АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Григорий Оклендский

Ночной почтальон

Родом из Белоруссии. Студенческие годы провел в Ижевске, лучшие – в Новосибирском Академгородке. Более 20 лет живет в Окленде, Новая Зеландия. где работа в области информационных технологий сочетается с любовью к поэзии и путешествиям.


Автор 2-х поэтических книг – «Время собирать...» и «Время стихов»,  многочисленных публикаций в сетевых и бумажных изданиях. Финалист 7-го Всемирного поэтического фестиваля «Эмигрантская Лира» в Бельгии, 2015г.


 


***


Вот и стали мы на год мудрей


Вдалеке от родимых корней.


И на новой земле прижились,


И уверенно тянемся ввысь...


Тянем шеи до хруста в спине


И летаем… летаем во сне.


За туманный летим горизонт,


Где нас нет... но ведь кто-то живет!


Налегке возвратимся домой,


Где искрится костер молодой.


Где любимый немеркнущий взгляд 


Освещает дорогу назад...


И умывшись скупою слезой,


Обернемся другою судьбой...


И опять эти годы прожить...


Но вот как? У кого бы спросить?!


 


***


В нашу гавань заходили корабли,


Швартовались, грелись у причала.


Вдалеке от неулыбчивой земли


Им хотелось жизнь начать сначала.


Чтоб высоким был морской прибой,


И океанические волны


Борт не накрывали с головой,


А касались с легкостью проворной.


Чтоб покой и мир венчал пейзаж...


В праздник – фонари похутукавы,


Украшая местный антураж,


Радовали лакомой приправой.


Чтобы устремленное вперёд


Время нас щадило и прощало.


И с годами каждый новый год


Означал, действительно, начало.


 


Память - полноводная река,


Возвращает к дальнему истоку,


Где осталась детская страна,


Мамина усталая забота.


Где по лужам мелким – корабли,


Будто настоящие фрегаты,


Уплывали с крошечной мели


В мир огромный, взрослый, необъятный!


И вернувшись на круги своя,


Обретая мудрость и терпенье,


Поклонились вечным островам


И судьбе, что вынесла теченьем...


 


Белое облако 


 


Зеландия кудрявым белым облаком


Привольно возлежала на волнах.


И дух морской, семью ветрами сдобренный,


Резвился на песчаных берегах.


Здесь вечный спрос, но мало предложений.


Здесь островной прибрежный антураж.


И море оглушает на мгновенье,


Пока себя ты морю не отдашь...


И ты плывешь, дорог не разбирая –


По капельке выдавливая страх.


И прошлое тебя не догоняет,


И будущее видится впотьмах.


И ты плывешь наперекор стихии,


Пересекая времени фарватер...


 


 


И миражом, над горизонтом синим,


Спасательный маячит катер...


Корабли на воде...


 


Наблюдали, как расходятся корабли на воде?!


Оба – справа, и тянут вправо.


Так и люди – взрослые, уверенные в себе,


Разбегаются – оба правы...


Им бы дружно, командой, грести в синхрон –


Чтобы вёсла взлетали крыльями!


А им тесно в лодке... Лишь в унисон


                                                      стонут,


Измотанные житейскими милями.


И "любовная лодка разбилась" – в щепу...


Утонула... На память осталась дочка.


На безлюдном острове оба живут.


Выживают... и стонут поодиночке.


 


Ожерелье тонкое...



Ожерелье тонкое, эта женщина –
Разбудила, выдохнув сонным голосом:
«Я люблю тебя» – и беспечно так
Упорхнула в сад абрикосовый.
Летний день – в зенит. Воздух плавится.
На краю земли море плещется.
«Ты хотел бы вместе состариться?!»
Пристань дальняя. Слово вещее...
Осень спелая раздаёт тепло
Изумительною палитрою.
Без любви прожить, говорят, легко.
Пусть живут легко. Не завидую...


 


Ночной почтальон



Отчего редкий миг наших встреч, как кино, скоротечен?
Будем вместе смотреть, погружаясь в осенний туман...


Обними меня, милый, покрепче за хрупкие плечи,
И в обнимку замрём, и поверим, что явь – не обман.
Кто придумал разлуки и тысячи миль расстояний?
Наш заброшенный дом одиноко грустит в тишине.
А когда-то он был непременным свидетелем тайным
Нашей жадной любви – в такт рокочущей пенной волне...
И морская стихия себя выносила на берег,
Накрывала песок, увлекала его за собой...
Я – морская волна, что постель на утёсе расстелет
И в тебя упадёт золотистой своей головой...
Где тебя отыскать, мой далёкий единственный остров?
Там высокие волны мой замок равняют с песком...
А в тумане плывут миражом корабельные сосны
И ночной почтальон – с покаянным последним письмом.
А по небу летят одинокие карие звёзды...
И ночной почтальон –


с долгожданным... прощальным письмом.


 

К списку номеров журнала «ВИТРАЖИ» | К содержанию номера