АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Игорь Харичев

Автобус до Варшавы. Рассказ

Foto 7

 

Родился в 1947 г в Самаре (тогда – Куйбышев). Окончил физический факультет Латвийского госуниверситета и аспирантуру при Астрономическом совете АН СССР. В 1991-1997 работал в администрации президента РФ, в том числе помощником руководителя администрации. Генеральный директор журнала «Знание-сила». Автор 6 книг, более 40 публикаций повестей и рассказов в литературных журналах и более 300 публицистических и научно-популярных статей в периодике. Член СЖ России и секретарь СП Москвы.

 

 

Летел я тут давеча в Варшаву. С женой летел. Своей, разумеется, не чужой. И вот какая приключилась со мной петрушка. В положенный час пригласили нас на посадку. Пошли мы в надежде через рукав сразу попасть на борт самолета. Но не тут-то было: оказались мы на скучной лестнице, по ней спускались, спускались, и доспускались до асфальта, на котором поджидал нас автобус, такой, знаете, у него двери на обе стороны открываются и сидений мало. Стоял он, стоял, пока пассажиры не набились как сельди в бочке. Или шпроты в банке – их тоже тесно набивают.

Наконец, автобус закрыл двери и поехал, этак не спеша, лениво. Едет он по аэродрому и едет, едет и едет, и конца нет этой поездке. Вдруг я вижу – он на взлетную полосу выезжает. Выехал, разогнался и… взлетел. Летит этак тяжеловато, но высоту набирает.

Пассажиры, ясное дело, заволновались. Кто-то спрашивает у водителя:

– Вы, собственно говоря, куда летите?

– В Варшаву, – отвечает. – Вы же все в Варшаву собирались.

Тут люди стали возмущаться:

– Мы что, стоя должны два часа в Варшаву лететь?! Да еще в такой давке?!

А те немногие, которые сидели, свою линию гнут:

– Главное, долететь. Два часа – не так уж и много.

У водителя свое возражение:

– Какие два часа? А может, я вас за час и пятьдесят девять минут домчу.

Заспорили они все про время и про то, легко ли стоя летать, а меня совсем другое волнует. Лично я могу и постоять, особенно если автобусом летим. Но как это, лететь без стюардесс, без законно положенного сэндвича? И главное – на каком основании летит автобус? По какой причине держится в воздухе? Я, в конце концов, тоже чему-то где-то учился.

Расталкивая других пассажиров, добрался я до водителя, требую строго:

– Объясните, посредством чего летит автобус? Откуда берётся подъемная сила?

– Берётся, и всё, – этак бесшабашно отвечает он. – Откуда я знаю?

– Так нельзя, – со всей суровостью заявляю я. – А вдруг она пропадет, подъемная сила? А вы уже километра на два забрались, а то и на три.

– Может, и на три, – с прежней легкостью произносит он. – Не знаю. На автобусах высотомера нет.

– Это безответственно! Немедленно прекратите полет!

Представляете, тут на меня все остальные пассажиры накинулись:

– Не мешайте лететь, – говорят. – Вам что, больше других надо? Не можете постоять один час пятьдесят девять минут? И какая вам разница, как он летит? Главное, до Варшавы долететь.

– Постоять я могу, – отвечаю с пафосом. – Даже два часа и одну минуту. А вот лететь непонятным образом не считаю возможным. И вам не советую.

Все опять загалдели, меня ругают, между тем, я вновь обращаюсь к водителю, и со всей строгостью:

– Вот вы летите, а разрешение соответствующих органов у вас есть?

– Нет… Я в инициативном порядке. Воспарил мыслью, и вот…

Тут я говорю так, чтобы все слышали:

– В России без разрешения ничего нельзя. Особенно воспарять мыслью.

– Всё! – расстроенно произносит водитель. – Отбили вы у меня охоту лететь. Спускаюсь.

Слава Богу, проделал он это плавно, так что мы все целы остались. Подвез он нас к самолету, забрались мы в него всей гурьбой и вскоре полетели как надо: со стюардессами, с положенным сэндвичем, ну и, разумеется, с разрешением соответствующих органов.

Тут я обращаюсь к жене:

– Как он, все-таки, мог лететь?

– Кто? – спрашивает она.

– Автобус.

– Когда?..

 

К списку номеров журнала «Кольцо А» | К содержанию номера