АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Соболев

Бирюлька

СОЛОВЕЙ  И  РОЗА

 

Да  пребудет  роза  редифом!..

А. Тарковский

 

На рынке музыкальный мужичок

в базарный день своё искусство кажет:

его свирель – пластмассовый сверчок,

(и c дюжину – в коробке, на продажу).

То – соловей...

Бирюлька, пустельга,

свисток с водой, штампованная штучка.

Он неказист, но песня дорогá, –

живой ручей, весёлый и блескучий!

 

Ему цена – целковый без рубля.

Среди колбас,  лимонов-канареек,

сырых лещей, несбывшихся цыплят,

пупырчатых гусей, манящих взгляд,

на быстрине ноябрьского борея

бурлит его причудливая трель.

Не сам Орфей, но что-то в этом роде, –

блестит на солнце, словно карамель,

дрожит в ушах, дрожжами в сердце бродит.

 

Купи его! – и поднеси ко рту,

добавь мажора в жизненную гамму,

где майский мёд – и нищенский картуз,

капустный лист – и луковицы храма.

…Осенний полдень радостно-тверёз,

притихло всё в своём базарном лоне,

и медь – в картуз…  и роза в каплях слёз

певцом больна в цветочном павильоне.

 


BLUE  CANARI  (перевод)

 

Моя канарейка, не жалуйся ветру,

давно упорхнувший уже не вернётся.

Остыло гнездо на склонившихся ветках –

зачем твоя трель безутешная льётся?

 

В саду загрустили и спрятали лица

цветы, огорчённые жалобной вестью,

и слушают робко, как длится и длится,

уносится ветром печальная песня.

 

Над садом моим, над сосновою веткой

твой голос призывный разносится снова,

но он твоего не услышит привета,

он так далеко от забытого крова.

 

Напрасно не плачь, о моя голубая.

Ты друг моего одинокого горя,

вечерняя песня твоя исчезает

в тоскующем сердце, в закатном просторе.

 

Тви-тви… улетает, теряется эхо,

Тви-тви… это ветер его повторяет,

и шёпот деревьев ему не помеха,

моя канарейка, моя голубая.

 

 

 

Ознакомиться с пдф-версией проекта:

№5

 

Ознакомиться с предыдущими пдф-версиями проекта:

№1 №2 №3 №4 

 

 

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера