АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

*

НОВЫЕ КНИГИ

Lara PRESCOTT 

 

THE SECRETS WE KEPT  

 

Недавно появившаяся в США и других странах книга – во многом необычная. Это первая серьезная вещь, первый опыт романа молодой писательницы Лары Прескотт. «Секреты, которые мы хранили» стал бестселлером. А мог и не стать. Пять лет автор, точнее, ее агент обивала пороги издательств и везде получала отказ. И вдруг прорвало – солидное американское издательство заключило договор с с писательницей на два миллиона долларов! Пошли рецензии, переводы почти на 30 языков, включая русский, будет сниматься фильм. Как говорится, девушка проснулась знаменитой.

 

Во всей этой истории меня поражает один факт. Лара Прескотт взялась за тему, казалось, досконально изученную, по этому поводу написаны многие книги, сотни статей, всё известно в деталях. Взяться изложить огромный, широко распубликованный материал в форме романа – для этого нужны огромная смелость, отвага, стремление пойти на риск, и, конечно, немалое писательское мастерство. Автор придумала великолепный сюжетный ход: переплела историю, как ЦРУ обштопала КГБ, проведя операцию по контрабанде «Доктора Живаго» обратно в Россию, связала любовную историю Пастернака с Ольгой Ивинской и интимную связь двух женщин – агентов ЦРУ.  

 

В разгар холодной войны ЦРУ выступило с инициативой, известной как «культурная дипломатия». Исходя из того, что «великое искусство происходит от истинной свободы», разведведомство использовало живопись, музыку и литературу как эффективные инструменты для продвижения ценностей западного мира, а также финансировало выставки абстрактного экспрессионизма и джазовые туры. Но когда дело дошло до страны Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова – нации, которая, согласно персонажу из впечатляющего дебютного романа Лары Прескотт, «ценит литературу, как американцы ценят свободу», основное внимание всегда уделялось письменному слово. И ее предмет, роль, которую ЦРУ сыграло в доведении «Доктора Живаго» до всемирного признания, стал жемчужиной в короне культурной дипломатии.

Как известно, рукопись была переправлена ??контрабандой в Западный Берлин – ЦРУ сделало это. Целью было тайно издать русское издание и вернуть его на родину с целью дестабилизации коммунистического режима. Сделать так, чтобы об этом заговорил весь мир. И это удалось. Читателям журнала «Времена» хорошо известны драматические, скандальные перипетии, связанные с присуждением Пастернаку Нобелевской премии, отказом под страшным давлением власти от ее получения, травлей Бориса Леонидовича, приведшей к его преждевременной смерти, и многое другое. Поэтому я не стану останавливаться на этом и перейду непосредственно к написанному Ларой Прескотт.

Чем же удивила она читателей? В романе множество персонажей и множество исторических деталей, а также возможность заглянуть в причудливый момент нашей истории и, конечно, в историю любви. Первое достижение Прескотт заключается в том, что она сплела всё это в сложное повествование, добавив историю любви собственного изобретения. Многие события даются сквозь призму восприятия рядовых свидетельниц замысловатой интриги – умниц-машинисток ЦРУ, составляющих своего рода греческий хор.

В романе есть сам Пастернак и Ольга Ивинская, с которыми мы впервые сталкиваемся, когда она арестована, беременна его ребенком и заключена в тюрьму за отказ разглашать то, что она знает о книге. В романе действуют Ирина, дочь русского эмигранта, недавно завербованная ЦРУ, и Салли Форрестер – опытная шпионка и ловушка, или «ласточка». Обе эти женщины имеют свои собственные секреты. Именно женские персонажи наиболее выразительны. Многое показано через призму феминизма.

Имеются в виду романтические отношения между двумя агентами, Ириной и Салли, пытающимися на фоне репрессивных социальных нравов и сексуального неравенства Америки 1950-х годов защитить свои личные и профессиональные секреты. Любовь их не получила развития под влиянием неблагоприятных обстоятельств. И хотя акцент на женщинах освежающе оригинален, авторская трактовка сексизма той эпохи звучит слишком современно. Например, манере, в которой машинистки говорят о своих коллегах-мужчинах, не хватает необходимого нюанса, чтобы убедить нас в том, что это реальные женщины, живущие реальной жизнью.

Сюжет книги, повторю, сложен, а повествование – тем более из-за решения Прескотт использовать несколько рассказчиков от первого лица в дополнение к пересудам во множественном числе от имени машинисток ЦРУ (что, кстати, получилось очень эффектно). И автор справляется со всем этим. Тем не менее, складывается впечатление, что Прескотт изо всех сил старается выбрать лучшего рассказчика и правильную точку зрения на излагаемые события.

По имеющимся данным, роман «Секреты, которые мы хранили» переводится российским издательством ЭКСМО. Надеюсь, в следующем году мы сможем прочесть его на русском.

 

           

Нина КОСМАН

 

            ЦАРИЦА ИУДЕЙСКАЯ

 

Вначале – об авторе романа.

Нина Косман (Nina Kossman) родилась в Москве. Эмигрировала в 1972 году; с 1973-го живет в США. Поэт, прозаик, драматург, художник. Стихи, рассказы и переводы публиковались в США, Канаде, Испании, Голландии, Японии. Пьесы ставились в театрах Нью-Йорка. Изданы две книги английских переводов стихов Марины Цветаевой.

 

Роман «Царица иудейская» был сначала опубликован на английском языке в Лондоне под псевдонимом. И вот теперь в московском издательстве РИПОЛ классик отдельной книгой вышел его русский перевод, осуществленный известным лингвистом, специалистом по иудаике Александром Милитаревым. Перевод, по отзывам многих, великолепный.

 

Действие романа разворачивается в современном Нью-Йорке. Еврейская женщина влюбляется в маляра из Палестины, посланного ее убить. Галя (или Галия, как называет ее маляр), еврейка российского происхождения, учительница, понятия не имеет, что человек, к которому она тянется, называющий себя Алехандро, вовсе не мексиканец, а палестинец, выполняющий приказы своего идейного вдохновителя, якобы профессора колледжа. Она видит в нем страстного, недоступного и непонятного мужчину, а он тем временем видит в ней женщину, вовлеченную в глобальный заговор, имеющий целью подорвать палестинские притязяния на Иерусалим.

Всё это происходит из-за книги о древней династии Хасмонеев, которую Галя написала и разместила в интернете. Эта книга погружает читателя в удивительный мир древней Иудеи 2-го столетия до нашей эры. Между тем герои романа сближаются, и Алехандро начинает сомневаться в правильности своей цели...

Роман можно воспринимать и как триллер, и как исторический, философский художественный текст. Автор весьма умело соединила оба начала, современное и уходящее в глубокую древность; судеб причудливое скрещенье создает увлекательное чтиво. (Невольно ищется параллель с хрестоматийным «Мастером и Маргаритой» Булгакова и – более отдаленно – с «Кентавром» Апдайка, где прошлое представлено мифологически и сочетается с настоящим в весьма изощренной композиции. Впрочем, и у Косман присутствует мифология: так, греческие боги совокупляются со знатными еврейками, которые в моменты экстаза начинают пророчествовать, куда-то загадочно деваются предметы, жёны превращаются в овец и пр.).

            В литературном произведении главное , думается – язык. Не сюжетные хитросплетения, не образы героев, сколь бы оригинально ни были замыслены, а язык как скрепляющий раствор всей задуманной «постройки». В этом отношении роман Нины Косман являет пример прозы самого высокого уровня.   

Вот начало повествования  о древней династии Хасмонеев.

«В Иерусалим Иехуда бен Маттитьяху, позднее известный миру как Иуда Маккавей, вступил прихрамывая. Раздвоенный палец на ноге он не считал сколько-нибудь значительной жертвой, учитывая величину селевкидского войска и мастерски наточенные мечи его воинов: и то и другое намного превосходило количество его бойцов и качество их мечей. Но, словно этого было мало, его и так малочисленные бойцы ни в какую не соглашались воевать в субботу, в шаббат, а как раз в шаббат царь Антиох, четвертый из Антиохов, приказал атаковать сынов израилевых. Он был неглуп, этот Антиох. Он хорошо понимал, что благочестие евреев это именно та крепость неодолимая, в которой они сами себя похоронят. Тот шаббат и стал бойней для тысячи из них детей, женщин и мужчин, без боя подставившихся под греческие мечи. Смерть с Богом лучше, чем жизнь без Бога, считали они, и так и сгорели, как светильники в исходе ночи».

            Или такой пассаж от имени Гали:.

 «За всеми этими разговорами стоит что-то еще, и я остро ощущаю этот подтекст, в котором каждое мало что значащее слово приобретает глубокое значение и в котором моя непоколебимая уверенность в его чувствах ко мне делает все свидетельства об обратном совершенно ничего не значащими. Мне хочется сказать ему, что то, что мы чувствуем друг к другу, больше, чем простое влечение. Что мы знаем друг друга всю нашу жизнь и даже дольше, чем всю жизнь. Если он палестинец, разве нельзя себе представить, что когда-то его предки и мои предки были одним народом? А что, если эта наша любовь – зов предков? И пусть сейчас кажется, что этот зов слышен только мне, я уверена, что в какой-то момент он его тоже услышит». 

 

Любовь и смерть... Женщина влюбляется в того, кто хочет её убить, принимая предчувствие смерти за любовь, говорит главный герой, а скорее всего, сам автор домысливает это за него.

Конечно, особую остроту, жгучую современность роману Нины Косман придает бесконечный конфликт между Палестиной и Израилем. Арабо-израильское противостояние  рассматривается автором на личностном уровне отдельных людей и в историческом масштабе взаимоотношения еврейской цивилизации со всем остальным миром.

Автору удаётся переплавить личностное и общее, реальное и мифологическое в тигле истории и продемонстрировать связь, которая делает судьбу конкретного человека неотделимой от судьбы его народа.

 

                                                                     Подготовил Давид Гай


К списку номеров журнала «ВРЕМЕНА» | К содержанию номера