АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Юрий Аврех

Духов день

ДУХОВ ДЕНЬ

 

I 

 

В траве зеленой желтые цветы

Во дворике, в котором праздник лета.

Как маленькие дети,

Играют бабушка и дедушка

При свете –

При солнечном – июньского полудня,

Еще не встретившись друг с другом

Так много, много, много лет назад…

Смеется не родившаяся мама…

Никто не знает собственной судьбы.

А  я смотрю спокойно и упрямо

На летний полдень,

Желтые цветы,

На многие сложившиеся судьбы.

Я созерцаю, что живут во мне,

В душе моей. Я много старше их,

Так думается мне.

Душа моя мне постоянно говорит об этом,

И древо рода говорит о том,

И шелестит листвой почти беззвучно,

И древо рода за моей спиной –

Оно и на земле, и под землей,

И над землей.

Я выхожу в раскрытый ясный полдень…

 

II

 

Ударит гром! И дождь прольется,

Таинственное  дерево омыв,

Историю и миф соединив,

Соединив миры между собою,

Мой путь, что между мною и Тобою.

Но тишина звенит перед грозою.

В траве играет вещая сорока

И говорит на птичьем языке,

И по спине моей проходит дрожь.

И  скоро дождь. И имена пророков

Пытаюсь вспомнить, и вхожу под дождь.

                                                              3, 5 июня 2017

 

*  *  *

Черемуха так пахнет под дождем…

Во времена и Тютчева, и Фета

Она так пахла. Запах...

Что же это?

Как будто нет страданий…

Снова лето

На языке цветенья говорит.

И пышная колышется природа,

И в майских сумерках прозрачный дождь летит

Две тысячи семнадцатого года.

 

                                                     30 мая 2017

 

*  *  *

Я сейчас в алхимическом мае,

Где идет переплавка свинца.

Сквозь нигредо, альбедо, в рубедо,

Чтобы сердце вошло до конца.

Чтоб свершился душевный, духовный

Алхимический, тайный процесс.

А над городом громы и молнии,

И под ливнем невидимый лес.

И душа так желает Спасения,

Чтоб войти в тот Божественный Свет.

Он сокрытый? А может, открытый?..

Нет ответа. Пока его нет.

А в промышленном городе в мае

Жизнь прекрасна и птицы поют.

И спокойно земля принимает

Слезы все, те, что ей отдают.

 

                                                13 мая 2017

 

*  *  *

Когда Ницше плакал, пылал огонь,

Раскаленный в камине. Его ладонь

Была раскаленной, слова грубы,

И в бреду ему виделись золотые Львы.

Львы, что сотканы были из сфер огня,

А на Льве одном видел он меня.

Видел он меня. То, что я в бреду,

И в своем бреду я к нему иду.

Говорю: о, Фридрих, меня спаси!

И явился  Ангел. И Господь простил.

 

                                                     25 декабря 2017

 

 

*  *  *

                              Неотправленное письмо к маме

 

Ты сидела в платье зеленом

Из плотной матерчатой ткани

В кресле. Открыто было окно,

И свет заходящего солнца в Нацерет-Илите

Был за твоею спиной.

А потом – это было в 2015 году – в четыре утра

Провожала меня домой, и в глазах твоих  слезы сияли.

Был туман. Раннее утро. Сумерки.

Кошки по улице проходили. И смотрели на нас,

Как свидетели часа того,

Часа утра перед рассветом и перед дорогой.

 

                                                                       Январь 2017

 

 

 

*  *  *

                                                          Томасу Венцлова

 

На крышах снег лежит, у маленьких домов,

Как  будто то – Стокгольм, в котором столько снега,

А может, Вильнюс то в провинции снегов,

Над крышами домов… Их укрывает небо.

А много лет назад, когда двадцатый век

Не кончился еще, рассказывала мама

О том, что там была, про Вильнюс и дома,

Про небо над Литвой, такая панорама…

Ни рифму подобрать, ни высказать слова

О том, что было, что уже не повторится.

На крышах снег лежит. Под снегом спит трава.

И в небо над Литвой взмывает снова птица.

 

                                                                   26 февраля 2018

 

 

        *  *   *

В майские Сумерки после дождя так хорошо…

Можно сказать, что же сказать можно еще?

Жить и любить. И говорить можно. Пришел,                                                                                                        Чтобы сказать:

            в майские Сумерки после дождя так хорошо…

 

 

 

 

*  *  *

I

 

Поезд «Франц Кафка 751»

Едет сквозь ночь, и его Господин –

Машинист, одетый в (пропотевший) потертый френч,

                                не зажигает свеч.

Звезды горят, они так живут.

На границе миров птицы поют и пьют

                                            небо ночное.

                                                    Не так ли?

А машинист, живой герой,

В звездное небо над головой

Звездочки ставит на чистый лист –

                                                   Пентакли.

 

II

 

Поезд, названный именем Франц.

Машиниста зовут так же, и он ненавидит фарс.

У него любовница спит в купе,

                                                 где

Снится ей собственная в 3D

Жизнь. Отражается дождь в воде –

Под мостом, по которому едет поезд.

Любовница развязала пояс,

Платье сняла и уснула глубоким и крепким сном,

Погрузившись в себя, как вошедшая

                                                          в дом.

В купе раздвинуты шторы.

Пункт назначения скоро.

 

III

 

Машинист понимает – была  страда,

Но благотворная есть звезда,

И не одна.

Поезд его идет, идет…

Дождь втянул воду в себя.

                                       Не льет.

Луна поднимается из надира,

Из колодца, из глубины, вверх…

Машинист ведет поезд, молясь за всех.

Поезда не отмечены

В Карте мира.                                             

                                                               Август 2013

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера