АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Наталия Кравченко

В титрах огненных звёзд

***

 

И тихо теплится окно,

чуть освещая жизнь,

что положила под сукно,

сказав ей: отвяжись.

 

Но даже в холоде и мгле

найдётся уголёк,

и будет снова на земле

светиться огонёк.

 

Светай, светай в моём окне,

пусть разойдётся тьма.

Как глубоко ты нужен мне –

не знала я сама.

 

И трубка пусть заворожит,

молчание поправ,

и доказав, что дальше – жизнь,

что был Шекспир не прав.

 

 

***

 

Зарыться в свою берлогу,

пытаться в твой влиться след,

забытой игрушкой бога

пылиться в шкатулке лет.

 

Мы были в единой связке,

и вдруг оборвалась нить…

Не вышло, увы, как в сказке,

в один с тобой день свалить.

 

Висит над моей кроватью

и светится по ночам

связавшее нас объятье,

как плач по твоим плечам.

 

А кожа имеет память,

такую же, как душа,

в волнах твоих глаз купая,

теплом твоих рук дыша.

 

Как шарики трепетали,

запутавшись за карниз…

Как будто из смертной дали

последний твой мне сюрприз.

 

И шифр неземного слога

читался легко губой…

Но ты подожди немного,

я буду опять с тобой.

 

Рыдает безмолвно слово,

не сказанное в свой час.

Отчаянней, чем живого,

люблю я тебя сейчас.

 

 

***

 

Смерть-охотник в зайчика стреляет,

умирает милый зайчик мой…

Пусть ещё на свете погуляет,

каждый день я жду его домой…

 

За меня цеплялся слабый пальчик,

но разжался, ускользая в рай.

Зайчик моей жизни, солнца зайчик,

не погасни, будь, не умирай!

 

О прости, что я не защитила,

пулю на себя не приняла.

Я судьбе по полной заплатила.

Я с тобой счастливою была…

 

 

***

 

наш город которого в сущности больше нет

который остался на контурной карте лет

кукушка в часах разевает голодный клюв

мне нечем кормить тебя птица уйди молю

 

всё пожрала кукушка лет больше нет

любимые души взирают с иных планет

рассвет в окне заливается краской стыда

за то, что не вытянет в небо наш день уже никогда

 

 

***

 

Смерть кровавым зрачком

смотрит со светофора.

Опрокинет ничком

или даст ещё фору?

 

Переждать не хочу

желтоглазую морось,

я на красный лечу –

ничего, что мы порознь.

 

Твои знаки ловлю –

ты ведь знал, что поймаю.

Я всё так же люблю,

в тёплых снах обнимаю.

 

Жизнь как чьё-то авто

пусть проносится мимо.

Настоящее то,

что бесцельно и мнимо.

 

Из улыбок и слёз

нашу повесть сплетаю.

В титрах огненных звёзд

твоё имя читаю.

 

 

***

 

Мою голову клал ты себе на плечо,

нежно гладя, прощаясь, слабея…

На душе от запёкшихся слов горячо.

Сколько их не сказала тебе я…

 

Я живу без тебя – ни жива, ни мертва,

ночью шарю рукой по кровати.

Если раньше была перед Богом права,

то теперь нет меня виноватей.

 

Шёл, качаясь, бычок по короткой доске –

обернулась доска гробовою.

Почему за тобою в едином броске

я не кинулась вниз головою…

 

Я иду на твой голос, на свет, по пятам,

я к твоей прижимаюсь одежде.

Милый, бедный, родной, ты услышь меня там,

я люблю тебя жарче, чем прежде.

 

На могиле твоей всё теперь для двоих –

нашей общею станет норою.

Твоим косточкам будет теплей от моих,

когда я их собою укрою.

 

Ты меня обязательно помни и жди,

посылай мне счастливые вести.

Спи спокойно и верь сквозь снега и дожди,

мы с тобою опять будем вместе.

 

 

***

 

Как обернулись близкими стволы,

чтоб ветки я их гладила как руки,

когда голы, пусты мои тылы,

и ни души не слышится в округе.

 

Ты сможешь эту истину понять,

сорвав с души последние отрепья.

И если стало некого обнять –

то обнимай собак, детей, деревья…

 

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера