
торговал бы вонючими кожами в отцовской лавке,
мечтал держать экзамен в Политехнический
на кафедру зоологии и энтомологии,
зная, что отец нипочем не позволит.
Женился бы на толстой косастой Двойре,
повесил над кроватью картинку из «Нивы» с желтой саванной,
под нею спустя сорок лет и умер тихо.

Если бы Пуханов не родился русским поэтом,
свалил бы в Одессу,
поступил в мореходку,
выучился на мичмана, обогнул мыс Горна,
купил ржавую развалюху, починил
и жил на хлебе
и воде с растворенными звездами грубого помола.

Если бы я не родился русским поэтом
...................................................
...................................................
...................................................
впрочем,
одно другому никогда не мешало.

***
когда на небе скучно и светло
господь берет стеклянное стило
и пишет треш на тысячу страниц
и пьет в одну ебучку абсолют
а дети непослушные его
не понимая вовсе ничего
наловят снегирей клестов синиц
очищенным бензином обольют
и подожгут
потом немного подождут
и запускают вертикально
в
н
и
з

они летят от них глазам светло
повсюду загорается капслок
(они летят)
пророк совокупляется с козлом
гори гори упоротый капслок
(они летят)
из ноева ковчега не спаслось
ни одного
врубается капслок
(они летят)
еще крупнее шрифт
отчетливее каждый взмах и штрих
и ближе губы кровожадных жриц
они летят
как некий послепраздничный салют

СТРАШИСЯ РАСШИРЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ
БЕГИ РАЗВРАТНЫХ ЖЕНЩИН И ВООБЩЕ
МУЖЧИН РАЗВРАТНЫХ ПАЧЕ СТОРОНИСЬ
ПОЗНАЙ ЧТО НИЗ ГДЕ ВЕРХ А ВЕРХ ГДЕ НИЗ
НЕ ПОТРЕБЛЯЙ НИ ЯДОВ НИ КИСЛОТ
ИНАЧЕ И ТЕБЕ ПРИДЕТ КАПСЛОК
ОТКРОЕТСЯ СЕЗАМ

они еще летят
от них глазам и больно и светло

ЧЕТЫРЕ МИНУТЫ (О ЧУДЕ ВОСКРЕСЕНИЯ)


Вот он появляется на свет
будто бы с повесткой в страшный суд
(В комнате его покамест нет
в комнату его сейчас внесут)
Грузчики ругаются внизу
утро ковыряется в носу
и в тяжелом колченогом гробе
горячо и злобно мертвецу
словно в механической утробе

(Как по смрадным улицам везли
хорошо еще хоть не роняли
в недрах уцененного рояля
душу неживую растрясли)

Вот он выпускает коготки
обрывает заспанные шторы
как больной или неместный что ли
бьется в окна двери потолки
лезет по незримой вертикали
превращаясь в желтую осу
а внизу толпятся вертухаи

Свяжут руки
выломают локти
в полотенца спеленают ловко
и вперед ногами понесут
…………………………………………..
Люди в голубых татуировках
музыку из дома понесут

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера