АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Анна Петкевич

Будни киборгов. Стихотворения


Пизанские паузы
Несете на сердце,
Закованы в квадраты скобок,
Мои перекрестки.  
Вприсядку и на подножке –
Простите, богини из глины,
Мы город месим, остановки
Летят заборами ледяными.
Согрейте нас, идолы!
Заборы – веки города,
На них наколоты
Осадочные литии.
Вдыхаю две скользкие полосы,
Под ногти ложится
Шин зимних улица.
Архитектор и птица
Равно зрению повинуются.
Только бы не разбиться.

Мальчик, фарфоровые заплатки
Больше не тянутся. Выросла кукла
Вместе с тобой. Косяки в зарубках,
Ногти заточены. И кроватка
Прокрустывает. Чувствуешь кровь на губках
Твоей подружки? И глазки опухли.
Она говорит, ты стал ниже
Ее, не на каблук и не на полтора.
Отпинывает тебя, словно край ковра.
Говорит, ты упал на пол жизни.

Пиноккио в панике
Сверлит себе пупок.
Несделанным матерью
Может быть только бог.
А Пиня – простой строитель,
Сын Карла плотника.
Шкурит наждаком спину
И расслабляется, потный .
Не тонет. Не курит. Пьет
По пятницам морилку. Закусывает глиной.

Ангелы забыли выключить свет.
Посмотри бесхозный сон, которого нет.
Ты лежишь в алых густых шелках,
В твоих зрачках завывает страх,
Я складываю из перьев твой портрет.
Ты выпила четыре дозы сил
Без закуски. Тебя отпустили
На волю. Я не просил
Ни слез твоих, ни чаши воды, ни соли. Собирай слова из узловатых букв,
На кости нанизывай. Просеивай звук
Сквозь облако солнечной пыли.

Десять черных царевен
В масляных норковых шубках
На ступеньках курят под пение
Зимней резины. До колена бойницы –
Готически скроены юбки,
И залеплены лица розовой глиной.
Околдуют тебя глубокие скользкие глотки
Пузырями со следами помады на оболочке.
Не сдавайся оборотню. Не считай
Ее острые ребра.
Она – выпотрошенная селедка.
Без головы. Точка.

Буратино оставили с носом
Торчать на вахте. Караулить чудеса
На непаханом поле сна.
Кот утек, улизнула за ним лиса.
Трехгрошовый герой, марионетка,
Расправляй картонные крылья
И рви ветрА.
Девочка с волосами из самого синего вЕтра
Накрывает на стол. И ждет тебя. Навсегда.

Три века танцуешь танго,
Тортилла, с жабами
Дрожащими, а рыбы вдыхают
Твои шаги жабрами.
Сыграем в ящик?
Отдай ключик.
Прижми пальчик.
Ты на подозрении, и отпечатки
Твои у моего сердца,
Гложут, словно пиявки,
И путь отверст им.
Говорящие черепахи – это сказки.

К списку номеров журнала «НОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ» | К содержанию номера