АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Фотя Витрыло

Легенды о Козьей Горе

 

«Любимые мои существа - деревья, - сказал он. - Они мои друзья, мои божества, мои покровители. Когда-то читал о чудаке, который официально сочетался браком с деревом. Подозреваю, что этот парень и сам - необычное существо. Вероятно, мог общаться на недосягаемом для простых смертных уровне. Феномен, одним словом. Просто я не склонен считать  людей придурками лишь только потому, что не понимаю их поступков.

Некоторые говорят, что дело в каких-то верованиях и ритуалах, что в Индии, например, не редкость, если кто-то женится на дереве  или с оружием обручится, но я не о том совсем ... я объясню далее.

У меня тоже есть дерево в лесу. Дуб, которому лет двести, а то и больше. Ствол у него толстенный, кверху раздваивается и простирает свои ветви вширь. Между соседями, что помоложе,  шелестит листвой. А соседи стройные еще, все вверх стремятся, к свету. А ему, старому, и так всего достаточно.

 Со мной делится своей энергией. Я прижмусь спиной к стволу, постою немного, и  такое облегчение чувствую, чтобы дальше жить. «

 

Рассказ Ивана

 

Многие в городе еще помнят мою покойную бабушку Василису, которая умела снимать детский испуг яйцом. Люди ходили к ней, детей приводили, несли гостинцы, деньги. Но что она там конкретно кому помогала, я толком и не знал, потому что был еще мал, и меня это не только не интересовало, но даже не нравилось. У всех бабушки, как бабушки, а моя - ведьма (так кое-кто ее называл, а я очень стеснялся в школе).

Я жил с родителями на соседней улице от Василисы. Мальцом часто пропадал у неё, падкий на деньги, подарки и гостинцы. Теперь вспоминаю и стыдно мне, что я в детстве был таким подонком меркантильным. Недавно покойная бабушка приснилась мне, и я плакал горько и приговаривал: «Что же ты ушла так неожиданно? Я даже не успел с тобой наговориться ... «

И проснувшись, болело сердце мое от тоски, что никогда я ее не увижу, никогда не услышу ее голоса, не утолю свою жажду - узнать тайны той непостижимой, невидимой реальности, с которой она была «на ты».

Был у Василисы один сын. У сына - двое детей, ее внуков: я и Лариса. Я был обычным «оторвиголовой», а Лариса, сестра моя, была большая, толстая, и совершенно не умела ни разговаривать, ни работать, даже себя обходить не могла. Калека, одним словом. Она все время сидела в углу напротив телевизора и вела себя тихо, если он был включен.

Когда мне исполнилось 16 лет, бабушка выразила желание серьезно со мной поговорить. Я не знал, о чем она хочет беседовать, но должен был слушаться, потому что  сильно зависел от нее.

А сообщила она, что должна передать свои знания тайные ученику. Родственнику, желательно. Время, мол, пришло.

Сказала, что сын ее для этого не годится, внучка Лариса, тем более, остаюсь только я, не лучший вариант, но другого нет. Сообщила, что нужно сначала пройти испытание.  Если я его сдам, «этот экзамен», значит, дальше все будет легко.

Летом это было, в июне, кажется.

- Пойдешь, - сказала, - со мной в лес вечером. К Козьей горе надо. Заночуем там.

- Ничего себе, - ответил я испуганно. - Я боюсь той горы, там, слыхал я, ведьмы собираются.

- Ха-ха-ха, - засмеялась Василиса, - некому там собираться. В этой местности и ведьм нет настоящих. Но ... будет более интересное. Обещаю.

Больше никаких объяснений я от нее не добился. Наверное, не хотела меня пугать раньше времени.

*

Таки мне совсем не хотелось в лесу ночевать. Пожалуй, слабый у меня дух приключений.

Василиса, несмотря на свои почтенные годы, в лесу делалась быстрой и проворной, как девушка. Бежала себе впереди меня какой-то едва заметной тропинкой,  между крапивным духом.

Козья Гора совсем на гору и не похожа. Гора она только с одной стороны. А с другой очень пологий склон в лесу, так что и не заметишь, что ты на гору залез. Заросла она лесом очень густо, но на вершине - лысая. Ну как и полагается для волшебных дел. А еще там к вершине ползет еле заметная грунтовая дорога. НЕ тропинка, а дорога. Интересно, кто ее проложил? Зачем? Если даже изредка туда ездить, все равно: для чего?

Мы с бабушкой нашли себе удобное место для «пикника» в неглубоком овражке, как раз у того дуба, патриарха здешнего. Ночью мы перебрались оттуда поближе к «лысине» - поляне.

Вы замечали, что днем птиц в лесу словно и  не слышно, а ближе к ночи эта филармония начинает свои оглушительные концерты. Они щебечут все вроде одновременно, но каждый голосок  можно отличить. И так приятно вслушиваться в их перепевы, такая благодать нисходит на душу, легкость и свежесть бытия.

Сначала мне хотелось есть, но Василиса сказала, что нельзя набивать желудок, сытость усыпит и лишит ясности. Так вот я и терпел голод, который, впрочем, вскоре стих.

*

Когда уже совсем стемнело, Василиса толкнула меня и тихо шепнула на ухо: «Хватит спать. Уже скоро полночь. Вскоре начнется, надо быть начеку. «

- О Боже! - запаниковал я. - Что же это такое будет, ты хотя бы немного рассказала!

- Я и сама не знаю ... оно всегда все по-другому. Ничего нельзя предсказать. Но спать нельзя, потому что ты пришел на экзамен. Понятно? Мне нужен хороший ученик, а не соня и лентяй.

Я почувствовал, как она улыбнулась во тьме, и в следующее мгновение насторожилась, прислушиваясь. «Ничего-ничего, послышалось», - успокоила.

Постепенно стихли птичьи голоса. Только скрипело старое дерево, навевая жуткие воспоминания-картинки из страшных сказок о лесных разбойниках-каннибалах, волках-оборотнях, кикиморах и других лесных чудовищах.

В конце концов, смолкло и дерево. Сначала я почувствовал, будто электрические разряды  носились вокруг в воздухе,  скользили по коже моих открытых рук и лица. Не могу сказать, что это было неприятно. Но штормило страхом неизвестности. Затем очень резко и неожиданно раздался свист. Меня чуть не вывернуло. Я не знаю, как его описать ... может, так свистел разве что Соловей-разбойник? Зашуршали крыльями летучие мыши. Они были огромными, я видел их, несмотря на темноту. Бабушка крепко сжала мою руку и прошептала в самое ухо: «Не бойся ничего. Я сильнее «.

А тем временем вокруг творилась неразбериха. Какие-то странные существа выбегали из кустов на открытое место, хохотали, как гиены, кричали филины  и плакали совы. Ветер, словно живое существо, стонал и скулил, шуршал в траве и  ветвях, будто  искал там нору -  спрятаться от потустороннего, которое выпустило на него своих монстров.

Если бы не бабушкина рука, сжимавшая мою, я бы потерял сознание от страха. Я чувствовал ее силу и защиту всем своим физическим существом.

К счастью, все быстро закончилось: куда-то исчезли все персонажи, жуткий шум сменился тишиной. Закрадывалась мысль о сне или галлюцинации. Но Василиса была рядом и снова шептала мне на ухо: не расслабляйся, это еще были цветочки, а сейчас будут ягодки.

- О господи, опять?

- Сиди тихонько ...

В следующее мгновение тень мелькнула, словно с дерева кто-то слетел вниз. Птица? Нет, слишком большое для птицы. Слишком тихо, не слышно шелеста крыльев. И снова - с другого  дерева, еще ... Через мгновение их было множество, только мелькали перед глазами. А потом смех, волшебный, как плеск волн в жаркий день. Из темных зарослей напротив раздался сильный хруст толстых ветвей,  будто ползло что-то огромное, как слон. У меня во рту слюна пропала, а Василиса опять  сжала мою ладонь и прошептала: «Не бойся, я сильнее!»

А тем временем луна ярко осветила полянку и стало видно, будто день наступил.

«Это духи деревьев, они очень хитрые и умные. Могут выглядеть как люди, или как животные, а фактически - они как тени. Кого угодно могут одурманить, заманить в непролазные дебри, и водить по лесу, пока не истощится и не умрет человек. А иногда могут наоборот помочь. Их не угадаешь ... Они нас не видят сейчас, не бойся. Тссс ... смотри! «

Огромный, как лошадь, светло-серый волк возник из чащи. Почти белым казался. Сел, поднял морду, нюхая воздух, а потом страшно завыл. У меня аж волосы по всему телу дыбом встали. На звук его голоса мгновенно примчались еще несколько вурдалаков, защелкали зубами, закружились по поляне, и ... в следующий миг исчезли среди темных теней леса.

Хххххууу ... аж полегчало.

Я хотел спросить бабушку, когда она уже меня домой отпустит, но не успел. Опять услышали какие-то непонятные звуки. Показалось, что они доносились от дороги ... да-да, вроде где-то далеко ехал воз деревянный и фыркали лошади.

«Ну все, - сказала Василиса встревоженно, - а теперь, сынок, держись, потому что это очень серьезно.»

*

Что-то неустанно, медленно и неотвратимо приближалось. Все ближе скрипели колеса. И вот ОНО уже возникло перед нашим взором ... обычный крестьянский старинный воз, я еще помню, такие видел в детстве, его достаточно легко тянули две темные лошаденки. Рядом с телегой, вернее, рядом с лошадью, шел человек, держась за уздечку. А на телеге, на высоком облучке, сидела девушка в белой рубашке, с перекинутой через плечо заплетенной косой.

Луна, как по заказу, светила все ярче, и я мог рассмотреть даже вышивку на рубашках и зеленую ленту в заплетённой косе красивой девушки. Мужчина вблизи оказался молодым парнем, подстриженными «под горшок», тоже одетым в белую рубашку, подпоясанную поясом из  блестящей зеленой ткани.

Посреди поляны воз остановился. Кони стояли спокойно, а парень ловко вскочил на телегу и сел рядом с подругой. Они посмотрели друг на друга, улыбнулись и неожиданно девушка запела ... Голос ее, с первой же ноты, пронзил все мое нутро сладким дурманом. И я почувствовал, что приму смерть с этого момента, будто дар дорогой, самый желанный.

Но незаметно мужской голос вплелся в эту песню, и вот они уже пели дуэтом. Я отличал каждое слово этой песни, оно впечатывалось в мою память навсегда. Никогда раньше не слышал ничего подобного. Казалось, будто  одно слово играло тысячами значений и оттенков, и это была не просто песня, а сага о всех и обо всем ... о предках человеческих, о счастье и горе, о шуме лесов древних, и о моем рождении пелось, и о моем будущем... и в тот момент, когда Великая Истина замаячила в моем сознании, когда, казалось, что сейчас я все пойму, проникну во все тайны Бытия, молния ударила под ноги лошадям, и раскаты грома прокатились по лесу, отражаясь от каждого ствола дерева.

 

Прошло много лет. Я до сих пор не могу вспомнить, как я тогда оказался дома. Бабушка сказала, что я был на грани,  еще немного, и меня бы затянуло той песней в «неизведанные дали». Она едва успела меня удержать. Но успела ли?  ... ибо до сих пор я брежу той песней, ищу ее повсюду, но бесполезны мои попытки. Оказывается, нет таких слов в нашем языке.

А мелодию я стараюсь передать своей скрипкой, но нет таких нот ...

 *

Когда ко мне приводят детей с испугом, я кладу ладонь на детскую макушку, мысленно произношу странные слова из той песни, и ребенок успокаивается, выздоравливает от нервного потрясения. Вот и все, что я могу делать. Далеко мне до Василисы моей...

 

*

 

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера