АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Андрей Костинский

Засохший воздух гербария

***

 

жизнь как пластинка

до середины которой

доходит игла

а та всё не знает

что круги её сужаются

 

 

/24

 

Когда все пространства украдут все времена,

И то, что под, встанет надности на,

И

Тот,

Кто всегда

7/24,

Ощутит одиночество триединства в мире, –

Всё спасёт любовь.

 

Когда вернутся вперёд пророчества и черновики,

И встанут правые ноги с лёгкой левой ноги,

А

Тот,

Кто часто

6/24,

Проставит в скрижалях на заповедях запятые, –

Спасёт любовь.

 

Когда превратятся в займы себе ссуды другим,

И зданья на камне станут легче предутренней зги,

Тот,

Кто порою

5/16,

Узрит, как спасёт и

Его,

посаженная

на цепь

Любовь.

 

 

КЛЯП

 

сегодня завтра вчера станет

 

и был вечер и было

 

утром встречая себя

не помнил мир вчерашний

и потому создавал новый

 

это как сон непереходящий

 

в избе из белого света

только чёрный квадрат темноты

расплющенный потолком

в многоугольник

 

из зеркала тычет «ты?»

за зеркалом течёт чёт в нечет

и умничает «кольми

паче» а далее крыть-то нечем

 

обухом да под выдыхом

так чтобы не признали

забитый солнцем дымоход

в луже оставлен светила луч

сломанный соломенный палец

 

завтра вчера сегодня

выиграть шарманку неба

до предпоследней мелодии

 

а там где следов не станет

мелодия-тишина

из дымохода вытолкнет

солнца вчера кляп

 

 

КАФЕ

 

на след

пересечённых

наших окликов

слетелись

дни

где не были

вдвоём

 

а мы сидели

под окном

за столиком

и наблюдали

как без нас

живём

 

 

ВОСХОД ЗАКАТА

 

на краю моря

крошечная

оранжевая линза

(его глаз?)

 

некто

пьёт море

пока полностью

не покажется

днище света

 

 

***

 

В окропленьи окна

первым дождиком осени ранней –

дворик в три деревца,

можжевёловый куст и беседка.

А на полке в три скуки –

и ЖэЗэЛ, и бойцовский Паланик,

и история где-то

от Тимура до Баязета.

 

Греет руки и душу

не по правилам сваренный кофе.

То ли ночь в пять утра,

то ли утро в полпятого ночи.

Никуда не спешить –

это позднее счастье людское.

И себя окликать,

откликаться…

заочно…

 

 

***

 

мой крик не долетает к тебе

он оплывает к твоим ногам

будто половины холстины

рассечённой в воздухе

мечом уставшей стали

 

новым криком сшиваю предыдущий

и сам выстилаю их перед тобой

 

ты становишься босая

на все половинки

и крик летит тебя на себе

дальше выше тише

 

сделав круг

он находит моё безмолие

 

он находит

твой крик

прошитый

тишинервом

 

 

***

 

Выговори меня, как молитву перед сном.

Ангел-хранитель претворился вода вином.

День присел на подоконник, смотрит закат.

И то, что хотел, но так и не смог сказать,

В новом сне новому персонажу

Обязательно скажут.

Все слова, что сможешь произнести,

Поместятся легко в умытой ливнем горсти, –

Все вопросы соберутся сенатом в ней,

И решатся, покуда утро вечера мудреней.

А пока за окнами города гул

Готовит ночной променад-прогул,

Выговори меня и улетай в окно

Голой душой туда, где светло темно.

 

 

***

 

под землёй

там где кончаются лучи

самых глубоких корней

вижу тень свою

 

в небе

там где заканчивается

мой взгляд

вижу свой образ

чья тень там

под землёй

 

здесь

где должен быть я

меня находят

даже окликают

трогают

целуют

пронзают

 

но тени не больно

а образ восходит

так высоко

что тени не видно

 

 

ТЕНЬ ДВЕРЬ

 

я будто заново родился и погиб

и нет меня и не -такого- было

и на странице на моей загиб

оставил тот кто выкурил в затылок

 

на пепельнице неба столько звёзд

неужто волновался на прицеле?

кто никогда не покидает пост

на нём и не стоит на самом деле

 

и вот смотрю на тень свою – на дверь

и понимаю что осознаванье

приходит: мол, когда открою тень –

открою значит дверь туда где нае

 

туда где стать наедине с собой

открыта тень а значит сзади света

нет больше и светильная монета

припудрена невидимой рукой

 

вот так меж нами1 двери=тень всегда

я прошлое

дверь настоящее

я будущее

и собиранье следа по следам

равно что время никуда идущее

 

открыта дверь

изнаночный сквозняк

слиянье двух времён

рожденье третьего

 

и вот я тень

из двух себей рождён

для

этого

_ __ _

1 меж нами – между мной-настоящим и мной-будущим.

 

 

***

 

Луна –

выбитый из бокала

круг

льда

замороженных чувств

 

впадает в детство

ручей зрелости

 

день плавит предыдущий день

в слиток новой ночи

 

крик совы

распадается на тысячи слухов

и возвращается тишиной докрика

 

докричаться бы

до/так

чтобы идти пешком

без навигатора

навстречу

дотыку-касанию

своего плеча

 

Обернись

Догоняй

Пей, пока не луна

Э х 0

 

 

***

 

крылья бабочки –

весь альбом:

засохший воздух

гербария

взлёта

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера