АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Овсищер

Глядя в воду

 

Глядя в воду

 

...Стоять и, подолгу на воду смотря,

Заметить в потоке пугливые тени -

Там рыбы усталые спорят с теченьем

На фоне витражных цветов октября.

 

Лес светел и тих, словно греческий храм:

Колонны стволов — капитель с позолотой,

Он весь — световоздух и тема полёта,

Он неборекой окаймлён по краям.

 

Не хочется криков, а хочется снов,

Таких, чтобы жертвы вернулись дарами,

Но поздно. Ручей холодеет. Ветрами

В подстилку для ног превращается кров,

 

Всё явственней смысл, зашифрованный в днях,

Назначенных светом и тьмой к примиренью...

Зачем же всё держится против теченья

Безумная рыба на серых камнях?...

 

                                               16-17.10.2010

 

Саксофонисту, на прощание

 

 

Сиротливых мелодий

Неприкаянный звук —

Музыканты уходят,

Остывает мундштук...

 

Пусть в полёт предстоящий

Ничего не собрать,

Понимаешь, и в ящик

Тоже нужно — СЫГРАТЬ!

 

...В облетающем парке

Клёны клонятся в сон,

Замерзающий Паркер

Бередит саксофон,

 

Голос Птицы всё строже

Уходящему вслед...

Это соло дороже

Пары мелких монет.

 

25.10.2011

 

Море и лес

 

 

Когда отвыкнет взгляд от городских обманов,

Нам память возвратит солёный ветерок:

Мы — дети этих вод, и берег океана

Нас манит, словно дома отчего порог,

 

И нас зовут к себе высокие деревья

Укрыться в тень шатров от зла и непогод,

С морщинистой коры считать посланий древних

Тугую вязь, что век и наш, как день, пройдёт,

 

Что круг путей земных значительней и выше,

Чем жалкая судьба срубившего леса,

Что небо над тобой надёжней всякой крыши,

Что музыки исток — природы голоса.

 

22.07-6.08.2014

 

 

Памяти всех

 

 

 А.Генису

 

Равнодушное время без скупости

Расплевалось с тем, с наживным —

Первым делом исчезли рукописи

Вместе с почерком нажимным.

 

Телеграфной лентой последнею

Дни отстукал двадцатый век,

Мы — последнее поколение

Собирателей библиотек.

 

За полвека жук в муравейнике,

Умножая печаль утрат,

Стал источником, и затейником,

И хозяином — бывший раб!

 

Вон стоит он, экраном щерится,

Вздуты венами провода...

"Ты куда, мил-друг, вознамерился?

Без меня теперь — никуда!

 

И без повода, и без провода

Я твой вечный спутник теперь...

И какое мне дело, в общем-то,

До масштабов твоих потерь?"

 

И страницами книголицыми

Мир синел за моим окном,

И, огуглившись, эрудиция

Засыпала мертвецким сном.

 

10.11.2014

 

 

 

 

Без названия

 

 

Как назвать те края, где ты снова раскинул шатёр,

Где на песни твои отзывается что-то в природе,

Где Кирилл и Мефодий влезают в любой разговор,

Но "Отчизна" и "Родина" смыслом уже не подходят?

 

Как назвать это всё — между трёх океанов простор,

Где не знали тиранов, террора, колючки, бараков,

Где одно направление времени — к свету из мрака,

И в штанах, на все стороны равных, поёт Пифагор?

 

И покуда названье ему пребывает во мгле,

Но действительно, живо вселенское наше гражданство,

Те места, где стихи и любовь освещают пространство

Мы так просто зовём Нашим Домом на этой Земле.

 

12.03.2015

 

 

Памяти Оскара Питерсона

 

 

Над шпалами клавиш

Внезапной облавой,

Курьерским, ночным,

От бедности к славе,

Отказанный в праве

Быть кем-то иным,

 

Как ветер — свободный,

Как физика — сложный,

Как счастье — простой,

Всегда инородный,

Почти невозможный,

Совсем не святой...

 

От "Гимна свободе"

Такое находит -

И гордость, и боль...

И с именем броским

Страна, он твой Оскар

За главную роль!

 

25.11.2015

 

 

Этот город

 

Я сижу у окна. За окном начинается снег.
За окном этот город — он принял меня, как родного.
— Чем я дорог тебе? — тормошу его снова и снова.
— Nothing personal, man. Я такой изначально для всех.

Я — бездомным приют. Я — великим успехам пролог.
Я — тропа через лес. Я — хайвеев безудержный прочерк.
Я расту до небес, только тем отличаясь от прочих,
Что я твой, а ты — мой.
Мы сроднились.
Плати свой налог.

6.02.2016

 

Канцона

 

"Мало ли кто, повторяя канцону твою..."
 М. Щербаков

 

Ты посягнул на творенье со скрипкой сверчка -
Может быть, выйдет канцона, а, может, катрены...
Хоть и приятны для слуха, да вряд ли нетленны,
Снова слова упадут в рудники языка.

 

Звуки затихнут на piano — аккорд, флажолет,
Чтоб никогда уже более не повториться -
Не повторяет полёта свободная птица, 
Всеми путями стремясь на тепло и на свет.

 

Но — ты их будешь бубнить, пробуждаясь от сна,
Или во сне, шевеля от волненья губами,
Зная, что лучик, нечаянно пойманный нами,
Вряд ли какие колодцы просветит до дна.

 

Так с этой песенкой будешь ты жить-поживать
Рядом, пока не расслышит случайный прохожий,
И — совершенно случайно — мотивчик похожий
Вдруг засвистит, и на сердце сойдёт благодать.

 

23.06.2016

 

Сыну

 

Стоит лишь зажмуриться — детство,
Молодые папа и мама,
Городишко с привкусом нефти
И рояль, огромный, как мамонт.

 

Вот уже я в школу пострижен,
Вот студент в голодную пору -
Время словно бусины нижет,
Чтоб играть потом перебором.

 

Тема расцветает в аккордах,
И, пока не сыграна кода,
Признаюсь, что выучил твердо -
Всех важнее чистая нота,

 

Чтоб она сияла на нитке
Путеводным светом из детства -
Это мы её, не пожитки,
Оставляем детям в наследство...

 

12.09.2017

 

 

Осенннее

 

Долгая, теплая осень,
Ясные, милые люди -
Так ли уж много мы просим, 
Если и просим вообще: 
Вечное слово да лира
Лестницей Якова будут,
Чтоб вырываться из мира
Серых, привычных вещей.

Светит лицейское солнце,
Дразнят младые забавы,
Манит безусая юность
Вспомнить под вечер тайком:
Текст — продолжение жизни,
Ведь невозможно представить
Пушкина — желчным, капризным,
Слабым, больным стариком.

 

19.10.2017, лицейский день

 

 ***

В пристрастьях наших постоянных
Найдется вряд ли что родней
Благословенных, осиянных,
Остуженных осенних дней,

Когда, предчувствуя озимость
И принимая дрожь осин,
Споткнешься о невыразимость,
(Скорее, непереводимость)
Посланий кленов и рябин.

К списку номеров журнала «НОВЫЙ СВЕТ» | К содержанию номера