АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Лазарева

В сумерках майского сада

ПОГОВОРИ

 

Поговори со мной, слышишь? Поговори…

Плещется солнце в ошмётках чумной зари,

Мы ни живые, ни мёртвые – посмотри,

Мы ножевые, осколочные, сквозные…

 

Видит ли небо хоть в ком-то из нас врага?

Не умолкай – и однажды, наверняка,

Сердце моё затрепещет в твоих руках,

Воспламенится – едва ли, но не остынет.

 

Поговори, приоткройся, шепчу, сим-сим!..

Мы за плечами таскаем немало зим,

Сколько же лет в беспросветном аду висим,

Ночи считая? Не припоминаю даже.

 

Хочется малого – хочется просто жить.

Только в потёмках скитаюсь, как Вечный Жид,

Вроде, приучена не отворять чужим –

Сердце томится запретных желаний жаждой.

 

Поговори же, вдохни же в меня тепло!

Окаменело нутро от небрежных слов,

Я отправляю терпение на засов

И замираю: так сделай уже, что должно.

 

Томная сила со слабостью пополам

Медленно переползает на задний план.

Не долетим – ничего, доберёмся вплавь.

Манна иссякнет – мы выживем на подножном.

 

Всё не напрасно, ко времени всё – не зря,

Даже треклятая – мать её так – заря,

Даже башка бестолковая без царя…

Вдруг на обочине этой дороги звёздной

 

Наши потомки построят четвёртый Рим?..

И угасает солёная рябь внутри.

Поговори со мной, слышишь, поговори!

Боги не врут, просто шутят – ещё не поздно.

 

 

ПОЭТ И МОРЕ

 

Е.Н.

 

Время не мчится – просто уходит прочь.

Мол, ничего, брат, личного – просто служба.

Сядь в электричку – и отправляйся в ночь.

Город простится рябью на сонных лужах.

 

Город не должен век о тебе грустить,

Даже едва ли имя твоё запомнит.

Старая липа вслед проскрипит: «Прости,

Мы бы сдружились – жалко, не вышел домом».

 

И замелькают белые пятна сёл,

Чёрные чащи – вотчина бабок-ёжек…

Что тебе, старче? Ты ведь уже спасён,

И по привычной схеме блуждать не сможешь.

 

Ищешь совета? Главное – не спеши.

Правда – хоть нагишом, да поди, потрогай.

Если потянет выйти в сырой глуши –

Не поддавайся, то не твоя дорога.

 

После на поезд – или на самолёт,

Что пожелаешь – лишь не увязни в хламе.

Дальнее море воду на жёрнов льёт,

Чтобы исполнить главное из желаний.

 

Встретишь ли горы древние на пути –

Разум не слушай, умникам здесь не место.

Знает лишь небо, сколько тебе идти,

Где доведётся сгинуть и кем воскреснуть.

 

Третий петух уже прокричал отбой

Личному бесу – дал нечестивец маху.

Поздно, родимый, поздно играть с судьбой.

Ножницы, камень? Выбрал уже бумагу.

 

Сколько таких же падало, не дыша,

В светлую бездну – и отступало горе… 

Нынче – умолкни, пусть говорит душа.

Душу поэта слышит Господь – и море.

 

 

ХРАМ

 

Был рассвет, как смертная кара,

Небеса иссякли от плача,

И плясали черти в угаре,

Словно впали ангелы в спячку.

 

Разлетелись призраки истин,

Что поднять из пепла могли бы…

Видно, бросил спичку нечистый,

Предложив «по скидке» погибель,

 

И разверзлась адская бездна,

Поглощая левых и правых,

И толпой командовал бездарь,

Призывая к скорой расправе…

 

Стало всем давно не до смеха,

Но доколе пишутся главы,

Будет нас преследовать эхо

Заключённой сделки с лукавым.

 

Я сама не знаю ответа,

Как душа удержится в теле…

Не конец, и даже не света –

Лишь начало новой недели.

 

Лишь страница нового блога,

Лишь приметы нового века…

Человек ошибся ли Богом?

Бог ошибся ли человеком?

 

Я живу, покуда живётся,

И наивно хочется верить,

Что зажжётся новое солнце,

Распахнутся новые двери,

 

Но выходит, кажется, плохо…

…Был рассвет. И новые драмы.

И торговцы бросили Богу:

«Уходи из нашего храма!»

 

 

СУД

 

Ты, пришедший с мечом и крестом,

Я, избравшая участь блудницы –

Каждый в праве своём… Не о том

Будет речь. Пламенеют зарницы.

 

Ожидается адская ночь –

Нашептали мне предков могилы.

Я не в силах в себе превозмочь

Жажду жить. Никого не любила,

 

Никому не бывала верна –

И не буду тебе, чужестранец.

Лучше выпей немного вина.

Сколько там до рассвета осталось?

 

Ты не с миром пришёл, но – с войной.

Да и я не с любовью явилась.

Ты сегодня остался со мной,

Уповая на Божию милость?

 

Разве послан ты был для того,

Чтобы с девкой блудить беспробудно?

Злобных духов неистовый вой

Предвещает, что день будет судным.

 

Этот храм – как последний оплот

Тех богов, что меня направляют,

И твоя ублажённая плоть

Не восстанет… Ты видишь, петляют,

 

Словно звенья цепочки, следы?

Это боги стекаются к храму…

Взгляд мой – отблеск холодной слюды,

Нет, не пламя. Кровавые раны

 

От позора тебя не спасут,

Погибай же – бесславно, убого.

Я тебя отпускаю на суд

К твоему всемогущему Богу.

 

 

ДАЧНЫЙ ВЕЧЕР

 

Облако цвета морской волны

Влажно скользит по небесной глади.

Зреет гранатовый плод луны

В дымчатой майской густой прохладе.

 

Хлеба краюшка да мятный чай –

Наш на двоих деревенский ужин.

Спрячь свой мобильный – не отвечай,

Нам ведь сегодня никто не нужен.

 

Плещется рыба в ночном пруду.

Рай на земле – без метро и пробок…

Только окликни – и я приду.

Наш мегаполис свою утробу

 

Вряд ли насытит. И мы с тобой, 

Как ни прискорбно, но часть процесса. 

Там продолжается вечный бой

За торжество… Говорят, прогресса,

 

Впрочем – не важно… Летят на свет

Бабочки, словно погибель – милость.

То, что вдали – суета сует.

Время как будто остановилось.

 

Ночь коротка, тишина – легка.

Небо прищурилось с укоризной.

Люди, подобные мотылькам,

Так невесомо скользят по жизни,

 

Чтобы однажды сгореть дотла,

Точно они и не жили вовсе…

Страшно увязнуть в своих делах.

Странно, что дышит в затылок осень.

 

Время стоит, но часы идут.

Воздух пропитан чужими снами.

…Жизнь состоит из таких минут,

Что навсегда остаются с нами.

 

 

ВОДА

 

Избавляется небо от просини.

Неприкаянность сводит с ума.

Мы навеки останемся в осени,

Даже если нагрянет зима.

 

Бесприютны по праву рождения,

Тихий омут – туманная бель.

Я – твоё, ты – моё наваждение,

Я – твоя, ты – моя колыбель.

 

Я себе не солгу. Свет мой, зеркальце,

Отвечай, кто из нас потускнел?

Всё на месте. Земля ещё вертится,

Только юность уже не у дел,

 

Только совесть язвительно щерится

Непочатой бутылкой вина…

Не пристало нам опытом мериться –

Без победы угасла война.

 

Даже боль притупилась от горечи,

Даже горечь утратила соль…

Полно в кризисах возраста корчиться –

Принимать наше время изволь.

 

То, что всё позади – только кажется,

Пахнет памятью звёздная пыль,

Не уймётся душа, не уляжется

На печали настоянный пыл.

 

Сколько лет, сколько зим перемолото –

Нам печалиться, чай, не с руки.

Грусть-тоска переплавится в золото –

Не беда, что почти старики.

 

Просто осень повеяла холодом.

Так от робкого пальцев тепла

Пробуждается вечная молодость.

А вода… Что вода? Утекла.

 

 

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

 

Ночь непроглядно чиста –

Птицей лесной пролетела.

Требуют ласки уста –

Сопротивляется тело.

 

Ломится утро в окно.

Горечь вчерашнего хмеля

Перебродила. Давно

Реки мои обмелели.

 

Ветхое солнце моё

Лижет края горизонта.

Ветер играет бельём.

Близится смена сезона.

 

Грозы стихают вдали –

Зной подползает лениво.

Можно ли быть на мели,

Но оставаться счастливым?

 

Жалко скукожилась лесть –

Всякое мы повидали.

Это неправда, что есть

Две стороны у медали.

 

Истина только одна,

То, что с изнанки – осадок.

Призраком бродит луна

В сумерках майского сада.

 

Не искушают мечты

Пеплом вчерашнего пыла.

Правда важней правоты.

Всё наносное – остыло,

 

Будто погасла свеча

Или фонарик бумажный…

Главное – здесь и сейчас.

Всё остальное – не важно.

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера