АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Валерий Скобло

Стихи разных лет

В 37-м сгубили чуть менее миллиона,

в коллективизацию миллионов семь.

В войну миллионов тридцать...

Но Сталин ни при чем здесь совсем.

 

Впрочем, и к предыдущему

                         он совсем ни при чем

И не смейте-не смейте-не смейте

                          его называть палачом!

 

Это такая железная логика,

         что хоть жги, хоть на кол сажай:

...А не нравится вали отсюдова,

                     из нашей страны уезжай!

 

А почему она, собственно, ваша

            и почему сталинист патриот?

Никто обсуждать не станет

                   у лагерных крепких ворот.

 

Коллекционная серия

 

Медали, блин, из серебра,

А сверху позолочены!

И с ликом Сталина ура!

Без всякой червоточины.

 

Пусть собиратели страны,

Пополнивши коллекции,

Спокойно ночью видят сны.

Зачем им чьи-то лекции?

 

Зачем нам знать кровавый счет?

"Вчера" прошло навеки.

Другая "вертикаль" придет,

Другие псы и зэки.

 

Нет, мы не жаждем перемен

Стабильность наше знамя!

Страна опять встает с колен...

На четвереньки с нами.

.........................……………….

Медали, блин, из серебра,

А сверху позолочены!

И с ликом Сталина ура!

...И звонкий звук пощечины.

 

 Еврейский мотив

 

Я помню всё: мы кочевали со скотом

И мелкой живностью по землям Палестины...

Я помню куст горящий... и о том,

Как фараоновы бичи полосовали спины.

 

Я помню их: дворцы и города...

Свобода, рабство, царская корона...

Но в памяти моей на равных навсегда

И вавилонский плен, и храмы Соломона.

 

Я помню, как мечи гонителей остры.

И на кого ты нас оставил, Боже?

Мы не спросили. Помню всё: костры...

Испанию покинутую тоже.

 

Я помню всё: и песни матерей

Напев их вечный грустен и беспечен.

...Всё ближе к нам: погромы у дверей,

Навет кровавый и позор местечек.

 

Двадцатый век – совсем задуть свечу...

И больше, чем сказать: на сердце жутко.

Но дальше нет... я помнить не хочу...

Прошу, Господь, лиши меня рассудка!

 

                          ***

Посылают на томографию, предполагая

Онкологию... прерывая обыденное бытие.

Жизнь не кончается... Чувствуешь: есть и другая

Громыхает томограф, намекая явственно на нее.

 

Запертый в тесной трубе, точно библейский Иона,

Отсчитывая под грохот томографа свои полчаса,

В эту, другую, спускаешься, точно со склона,

Оставив в лихом аппарате на память свои телеса.

 

Эти тьма и стук нестерпимый прообразы ада?

Или это чистилище?.. не решусь намекнуть вам на рай.

После всего – заключения даже не надо.

Не улизнешь – в руки суют: Оплатил МРТ забирай!

 

Славь медицину за модный наиновейший метод!

Думаешь, ты совсем распрощался с клиникой...

                                                          жуткой трубой?..

Врач улыбнется: Не на этот раз... не на этот... –

Глядя в спину тебе...

                            предполагая встречу еще с тобой.

 

                          ***

Постригшись налысо, что думать о голове?

Чудовищный вид отпугивает прохожих.

И в этом смысле вполне доверяй молве,

Что, мол, встречают и провожают по роже.

 

При таком раскладе ни потерять, ни найти.

Таким всегда достаются одни горбушки.

Чисто по жизни – такому, как ты, по пути

Разве что с вышедшим только что из психушки.

 

Вот ты ему объясняй, что же имел в виду:

Перепутал... не понял, что на "гражданке"?

Падай и поднимайся... снова скользи на льду,

Но и в тепле никогда не снимай ушанки.

 

                        ***

                                                             Е.Ш.

 

В далеком Сан-Хосе под Сан-Франциско

Приятель жил... Он и сейчас живет

На том краю земли...  О, да неблизко,

А впрочем меньше суток... самолет.

 

Приятель бывший, выразимся точно,

Мы раздружились вот и все дела,

И кто из нас обижен не нарочно,

Не разберешься жизнь почти прошла.

 

За эти восемь лет чего со мною...

А, впрочем, ведь и с ним наверняка.

Не мучаюсь я этою виною,

Но это грустно... скажем так: слегка.

 

История и нас коснулась краем,

Судьбу скрывая, как пейзаж в дыму...

Какой урок из жизни извлекаем?

А никакой... не учит ничему.

 

 

                                   ***

Кем я уж точно не был – ангелом во плоти.

Впрочем, и дьяволом не был, я очень надеюсь, тоже.

Все женщины подразумевали: сначала плати!

Я не деньгами платил... что всегда обходилось дороже.

 

И на сегодняшний день я подвожу итог:

Не сходятся дебет с кредитом что за фигня такая?

Ни к себе, ни к другим не был по жизни особо строг,

А список претензий возник, угрожающе нарастая.

 

  ***

Поскольку наша Нева впадает

                    уж отнюдь не в Бискайский залив,

В дальней северной нашей области

                      краток будь, сдержан и молчалив.

 

А горячий взрывной характер

           уместен в совсем уж иных местах.

На кой ляд сдались тебе акции, демонстрации...

                            эти пылкие возгласы: ох и ах!

 

Ну, не нравятся американцы –

                        зачем грозить им пуском ракет?

Лучше забей на ихний Виндоуз,

                           и вообще гребаный Интернет.

 

В нашем суровом климате

                не теряй рассуждений тонкую нить:

Прикинь, не любы тебе трансвеститы –

                        так стоит ли к ним подходить?

 

И обличать в Фейсбуке не стоит,

                              не стоит вовсе иметь дела.

К спору с геями и лесбиянками

                              что за дурь тебя привела?

 

Что за блажь? У тебя все в порядке:

                        кто побил тебя, кто обокрал?..

И чего тебе, в сущности, надобно,

                               коль гетеро- ты сексуал?

 

На ветру, в метели и в сырости

            так продрогнешь... измаешься весь...

Нет, дошли бы сюда апостолы,

                            и они бы сказали: Не лезь!

                  ***

Никогда не пиши по инерции,

               не пишется и фиг с ним.

То ощущение утренней свежести,

                     может, так сохраним?

 

Ведь не пишут же тополя и ясени,

                         ласточки и стрижи,

Маки, тюльпаны, нарциссы...

                                а как же свежи.

 

Не фиксируй ты обязательно

              то, что просится из души,

Ни к чему здесь ручки, компьютеры

                      и бумага-карандаши.

 

Разве так уж это и тягостно,

                  ощущать свою немоту?

А пиши бог с тобой, болезный

            если совсем уж невмоготу.

 

Валерий Скобло поэт, прозаик, публицист.  Родился в 1947  г.  Окончил  ЛГУ. Работал  научным  сотрудником  в  ЦНИИ  "Электроприбор". Научные   труды   в   области   прикладной   математики, радиофизики, оптики.

Сборники стихов  "Взгляд  в  темноту"   (СПб,   1992), "Записки  вашего  современника" (СПб,  2011),  "О воде и воле" (СПб, 2015), "За тайной печатью" (СПб, 2017). Член Союза писателей Санкт-Петербурга.

Стихи, проза,  публицистика публиковались в российской и  зарубежной  (Англия,  Беларусь,  Болгария,  Германия, Дания,  Израиль,  Ирландия,  Канада,   Казахстан,   США, Украина, Финляндия, Франция, Эстония и др.) литературной периодике.

Лауреат премии им. Анны Ахматовой (М., 2012), финалист международных конкурсов стихотворного перевода "С севера на   восток"   (Хельсинки,   2013   и  2016),  дипломант литературной премии им. А.А. Ахматовой (СПб, 2015).

Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

 

 


К списку номеров журнала «ВРЕМЕНА» | К содержанию номера