АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Тверская

В парке Дружбы на Речном вокзале

ЛТ

 

В Парке Дружбы на Речном вокзале

Мы с тобою, маленьким, гуляли,

И весна была полна весельем,

Несмотря на дождик в воскресенье.

 Синюю высокую коляску

Провозили, как карету в сказку,

И болтались огурцы в авоське,

В овощном добытые киоске.

 


Почти с натуры

 

 Старушка на скамейке в парке

Своей единственной товарке –

Домашней кошке без хвоста,

Давала сочные кусочки,

Нажористые, это точно,

А та урчала, что сыта.

А рядом пегая собака

Глотала слюни, но однако,

Все понимая про себя,

Не лаяла, скулила только,

Но не унизилась нисколько.

Смотрела, с места не сходя.

И слюни крупные катили,

И ей прозрачно ясны были

Устройство мира и режим.

А плакала она недолго.

Пошла, встряхнула пегой холкой,

И оставалось в ней от волка

Довольно, чтобы дальше жить.

 


 Время и место

 

Тогда еще забора не было,

А было – жизни во главе –

Неогороженное небо и

Весна без края в голове.

Сбегали с химии. Со временем

Проблемы были, но в другом

Каком-то пятом измерении.

Жизнь шла в застое – но каком!

И было много математики,

Литературы и идей,

И трифоновской проблематики

Хватало в жизни у людей.

А мы гуляли по окрестностям,

Еще не думая совсем,

Что место не пребудет местностью,

А станет временем, и тем,

Что вспоминаешь с сожалением.

Не время, нет, оно – застой,

Но те места и те мгновения,

Где были счастливы с тобой.

 


Кв. 9

 

Все было, в общем, одинаково

У всех жильцов квартиры девять.

Но зависть ведь доступна всякому,

А что еще там было делать?

 

Духи «Москва» и плащ болония,

В четверг – одна и та же рыба,

Но те в субботу – в филармонию,

А эти – за футбол спасибо.

 

А две семьи вообще нерусские,

И занимали много места,

Но две учительницы грустные

Уроки проверяли с детства.

 

А в комнатке с окном на улицу

Старушка Лидия Иванна

Смотрела, чтобы ноты курица

(а это – я) не забывала.

 

А в дальней комнате с картинами

Не как у всех сверкала люстра,

И вдруг котлетками куриными

Пах коридор, а не капустой.

 

Там были тайны, но с прорехами,

Там были многия печали,

Там муж с женой – зубные техники –

На языке глухих общались.

 

Там жил один – немой и скрюченный,

Конечности не разгибались,

С седою матерью измученной,

А мы с сестрой его боялись.

 

На кухне – теснота от столиков,

И коридор, где бесконечно

Велосипед катил дошкольников,

А после – я звонила вечно

 

Тебе, и трубка телефонная

Моим дыханьем раскалялась.

Сосед кричал: «Коза влюбленная,

Давай, кончай!» И все кончалось.

 

 

 

 

 

 

 

 

К списку номеров журнала «АРТИКЛЬ» | К содержанию номера