АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Толоконникова

До свиданья, первая любовь

Родилась на Донбассе, в детстве переехала с семьёй в город Черкассы. По специальности инженер-строитель, закончила Киевский политехнический институт в 1983 г., работала в проектном институте, затем долгое время возглавляла книжный магазин в г. Черкассы, сейчас на пенсии. Вдова, имеет двух дочерей и четырёх внуков. С началом военных действий вынуждена была покинуть Украину и нашла убежище в Швейцарии. Автор стихов на сайте «Стихи.ру» с 2012 г., лауреат многих конкурсов, Премьер Магистр МФ ВСМ, победитель апрельского конкурса Большого Литературного Клуба 2021 г., победитель народного голосования в «Праймериз к Турниру поэтов 2021 г.». Подборка стихов вошла в «Антологию русской поэзии 2021». Елена Толоконникова была представлена к награждению медалями «Фёдор Достоевский 200 лет» и «Николай Некрасов 200 лет» за вклад в современную русскую литературу, но не посчитала возможным принять эти награды в связи с военными действиями в Украине.


 


Елена Толоконникова лирик по своей натуре и в своих стихах. Она вся распахнута искренностью своей стихотворной речи. При том, что у неё немало жёстких стихотворений, говорящих о принципиальной жизненной позиции. Она не мудрствует лукаво, не усложняет свои стихи. Читателю сразу открывается её эмоциональный настрой: «Улыбнитесь весне, сбросьте пыльную шляпу печали…».

 

Д. Ч.

 

 

УЛЫБНИТЕСЬ ВЕСНЕ

 

Улыбнитесь весне, сбросьте пыльную шляпу печали,

Ей, весне непутёвой, от вашей улыбки светло.

Все приметы твердят, не напрасно вы с ней повстречались,

Значит, сбудется счастье, считайте, что вам повезло.

Пробивается жизнь свежей зеленью тоненькой травки,

Дуновением ветра влечёт и толкает вперёд,

И, ручьями звеня, оживают лесные канавки,

А сорока с берёзы тончайшие веточки рвёт.

Улыбнитесь весне, вы её так доверчиво ждали!

Возродиться сейчас – то, что доктор зимой прописал.

И откроются вдруг новизной близлежащие дали,

И зеркальные лужи отправят привет небесам.

 

 

ДЕВОЧКА БЕЖИТ

 

Идёт весна, а девочка – бежит.

Она полна наивного восторга,

Ей кажется, что вечной будет жизнь,

А там, вдали, таинственного столько.

Её любовь всесильна и чиста,

Не ведает обмана и корысти,

Родным – ещё так долго жить до ста,

И страх потери не тревожит мысли.

А вырастет – легко её любить:

Копна волос, летящая походка.

В наследственных часах живёт рубин,

Чеканит время медленно и кротко.

У девочки – две девочки внутри,

И внуки-правнуки, такая вот матрёшка.

Она умеет детскость сохранить,

Хотя играет в жизнь не понарошку.

Мелькают кадры, даты, этажи,

Утраты за спиной – тяжёлым шлейфом.

Уже не та. Но девочка – бежит,

А небо льёт и льёт любовь из лейки…

Напишется нелепая строка,

Мол, девочка живёт и не стареет.

Я никогда не буду к ней строга,

Она во много раз меня мудрее.

 

 

АБИТУРИЕНТКА

 

Как сладко под родительской черешней

Распробовать июньское тепло,

Лежать, раскинув руки безмятежно,

Почувствовать себя почти нездешней,

Уже вне дома, будто город плох.

И я решаю вечного Сканави,

Записываю формулы в тетрадь,

Стремлюсь к тебе, навеянному снами,

Предвидя, что случится завтра с нами,

Совсем не зная горестных утрат...

Вокзалы, рельсы, скрип фуникулёра,

Я в гору неуверенно плыву,

Туда, где ждёт меня старинный город,

Окутанный прозрачным лёгким флёром,

И ты, и наша встреча наяву.

Грохочут песни старенькой общаги,

Экзамены, шпаргалки, реки слёз,

Заеденные постными борщами,

И всё, что жизнь когда-то обещала,

Взяло, и неожиданно сбылось.

 

 

ТАРАКАН В РАДИОЛЕ

 

Таракан в радиоле. Ему тепло,

Безопасно, уютно и сухо на ощупь.

Мне нравится песня Юрия «Плот»,

Но Лев поёт «Соловьиную рощу».

Соседка за солью пришла. Тогда

Почему-то к соседям ходили за солью,

Обещали когда-нибудь всё отдать:

Сахар, муку, то, что брали спросонья.

Я готовлю кашу, варю яйцо,

Яйцо – таракану, добавлю «борной».

Надо с ним покончить, в конце концов,

А завтра поедем на игру сборной.

Заводской автобус, родной коллектив,

Пару-тройку лет не была в столице.

Я к тебе плечом прислонюсь в пути,

Хватит нам в быту столько дней вариться.

За стеклом радиолы сидит таракан

В освещении рампы – под внутренней лампой.

Он, похоже, готов танцевать канкан,

У него подходящие стройные лапы.

А старшенькой дочери третий год,

Не поймёт, как пролез он туда? Где трещинка?

Говорит о нём восхищённо: «Поёт!»

Конечно, поёт. Баритоном Лещенко.

 

 

ДО СВИДАНЬЯ, ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ!

 

О любви не скажешь в двух словах,

Жизни колесо так быстро катится,

А моя любовь сказала: «Ах!»

И взмахнула крылышками платьица.

Растерял горошки крепдешин,

Рюши облетели и оборочки.

Под окном не слышен шорох шин,

А другой – не нужен мне нисколечко.

Дом купил, деревья посадил,

Сына не родил, есть только дочери.

Столько планов было впереди,

Не дошла до этих планов очередь...

В расставанье нашем нет вины,

Чувства стали тонкими со временем.

Мы достойны наших половин

Только с философской точки зрения.

И живу, красивая, ничья,

И стихи слагаю, как счастливая,

Песни нашей юности звучат,

Снова спеют персики со сливами.

О любви не так-то много слов,

Как случилось, что тебя я встретила?

До свиданья, первая любовь,

Утренняя, ранняя, последняя…

 

 

ЛОВЕЛАС И ГОСТИ

 

Целый город – в окне.

Он проспектом лежит на ладони.

Наплывают огни, приближая далёкий уют.

Ты созвучен весне,

Энергичен, свободой наполнен,

Лишь конструкции стен развернуться тебе не дают.

Оживила на миг,

На мгновенье короткое – гостья.

Ты вдохнул в неё жизнь, озаряя свой сумрачный мир.

Может, что-то постиг,

Став зонтом из скучающей трости,

Но опять упустил. Успокойся. Расслабься. Замри.

Наступает момент,

И огни замедляют движенье,

И фонарный сироп по пустынным дорожкам течёт,

И не радует «Кент»,

И слабеет окна притяженье,

Ты остался один, а былые победы – не в счёт.

Снова ясный денёк

Беспечален, не ведает злости,

Он расплещет капель, зазвенит, барабаня в стекло.

Защебечет звонок,

 

В дом войдёт незнакомая гостья

И заявит с порога, что время твоё истекло.

 

 

* * *

 

Любимые артисты все состарились и умерли.

В знакомых с детства двориках теперь всё больше сумерки.

Деревья выше сделались, а кое-где и срезаны,

Все мальчики влюблённые пошли на службу в слесари,

И ходят в старых кепочках, педали жмут на великах,

Полнеющие девочки – не склонные к истерикам.

Мы стойкие солдатики, мы дети оловянные,

В желаниях бесстрашные, в поступках – бесталанные.

Проштрафимся и маемся работой над ошибками,

А жить по-настоящему обучены не шибко мы.

Одни воспоминания всё время лезут в голову,

Не очень-то пригодное для мыслей новых олово.

А может, поколение отлито так намеренно?

В нас гибкости – нисколечко, а стойкости – немерено.

 

 

ОДИНОЧЕСТВО – НАГЛАЯ ТЁТКА

 

Одиночество – наглая тётка,

Беспардонно врывается в двери,

Продвигается грузной походкой,

Подмечая разлуки-потери.

Никогда домофон и консьержи

Эту дамочку не остановят.

И уже трепыхаешься реже,

Привыкаешь к нахлебнице новой,

Что живёт, не спросив разрешенья,

У компьютера виснет подолгу,

Не считаясь с тобой совершенно,

Мол, она тут – законно, по долгу.

И не ясно, кто в доме хозяйка,

Чья на самом-то деле квартира?..

Только внука боится, «мерзавка» –

Не согласна быть зайчиком в тире.

Несмотря на плохие манеры,

На безделье, дурные привычки,

Ей дано успокаивать нервы,

Вспоминая таланты девичьи:

То возьмётся выкладывать складки,

Вышивать и вязать гобелены,

То читает стихи из тетрадки,

Утверждая, что строки – нетленны,

То решит передышкой утешить,

И пирог приготовит в духовке,

При своей неприглядности внешней,

Предлагает примерить обновки.

Гости в дом – собирает вещички,

И не видно её, и не слышно.

Не скучаю без этой жилички,

Ненадолго негодная вышла.

Все уйдут после встречи короткой,

И опять опускаются руки…

Одиночество – ушлая тётка

Набивается снова в подруги.

К списку номеров журнала «ЭМИГРАНТСКАЯ ЛИРА» | К содержанию номера