АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Инна Домрачева

Вдохни и заново уверуй. Стихотворения

*  *  *

в обледенелой мойке два ножа

друг к другу прижимаются дрожа

горячую сегодня отключили

и на чм не будет сборной чили

и в булочной батона из режа

 

автобусы стоят пошли пешком

поскрипывая выпавшим снежком

и только в мойке даром что устали

друг друга греют два обрезка стали

обнявшиеся кромка с обушком

 

 

*  *  *

Всей смелости – разжать хотя б их,

Ресниц промокших полукруг,

И не скрывать дрожащих, слабых,

Бежать пытающихся рук.

 

И осторожно, не крича, не

Намереваясь жечь мосты,

Прижаться к твоему молчанью

Лбом раскалённой немоты.

 

Из шёпота, из нежилого

Наречья делаешь прыжок

И опускаешь сердце в слово,

Как опускают в снег ожог.

 

 

*  *  *

Искала фото более интимное,

Чем с твоей растрёпанной книжкой,

На которой спала два месяца.

Не нашла.

 

*  *  *

Трёхдневный иней сбрит заподлицо,

Без мёртвых петель схема совершенней.

Где вырвано трамвайное кольцо –

Не делай опрометчивых движений.

 

Остерегайся записи шестой,

Критичная ошибка для которой –

В девятой цифре после запятой,

Где мы сошли с расчётных траекторий.

 

Бьёт в голову, шампанского пьяней,

Идущим в свет кессонная болезнь.

Я солнцем на твоей пишу спине:

«Несовершенен. Тем и интересен».

 

*  *  *

 

А. В

.

Уральские морозы затрещали,

Привычная октябрьская пурга,

У Сашки – фляжка с тёплыми вещами,

А у меня и вовсе нифига.

 

Укутанная дворничиха тяжко

Лопатой сердце смяла и сгребла.

Я спрашиваю: «Сашка, где же фляжка?

Так хочется веселья и тепла!»

 

*  *  *

Нет на свитшоте места для эполет,

В рёбрах забился камушек из пращи,

Там, по науке, нечему заболеть,

Нету души у женщины, не ищи.

 

Просто поломка, клапаны сорвало,

Просто начало века – беда лиха,

Барышня, дайте Смольный, алло, алло,

Сердце, да что ты делаешь, а-ха-ха!..

 

*  *  *

Зима часы назад перевела,

Всё остеклила, можно не бороться,

Ты говорил – задача про тела,

А это о родстве и о сиротстве.

 

Ты думал, отыграется легко,

По типу догонялок или жмурок,

Постмодернист в затасканном трико,

Супергерой, почтенный полудурок.

 

Храни тебя, кривляющийся мим,

Горящая листва и запах дыма,

Пока ты обратимо уязвим,

Пока не уязвим необратимо.

 

*  *  *

Шестерня в механизме сломалась,

Жизнь проснулась от топота кед,

И тоска перетаяла в жалость,

Едкой лужей впитавшись в паркет.

 

Предстоящее планами вымость,

Соскользнёшь –

Унесёт в полынью,

Не дыши, не вдыхай уязвимость

И про слабость не помни свою.

 

В ежедневнике – «прыгнуть с моста»,

Ты карандашную запись сотри,

Ледяную латунь термостата

Отпусти

И сломайся внутри.

 

*  *  *

Эта куртка, линяла и как-то не в масть долгопола,

Говорит, что хозяин заранее был побеждён;

Человеку с железкой в ноге недодали футбола,

Не впустив на большой и красивый внутри стадион,

 

Гомонящей толпой в ограждение вмяв и затуркав,

У подножия врат, где голкипер творит волшебство.

Он всего-то хотел посмотреть, как разделают турков,

Но бесстрастная рамка в двери не пустила его.

 

На часах — две минуты с начала четвёртого тура,

Пропусти его, дверь, он не тот, кто сказал: «I’ll be back»,

Посмотри, где такому хотя бы поднять арматуру! 

А заточку он выбросил раньше в растаявший снег.

 

*  *  *

Грязь осени бессовестно, при мне,

Забелена, всё начато ab ovo,

И мальчик с лабрадором на ремне

Обмахивает стынущую вольво.

 

В руке дрожат – держи! останови! –

Прошитые брезентовые стропы,

Пёс понимает таинство любви

Как волю не проситься до сугроба.

 

Там всё, что он прочёл и произнёс,

Вечерним светом выделено синим,

Пёс жадно ест, облизывая нос,

Тяжёлый, липкий, пахнущий бензином.

 

*  *  *

Вдохни и заново уверуй

В свою смешную благодать,

Что позволяла атмосферой

Без респиратора дышать.

 

Лица движением не выдай,

Что в фильтре вытек порошок,

И воздух горький, ядовитый

Льняные лёгкие обжёг.

 

К списку номеров журнала «ГРАФИТ» | К содержанию номера