АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Елена Коро

Фа-Вирд. Парадигма Времени

Вирд Онуфрия*


 


Неумолимых сестёр труд


Урд, Верданди, Скульд,


в перекресток богов свит


белый непознанный вирд.


Урд, есть страница одна,


поле Акелдама**,


старец в земле спит,


пост его труд, вирд.


Скульд, есть одна цена,


кровь его, Акелдама.


Странноприимный народ


проклял Искариот,


снят приговор, разбит


силой его молитв,


вирдом любви ценна,


кровь его - Акелдама.


               Коро


 


В шекспировском «Макбете» мы встречаем сестёр вирда. Так именуются норны в англосаксонской традиции. Три норны символизируют три аспекта времени: прошлое, настоящее, будущее. Старшая из норн Урд, владычица прошлого. Средняя Верданди, повелевает настоящим. Младшая Скульд, ведающая будущим, иногда сопровождает валькирий, чтобы выбрать воинов, павших в бою. Слово wyrd связано с именем «Урд», означающим «истоки» и с именем «Верданди», означающим «становление». Третья норна, Скульд, - носительница смерти. Она близка богине смерти Хель. Урд, как первопричина, первоисток бытия, еще и земля бытия «Эрда».


Древние германцы не воспринимали линейное время, не воспринимали хронологию времени в понятии судьбы, в понятии Вирд. Вирд, или Урд, — это «то, что есть», момент настоящего. Прошлое заведомо включалось в «здесь и сейчас», так как момент настоящего - результат всех событий прошлого. Будущее - вероятность, определяемая процессом существования, его форму определяет Вирд. Итак, Вирд включает в момент настоящего три величины: прошлое, настоящее, будущее, из них две: прошлое и будущее равно удалены от настоящего, и таким образом составляют с настоящим нелинейную систему времени - Вирд.


Вот как излагает древнегерманскую концепцию времени Квельдульв Гундарссон в книге «Наша Трот»:


«Они суть те великие, кто придаёт облик вирду миров; но величайшая из них — Вирд, ибо её силою питаются труды прочих двух. Во многих поверхностных текстах утверждается, будто норны — это «прошлое, настоящее и будущее», но это неверно: германцам было присуще не тройственное представление о времени, как у греков и римлян (от которых унаследовала его и современная культура), а двойственное. Для наших северных предков существовало, с одной стороны, всеобъемлющее «то, что есть», и самые древние, и самые юные слои которого принадлежали к одному и тому же времени и были в равной мере близки и реальны, а с другой — «то, что становится», т.е. настоящий момент. Чувства будущего не существовало: пророчества, говорившие о том, что «может случиться», понимались в буквальном смысле как изречения Вирд — как «то, что есть», воспринятое с точки зрения мудрости, ведающей то, что должно возникнуть далее как следствие уже существующей причины».


Итак, мы видим, что магическая реализация будущего возможна в вариантах: в вирде становления настоящего возможен возврат к первоисточнику события - в прошлое. Возвращаясь к источнику времени, создающий вирд в моменте настоящего имеет возможность изменить прошлое и создать одномоментно осуществляющуюся проекцию в будущее, равную по величине воздействию в прошлом.


Здесь мы можем провести параллель к подвигу Онуфрия - великого египетского отшельника.


Сохраняется предание о том, что Онуфрий Великий пришёл, поселился и провёл три года в посте и молитве в Акелдаме в Иерусалиме. Суть его подвига в Акелдаме различные источники поясняют по-разному. Одни кратко сообщают что он «отмолил Акелдаму у Бога», другие говорят что он «вымолил у Бога всех погребённых в Акелдаме».


Акелдама - согласно Новому Завету, участок земли в Иерусалиме, купленный для погребения странников на деньги, полученные Иудой Искариотом от первосвященников за предательство Иисуса Христа.


С тех пор вплоть до начала XIX века здесь бесплатно хоронили странников.


Египетский старец создавал вирд, изменивший прошлое как самой земли Акелдама, на которой лежало проклятие предательства Иуды Искариота, так и людей, преданных после смерти бесславной земле. Здесь можно еще провести аналогию Скульд и Хель. Хель брала в свой мир тех, кто умер бесславной смертью. Погребенные в бесславной земле, в Акелдаме, странники невольно приравнивались к бесславно умершим. Их посмертная участь - удел проклятых проклятием Иуды.


Онуфрий, верша вирд молитвенного поста не по законам линейного времени, меняет лик земли Акелдама, возвращаясь к истоку события, в первопричину. Вирд снятия проклятия с земли и погребенных в ней невинных странников. Бесславно погребенные из царства Хель переходят под покровительство Скульд - событие, ставшее прошлым и отданное как факт прошлого в ведение богини смерти, переходит в нелинейном становлении вирда в удел Скульд, в удел ведающей будущим, как антитеза, меняясь, становится тезой в моменте настоящего и создает новый облик будущего.


В нелинейной парадигме времени вирд Онуфрия меняет облик земли Акелдама и облик погребенных в этой земле.


 


 


 


 


*Сохраняется предание о том, что Онуфрий Великий пришёл, поселился и провёл три года (по другим источникам несколько лет) в посте и молитве в Акелдаме в Иерусалиме. Суть его подвига в Акелдаме различные источники поясняют несколько по-разному. Одни кратко сообщают, что он «отмолил Акелдаму у Бога», другие говорят, что он «вымолил у Бога всех погребённых в Акелдаме». Так или иначе, но молитвенный подвиг знаменитого египетского отшельника не был забыт и впоследствии здесь был основан и действует в настоящее время православный греческий монастырь Онуфрия Великого.


 


**Акелдама - согласно Новому Завету, участок земли в Иерусалиме, купленный для погребения странников на деньги, полученные Иудой Искариотом от первосвященников за предательство Иисуса Христа.


С тех пор вплоть до начала XIX века здесь бесплатно хоронили странников.


 


Магия размыкающего петлю времени


 


Черный пианист твоих сновидений,


черный человек сквозящим движением


тонких пальцев по клавишам черным


замыкает время петлей Аримана,


мелодия неизбежна, невыносима,


закольцована, снова и снова…


Змеем черным, двойником, черным братом,


приходящим жрецом, маленьким, зрящим,


нежной каплей мгновения размыкает


узы пойманного в ловушку времени…


Что за остров там? В грезе зыбкой


на скалах жрицей мигу внимаешь..


Коро


 


Есть древний авестийский миф о сотворении. Создатель Ахурамазда сотворил идеальный мир – Меног, затем по образу и подобию первого сын света создает материальный мир – Гетиг. В новорожденный беззащитный мир врывается сын тьмы Ангро-Магью и нарушает его целостность. Земля и другие творения попадают в петлю Аримана и вращаются в вечном круге воплощений – колесе Шаншары (праобраз Зодиакального круга), которое заставляет разумные существа рождаться вновь и вновь, пока они не пройдут перевоплощения по всем знакам Зодиака.


В 32-летнем зороастрийском календаре тотемов седьмой год цикла обозначен тотемом ужа – змеи, символ колеса воплощений, кармических воздаяний, потока, несущего людей, скрытых течений. Итак, образом петли Аримана зороастрийцы являют миру змею, уробороса, кусающего собственный хвост.


Если мы проследим дальше, в авестийской традиции приняты два зодиакальных круга: нижний зодиак воплощенного мира Гетиг, и верхний зодиакальный круг идеального мира Меног, символически две змеи: белая и черная, замкнутые в кольца, уроборосы вечности, образы-двойники миров Меног и Гетиг.


Если сын тьмы Ангро-Магью, ворвавшись в мир Гетиг, нарушил целостность этого мира, вследствие чего возник земной круг воплощений, представленный в нашем мире знаками нижнего зодиака – от Овна до Рыб. Можно предположить, что сын света, белый двойник Ангро-Магью сотворил верхний круг зодиака, верхний зодиак мира Меног, представленный знаками – от Часов до Кита.


Ключевым знаком верхнего зодиака является Змееносец, тот, кто победил карму. Змееносец, или Змеедержец, способен управлять временем, иметь власть над временем прямым и обратным, временем Духа и временем Творения. Две змеи – символы двух видов времени. Змееносец, размыкающий кольцо нижнего зодиака, размыкающий петлю замкнутого пространства-времени в точке между Скорпионом и Стрельцом. Вторжение Змееносца в земной мир связано с даром Хварны человечеству. Мы видим древний авестийский миф не о спасителе – о приносящем дар Хварны. Только Хварна выделяет человека из времени, позволяет перемещаться в нем и дает возможность выйти за пределы замкнутого времени.


Для того чтобы разрушить оковы матрицы у древних авестийцев существовала традиция слияния с тотемом, полного уподобления образам тотемических животных. Такие же практики мы наблюдаем в культах многих народов. Считалось, что у человека есть тотем коллективный, тотем года рождения, входящий в 32-летний цикл. Это те образы коллективного бессознательного, отождествляясь с которыми, человек разрывает круг родовой кармы, вливаясь в эгрегор посвященных. Вспомним людей-леопардов в вуду, людей-медведей в культах северных народов. Посвящаемые очень долго изучали образ жизни своих тотемных животных, их привычки, практиковали полное отождествление с образом жизни, повадками этих животных, постоянно наблюдали за ними.


Тенденция уподобления змеям существует как в современной практике вуду, так и в практиках заклинателей змей в Индии. Посвященные получали власть над змеями, паранормальную способность направлять силой своей воли стаи змей на достижение своих целей, как черных, змеи-убийцы, так и защитных.


Интересен в этом контексте роман Елены Блонди “Татуиро”. Она создатель нескольких пересекающихся с миром матрицы в определенных точках параллельных миров. Первая книга трилогии о становлении мастера интересна именно этим срастанием человека с образом тотемического животного. Тату змейки на голени настолько воздействует на подсознание молодого талантливого фотографа, что в ход его жизни образ змеи вторгается неумолимо и властно. Змея разрастается по всему телу, она в состоянии как поглотить и уничтожить человека, так и дать ему дар усиления таланта. Человек не отказывается от содружества, даже симбиоза со змеей, и она помогает ему стать мастером. Настоящим мастером, дар которого проверяется на прочность жизнью. Змея становится анимой мастера, направляющей его дар. И появляются люди на страницах романа, отмеченные печатью змей. Люди-змеедержцы. У женщин это змей, анимус; у мужчин анима-змея. Мы видим, как образы коллективного бессознательного, становясь симбиотичекой частью человека, кардинально меняют его жизнь, бросая подобно Лилит в пучину испытаний, черные змеи скорпионьего Змееносца, змеи Хаомы, змеи сожженного пути. И это неизбежно в жизни этих людей-змееносцев: время перемен и личных катастроф, черные змеи бросают их на выжженную дорогу. Здесь мы встречаемся с интересным феноменом размыкания петли Аримана  в контексте романа. Петля времени-пространства матрицы размыкается в момент величайшего напряжения воли, в момент настоящего, когда экстремальные обстоятельства жизни приводят героиню к осознанию, что через секунду ее ждет смерть в конце выжженного пути, и вот тогда в ней проявляется  дар перехода. Светлым усилием воли она размыкает границы матрицы и попадает в мир другого измерения.


В этом дар Змееносца.


 


Люди Фа


 


 


Начинаюсь богом


из точки невозврата,


я умер в выжженном времени


змееносцем via combusta,


богом начинаю жить.


               Коро


 


Есть интересный миф африканского народа фон, согласно которому андрогинное божество Фа обитает на небе на вершине пальмового дерева. У нее 16 глаз, которые ей по утрам открывает Легба (в некоторых традициях Легбу сравнивают с ключником Святым Петром).


Фа – обладательница ключа от дверей в будущее (дверей 16, по количеству глаз Фа).


Владеющим тайным ключом, системой Фа, открываются двери в будущее – это прорицатели Фа.


Что же сближает змееносцев и людей Фа? Способность размыкать спирали и открывать порталы. Змееносец, размыкающий кольца змей: змеи черной, выводящей на via combusta – выжженный путь, в пустыню духа; змеи белой – на осветленную дорогу. Змееносец проявляется из четырехмерного пространства в трехмерный мир. Его природе чужды законы настоящего времени. Над ним властны Два Стража: страж прошлого и страж будущего, его влечет закон Вулкана. Закон Вулкана вне трехмерного мира, проекцией из четырехмерья – исполняющим обязанности Вулкана - Хирон.


Внешне жизнь Змееносцев ничуть не героична, Глоба об этом пишет, она, наоборот, внешне как бы вообще стерта, в ней не происходит никаких особых событий, кроме периодов, когда включается Змееносец, вот тогда человек сразу проходит и получает по полной - итог - взросление.


Вспомним Фаэтона, который ничем среди молодых людей его возраста не выделялся, его единственной роковой приметой было то, что он - сын Гелиоса-Солнца.


Его делают героем исключительные обстоятельства, он таки, как избранный по знаку наследства, а не по личным качествам, получает от Отца - солнечную колесницу.


То есть, в один прекрасный момент человек узнает, что является змееносцем, или не обязательно осознает, что является именно Змееносцем, он узнает о дарованной ему исключительности однажды.


И тогда из череды серых будней - он выходит в зашкаливающее пике - и либо погибает, как Фаэтон, сжигая себя и все вокруг - и всех, или, возможный вариант, змееносный, сгорев, воскресает, как птица Феникс.


Есть еще один вариант Змееносца - это Фаэт.


Здесь речь идет о несколько других вибрациях и энергиях.


Здесь идет речь о содружестве Змееносцев.


То есть, Змееносец - человек странный, особый, это сквозит даже в самой неприметной внешности, но он своей странностью, тем, что он всегда белая ворона, он этим одинок.


Но есть особое качество Змееносца - притягиваться к подобным.


Я с удивлением заметила, что на протяжении своей жизни близко дружу именно со змееносцами, только они понимают странность моей натуры, а я понимаю их.


И еще одну вещь я отметила: будучи змееносцем в большей степени темным, скорпионьим, меня притягивает к змееносцам, у которых планеты в первых градусах Стрельца. Меня такие змееносцы в определенные моменты жизни выводят на светлый путь с выжженной дороги, а затем вдруг исчезают, как будто завершив свою миссию. И так дружба у меня со змееносцами и происходит - вот такими периодами, а между ними как будто пустота: мы забываем друг о друге до времени и воспринимаем это совершенно спокойно.


Так вот, Фаэт в моем понимании, он всегда в упряжке с подобным ему. И здесь скорпионьего Змееносца удерживает от падения в бездну Змееносец стрельцовый, а Змееносец скорпионий дает стрельцовому глубинное знание, не дает тому скользить как водомерке по поверхности бытия. Если у Змееносца Фауста был Мефистофель, искушающий черный змей, то Фаэту спутником и даже содружеством спутников - змеиное братство, это братство может олицетворять содружество черных и белых змееносцев, собранных воедино служением общим идеям, имя этому содружеству Фаэт-Крым.


И вот здесь мы встречаем систему Фа в проявлении.


16 – сакральное число энергий вселенной. Спирали энергий размыкаются теми самыми ключами Фа. Стрельцовые змееносцы белыми змеестрелами пронзают спирали и размыкают кольца энергий будущего, давая проявиться миру, в котором время – четвертая координата, в трехмерное пространство – музыка сфер проецируется для земного уха рядом гармоник. Скорпионьи змееносцы черными жалами выжигают спирали прошлого, черными вихрями диссонансов вторгаются в земной мир, сжигая линии времени выжженным настоящим.


Фаэт, как завершенный змееносец и человек Фа, объединяя энергии в музыку диссонансов и гармоник, как совершенный Орфей, открывает порталы во множество миров.


Об этом рассказ Валерия Гаевского «Орфей совершенный». Это и древнегреческая трагедия музыканта, наследство которого выжженный путь, путь мертвых. Но эта незавершенная трагедия мифа прошлого, теряя облик в настоящем, примеряя множество псевдо обликов, обретает единственно верный ключ, открывающий двери во множество миров – неразрешенная трагедия, замыкающая музыканта в пространстве вечного прошлого, находит разрешение в новом мифе об Орфее – Гай проявляет этот тайный ключ людей Фа.


 


По пути древних богов


 


Змееносцы посвящения


 


Путь змееносцев, длящийся в Крым,


не в Австралию штампом в паспорт:


«третий пол» - Иным,


богом из пустоты, избранником


духа выжженного пути,


via combusta, переходящим в крик,


в шепот гортани, сожженной дымом


гари, курящейся молоком,


стелющейся белым облаком


по низкорослым травам яйлы.


Тот, кто встречает весну


в утренней дымке снов,


Тот, кто встречает сущь,


скользящую белой змеей


в белых каплях тумана


и в мареве росой написанных слов, -


змееносец посвящения


Коро


 


Я помню свой сон об огромном белом змее, творце всех форм и сущей. Его движение кольцевыми ритмами поглощало формы мира, мимо меня неслись вещи и люди и растворялись бесследно – змей поглощал их. Огромный белый змей со скоростью струения множества путей-колец, едва различимой внутренним взором, поглощал вещи и формы. Мир приходил к своему концу.


Но где-то там, из точки невозврата, возникали новые формы, новые вещи и люди, возникал новый народ, народ змееносцев, змеев род.


И здесь я вспомнила о народе Рада, о старейшем Лоа Великом Змее, начале и конце всех вещей, о великом творце сущего, Дамбалла – отце всех Лоа.


Язык питона Данбалгве – сакральный язык вуду. Если Дамбалла овладевает человеком, он начинает шипеть и ползать как змея.


Согласно вудуистскому мифу о творении, Дамбалла создал все воды Земли. Движение его семи тысяч колец образовало горы и долины Земли, а также звезды и планеты неба. Дамбалла выплавил металлы и послал на Землю стрелы-молнии, от ударов которых


возникли священные камни и скалы. Когда Дамбалла сбросил свою кожу под солнцем, излив при этом воды на Землю, солнце засияло в воде и создало Аида-Ведо (Радугу). Дамбалла полюбил Радугу за ее красоту и сделал ее своей женой.


Аида-Ведо воплощается в небольшой змее (гораздо меньше Дамбаллы), которая живет в основном в воде и питается бананами. Ее яркую расцветку воспроизводит декор водуистских храмов. Особенно старательно расписывают центральную колонну


храма, которая представляет мировую ось и символически соединяет Небо, Землю и Нижний Мир. В темной своей ипостаси Аида Ведо — королева Ада.


А теперь вспомним предания о древнерусских богах. Богом-творцом древних русов являлся Сварог.


И вот мы сталкиваемся с древнерусским культом Творца, небесного огненного Змея Сварога. Этот культ сущестовал у древних русов и в мезолите.


Из древнерусской мифологии мы также знаем, что супругой Сварога была богиня Лада. Она также могла принимать змеиное обличие и превращаться в дракона Ладона.


Нет ничего удивительного, что древние русы, ушедшие в мезолитические времена на восток, сохранили свои верования в небесного огненного змея Сварога и его супругу Ладу.


Пойдем несколько дальше по пути иерархии древнерусских богов-змеев.


Согласно преданиям, древнерусский бог Змей Велес летает на перепончатых крыльях, умеет выдыхать огнь. Велес обладает волшебными гусями и волшебно на них играет. Поэтому в Древней Руси Змея Велеса изображали вокруг обечайки гуслей кусающим свой хвост, что отражало бесконечность времени.


Итак, сакральный змеиный язык Дамбалла, семья богов-змеев древних русов, конечно же, этот ряд можно продолжать бесконечно и в древний Китай с его драконами.


Мы видим главное: мифы о древнем роде змеев, роде богов, роде тех, кто пришли на Землю за посвященными – за людьми-змеями, за людьми, посвящаемыми в древние техники, в древнюю магию, наделяемые силой и мощью древних богов.


О том, что древние магические техники, о том, что магия рада вуду и техники других направлений вуду помогли африканскому народу выстоять в жесточайшей борьбе и отстоять свою независимость, известно всем.


Мы же продолжим ряд посвящаемых.


Сакральный змеиный язык. Обозначим понятием фаэзы некоторые его составляющие, сотворим из них фаэмы. Мы вновь увидим, что поэтика фаэзии универсальна и с легкостью включает в себя свистящую звукопись помимо всего прочего, как метод познания звуков, сотворивших древние миры.


И Змей Велес древних русов творит гармонию бесконечного времени, как Фаэт творит гармонию вечного настоящего, сакрального мгновения, в котором ключами Фа открываются двери во множество миров.

 


 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf



Елена Коро

/Евпатория/




Фа-Вирд: парадигма Времени



Вирд Онуфрия*


Неумолимых сестёр труд

Урд, Верданди, Скульд,

в перекресток богов свит

белый непознанный вирд.

Урд, есть страница одна,

поле Акелдама**,

старец в земле спит,

пост его труд, вирд.

Скульд, есть одна цена,

кровь его, Акелдама.

Странноприимный народ

проклял Искариот,

снят приговор, разбит

силой его молитв,

вирдом любви ценна,

кровь его - Акелдама.

               Коро


В шекспировском «Макбете» мы встречаем сестёр вирда. Так именуются норны в англосаксонской традиции. Три норны символизируют три аспекта времени: прошлое, настоящее, будущее. Старшая из норн Урд, владычица прошлого. Средняя Верданди, повелевает настоящим. Младшая Скульд, ведающая будущим, иногда сопровождает валькирий, чтобы выбрать воинов, павших в бою. Слово wyrd связано с именем «Урд», означающим «истоки» и с именем «Верданди», означающим «становление». Третья норна, Скульд, - носительница смерти. Она близка богине смерти Хель. Урд, как первопричина, первоисток бытия, еще и земля бытия «Эрда».

Древние германцы не воспринимали линейное время, не воспринимали хронологию времени в понятии судьбы, в понятии Вирд. Вирд, или Урд, — это «то, что есть», момент настоящего. Прошлое заведомо включалось в «здесь и сейчас», так как момент настоящего - результат всех событий прошлого. Будущее - вероятность, определяемая процессом существования, его форму определяет Вирд. Итак, Вирд включает в момент настоящего три величины: прошлое, настоящее, будущее, из них две: прошлое и будущее равно удалены от настоящего, и таким образом составляют с настоящим нелинейную систему времени - Вирд.

Вот как излагает древнегерманскую концепцию времени Квельдульв Гундарссон в книге «Наша Трот»:

«Они суть те великие, кто придаёт облик вирду миров; но величайшая из них — Вирд, ибо её силою питаются труды прочих двух. Во многих поверхностных текстах утверждается, будто норны — это «прошлое, настоящее и будущее», но это неверно: германцам было присуще не тройственное представление о времени, как у греков и римлян (от которых унаследовала его и современная культура), а двойственное. Для наших северных предков существовало, с одной стороны, всеобъемлющее «то, что есть», и самые древние, и самые юные слои которого принадлежали к одному и тому же времени и были в равной мере близки и реальны, а с другой — «то, что становится», т.е. настоящий момент. Чувства будущего не существовало: пророчества, говорившие о том, что «может случиться», понимались в буквальном смысле как изречения Вирд — как «то, что есть», воспринятое с точки зрения мудрости, ведающей то, что должно возникнуть далее как следствие уже существующей причины».

Итак, мы видим, что магическая реализация будущего возможна в вариантах: в вирде становления настоящего возможен возврат к первоисточнику события - в прошлое. Возвращаясь к источнику времени, создающий вирд в моменте настоящего имеет возможность изменить прошлое и создать одномоментно осуществляющуюся проекцию в будущее, равную по величине воздействию в прошлом.

Здесь мы можем провести параллель к подвигу Онуфрия - великого египетского отшельника.

Сохраняется предание о том, что Онуфрий Великий пришёл, поселился и провёл три года в посте и молитве в Акелдаме в Иерусалиме. Суть его подвига в Акелдаме различные источники поясняют по-разному. Одни кратко сообщают что он «отмолил Акелдаму у Бога», другие говорят что он «вымолил у Бога всех погребённых в Акелдаме».

Акелдама - согласно Новому Завету, участок земли в Иерусалиме, купленный для погребения странников на деньги, полученные Иудой Искариотом от первосвященников за предательство Иисуса Христа.

С тех пор вплоть до начала XIX века здесь бесплатно хоронили странников.

Египетский старец создавал вирд, изменивший прошлое как самой земли Акелдама, на которой лежало проклятие предательства Иуды Искариота, так и людей, преданных после смерти бесславной земле. Здесь можно еще провести аналогию Скульд и Хель. Хель брала в свой мир тех, кто умер бесславной смертью. Погребенные в бесславной земле, в Акелдаме, странники невольно приравнивались к бесславно умершим. Их посмертная участь - удел проклятых проклятием Иуды.

Онуфрий, верша вирд молитвенного поста не по законам линейного времени, меняет лик земли Акелдама, возвращаясь к истоку события, в первопричину. Вирд снятия проклятия с земли и погребенных в ней невинных странников. Бесславно погребенные из царства Хель переходят под покровительство Скульд - событие, ставшее прошлым и отданное как факт прошлого в ведение богини смерти, переходит в нелинейном становлении вирда в удел Скульд, в удел ведающей будущим, как антитеза, меняясь, становится тезой в моменте настоящего и создает новый облик будущего.

В нелинейной парадигме времени вирд Онуфрия меняет облик земли Акелдама и облик погребенных в этой земле.





*Сохраняется предание о том, что Онуфрий Великий пришёл, поселился и провёл три года (по другим источникам несколько лет) в посте и молитве в Акелдаме в Иерусалиме. Суть его подвига в Акелдаме различные источники поясняют несколько по-разному. Одни кратко сообщают, что он «отмолил Акелдаму у Бога», другие говорят, что он «вымолил у Бога всех погребённых в Акелдаме». Так или иначе, но молитвенный подвиг знаменитого египетского отшельника не был забыт и впоследствии здесь был основан и действует в настоящее время православный греческий монастырь Онуфрия Великого.


**Акелдама - согласно Новому Завету, участок земли в Иерусалиме, купленный для погребения странников на деньги, полученные Иудой Искариотом от первосвященников за предательство Иисуса Христа.

С тех пор вплоть до начала XIX века здесь бесплатно хоронили странников.

Магия размыкающего петлю времени


Черный пианист твоих сновидений,

черный человек сквозящим движением

тонких пальцев по клавишам черным

замыкает время петлей Аримана,

мелодия неизбежна, невыносима,

закольцована, снова и снова…

Змеем черным, двойником, черным братом,

приходящим жрецом, маленьким, зрящим,

нежной каплей мгновения размыкает

узы пойманного в ловушку времени…

Что за остров там? В грезе зыбкой

на скалах жрицей мигу внимаешь..

Коро


Есть древний авестийский миф о сотворении. Создатель Ахурамазда сотворил идеальный мир – Меног, затем по образу и подобию первого сын света создает материальный мир – Гетиг. В новорожденный беззащитный мир врывается сын тьмы Ангро-Магью и нарушает его целостность. Земля и другие творения попадают в петлю Аримана и вращаются в вечном круге воплощений – колесе Шаншары (праобраз Зодиакального круга), которое заставляет разумные существа рождаться вновь и вновь, пока они не пройдут перевоплощения по всем знакам Зодиака.

В 32-летнем зороастрийском календаре тотемов седьмой год цикла обозначен тотемом ужа – змеи, символ колеса воплощений, кармических воздаяний, потока, несущего людей, скрытых течений. Итак, образом петли Аримана зороастрийцы являют миру змею, уробороса, кусающего собственный хвост.

Если мы проследим дальше, в авестийской традиции приняты два зодиакальных круга: нижний зодиак воплощенного мира Гетиг, и верхний зодиакальный круг идеального мира Меног, символически две змеи: белая и черная, замкнутые в кольца, уроборосы вечности, образы-двойники миров Меног и Гетиг.

Если сын тьмы Ангро-Магью, ворвавшись в мир Гетиг, нарушил целостность этого мира, вследствие чего возник земной круг воплощений, представленный в нашем мире знаками нижнего зодиака – от Овна до Рыб. Можно предположить, что сын света, белый двойник Ангро-Магью сотворил верхний круг зодиака, верхний зодиак мира Меног, представленный знаками – от Часов до Кита.

Ключевым знаком верхнего зодиака является Змееносец, тот, кто победил карму. Змееносец, или Змеедержец, способен управлять временем, иметь власть над временем прямым и обратным, временем Духа и временем Творения. Две змеи – символы двух видов времени. Змееносец, размыкающий кольцо нижнего зодиака, размыкающий петлю замкнутого пространства-времени в точке между Скорпионом и Стрельцом. Вторжение Змееносца в земной мир связано с даром Хварны человечеству. Мы видим древний авестийский миф не о спасителе – о приносящем дар Хварны. Только Хварна выделяет человека из времени, позволяет перемещаться в нем и дает возможность выйти за пределы замкнутого времени.

Для того чтобы разрушить оковы матрицы у древних авестийцев существовала традиция слияния с тотемом, полного уподобления образам тотемических животных. Такие же практики мы наблюдаем в культах многих народов. Считалось, что у человека есть тотем коллективный, тотем года рождения, входящий в 32-летний цикл. Это те образы коллективного бессознательного, отождествляясь с которыми, человек разрывает круг родовой кармы, вливаясь в эгрегор посвященных. Вспомним людей-леопардов в вуду, людей-медведей в культах северных народов. Посвящаемые очень долго изучали образ жизни своих тотемных животных, их привычки, практиковали полное отождествление с образом жизни, повадками этих животных, постоянно наблюдали за ними.

Тенденция уподобления змеям существует как в современной практике вуду, так и в практиках заклинателей змей в Индии. Посвященные получали власть над змеями, паранормальную способность направлять силой своей воли стаи змей на достижение своих целей, как черных, змеи-убийцы, так и защитных.

Интересен в этом контексте роман Елены Блонди “Татуиро”. Она создатель нескольких пересекающихся с миром матрицы в определенных точках параллельных миров. Первая книга трилогии о становлении мастера интересна именно этим срастанием человека с образом тотемического животного. Тату змейки на голени настолько воздействует на подсознание молодого талантливого фотографа, что в ход его жизни образ змеи вторгается неумолимо и властно. Змея разрастается по всему телу, она в состоянии как поглотить и уничтожить человека, так и дать ему дар усиления таланта. Человек не отказывается от содружества, даже симбиоза со змеей, и она помогает ему стать мастером. Настоящим мастером, дар которого проверяется на прочность жизнью. Змея становится анимой мастера, направляющей его дар. И появляются люди на страницах романа, отмеченные печатью змей. Люди-змеедержцы. У женщин это змей, анимус; у мужчин анима-змея. Мы видим, как образы коллективного бессознательного, становясь симбиотичекой частью человека, кардинально меняют его жизнь, бросая подобно Лилит в пучину испытаний, черные змеи скорпионьего Змееносца, змеи Хаомы, змеи сожженного пути. И это неизбежно в жизни этих людей-змееносцев: время перемен и личных катастроф, черные змеи бросают их на выжженную дорогу. Здесь мы встречаемся с интересным феноменом размыкания петли Аримана  в контексте романа. Петля времени-пространства матрицы размыкается в момент величайшего напряжения воли, в момент настоящего, когда экстремальные обстоятельства жизни приводят героиню к осознанию, что через секунду ее ждет смерть в конце выжженного пути, и вот тогда в ней проявляется  дар перехода. Светлым усилием воли она размыкает границы матрицы и попадает в мир другого измерения.

В этом дар Змееносца.


Люди Фа



Начинаюсь богом

из точки невозврата,

я умер в выжженном времени

змееносцем via combusta,

богом начинаю жить.

               Коро


Есть интересный миф африканского народа фон, согласно которому андрогинное божество Фа обитает на небе на вершине пальмового дерева. У нее 16 глаз, которые ей по утрам открывает Легба (в некоторых традициях Легбу сравнивают с ключником Святым Петром).

Фа – обладательница ключа от дверей в будущее (дверей 16, по количеству глаз Фа).

Владеющим тайным ключом, системой Фа, открываются двери в будущее – это прорицатели Фа.

Что же сближает змееносцев и людей Фа? Способность размыкать спирали и открывать порталы. Змееносец, размыкающий кольца змей: змеи черной, выводящей на via combusta – выжженный путь, в пустыню духа; змеи белой – на осветленную дорогу. Змееносец проявляется из четырехмерного пространства в трехмерный мир. Его природе чужды законы настоящего времени. Над ним властны Два Стража: страж прошлого и страж будущего, его влечет закон Вулкана. Закон Вулкана вне трехмерного мира, проекцией из четырехмерья – исполняющим обязанности Вулкана - Хирон.

Внешне жизнь Змееносцев ничуть не героична, Глоба об этом пишет, она, наоборот, внешне как бы вообще стерта, в ней не происходит никаких особых событий, кроме периодов, когда включается Змееносец, вот тогда человек сразу проходит и получает по полной - итог - взросление.

Вспомним Фаэтона, который ничем среди молодых людей его возраста не выделялся, его единственной роковой приметой было то, что он - сын Гелиоса-Солнца.

Его делают героем исключительные обстоятельства, он таки, как избранный по знаку наследства, а не по личным качествам, получает от Отца - солнечную колесницу.

То есть, в один прекрасный момент человек узнает, что является змееносцем, или не обязательно осознает, что является именно Змееносцем, он узнает о дарованной ему исключительности однажды.

И тогда из череды серых будней - он выходит в зашкаливающее пике - и либо погибает, как Фаэтон, сжигая себя и все вокруг - и всех, или, возможный вариант, змееносный, сгорев, воскресает, как птица Феникс.

Есть еще один вариант Змееносца - это Фаэт.

Здесь речь идет о несколько других вибрациях и энергиях.

Здесь идет речь о содружестве Змееносцев.

То есть, Змееносец - человек странный, особый, это сквозит даже в самой неприметной внешности, но он своей странностью, тем, что он всегда белая ворона, он этим одинок.

Но есть особое качество Змееносца - притягиваться к подобным.

Я с удивлением заметила, что на протяжении своей жизни близко дружу именно со змееносцами, только они понимают странность моей натуры, а я понимаю их.

И еще одну вещь я отметила: будучи змееносцем в большей степени темным, скорпионьим, меня притягивает к змееносцам, у которых планеты в первых градусах Стрельца. Меня такие змееносцы в определенные моменты жизни выводят на светлый путь с выжженной дороги, а затем вдруг исчезают, как будто завершив свою миссию. И так дружба у меня со змееносцами и происходит - вот такими периодами, а между ними как будто пустота: мы забываем друг о друге до времени и воспринимаем это совершенно спокойно.

Так вот, Фаэт в моем понимании, он всегда в упряжке с подобным ему. И здесь скорпионьего Змееносца удерживает от падения в бездну Змееносец стрельцовый, а Змееносец скорпионий дает стрельцовому глубинное знание, не дает тому скользить как водомерке по поверхности бытия. Если у Змееносца Фауста был Мефистофель, искушающий черный змей, то Фаэту спутником и даже содружеством спутников - змеиное братство, это братство может олицетворять содружество черных и белых змееносцев, собранных воедино служением общим идеям, имя этому содружеству Фаэт-Крым.

И вот здесь мы встречаем систему Фа в проявлении.

16 – сакральное число энергий вселенной. Спирали энергий размыкаются теми самыми ключами Фа. Стрельцовые змееносцы белыми змеестрелами пронзают спирали и размыкают кольца энергий будущего, давая проявиться миру, в котором время – четвертая координата, в трехмерное пространство – музыка сфер проецируется для земного уха рядом гармоник. Скорпионьи змееносцы черными жалами выжигают спирали прошлого, черными вихрями диссонансов вторгаются в земной мир, сжигая линии времени выжженным настоящим.

Фаэт, как завершенный змееносец и человек Фа, объединяя энергии в музыку диссонансов и гармоник, как совершенный Орфей, открывает порталы во множество миров.

Об этом рассказ Валерия Гаевского «Орфей совершенный». Это и древнегреческая трагедия музыканта, наследство которого выжженный путь, путь мертвых. Но эта незавершенная трагедия мифа прошлого, теряя облик в настоящем, примеряя множество псевдо обликов, обретает единственно верный ключ, открывающий двери во множество миров – неразрешенная трагедия, замыкающая музыканта в пространстве вечного прошлого, находит разрешение в новом мифе об Орфее – Гай проявляет этот тайный ключ людей Фа.


По пути древних богов


Змееносцы посвящения


Путь змееносцев, длящийся в Крым,

не в Австралию штампом в паспорт:

«третий пол» - Иным,

богом из пустоты, избранником

духа выжженного пути,

via combusta, переходящим в крик,

в шепот гортани, сожженной дымом

гари, курящейся молоком,

стелющейся белым облаком

по низкорослым травам яйлы.

Тот, кто встречает весну

в утренней дымке снов,

Тот, кто встречает сущь,

скользящую белой змеей

в белых каплях тумана

и в мареве росой написанных слов, -

змееносец посвящения

Коро


Я помню свой сон об огромном белом змее, творце всех форм и сущей. Его движение кольцевыми ритмами поглощало формы мира, мимо меня неслись вещи и люди и растворялись бесследно – змей поглощал их. Огромный белый змей со скоростью струения множества путей-колец, едва различимой внутренним взором, поглощал вещи и формы. Мир приходил к своему концу. 

Но где-то там, из точки невозврата, возникали новые формы, новые вещи и люди, возникал новый народ, народ змееносцев, змеев род.

И здесь я вспомнила о народе Рада, о старейшем Лоа Великом Змее, начале и конце всех вещей, о великом творце сущего, Дамбалла – отце всех Лоа. 

Язык питона Данбалгве – сакральный язык вуду. Если Дамбалла овладевает человеком, он начинает шипеть и ползать как змея.

Согласно вудуистскому мифу о творении, Дамбалла создал все воды Земли. Движение его семи тысяч колец образовало горы и долины Земли, а также звезды и планеты неба. Дамбалла выплавил металлы и послал на Землю стрелы-молнии, от ударов которых 

возникли священные камни и скалы. Когда Дамбалла сбросил свою кожу под солнцем, излив при этом воды на Землю, солнце засияло в воде и создало Аида-Ведо (Радугу). Дамбалла полюбил Радугу за ее красоту и сделал ее своей женой.

Аида-Ведо воплощается в небольшой змее (гораздо меньше Дамбаллы), которая живет в основном в воде и питается бананами. Ее яркую расцветку воспроизводит декор водуистских храмов. Особенно старательно расписывают центральную колонну 

храма, которая представляет мировую ось и символически соединяет Небо, Землю и Нижний Мир. В темной своей ипостаси Аида Ведо — королева Ада.

А теперь вспомним предания о древнерусских богах. Богом-творцом древних русов являлся Сварог. 

И вот мы сталкиваемся с древнерусским культом Творца, небесного огненного Змея Сварога. Этот культ сущестовал у древних русов и в мезолите. 

Из древнерусской мифологии мы также знаем, что супругой Сварога была богиня Лада. Она также могла принимать змеиное обличие и превращаться в дракона Ладона. 

Нет ничего удивительного, что древние русы, ушедшие в мезолитические времена на восток, сохранили свои верования в небесного огненного змея Сварога и его супругу Ладу.

Пойдем несколько дальше по пути иерархии древнерусских богов-змеев.

Согласно преданиям, древнерусский бог Змей Велес летает на перепончатых крыльях, умеет выдыхать огнь. Велес обладает волшебными гусями и волшебно на них играет. Поэтому в Древней Руси Змея Велеса изображали вокруг обечайки гуслей кусающим свой хвост, что отражало бесконечность времени.

Итак, сакральный змеиный язык Дамбалла, семья богов-змеев древних русов, конечно же, этот ряд можно продолжать бесконечно и в древний Китай с его драконами.

Мы видим главное: мифы о древнем роде змеев, роде богов, роде тех, кто пришли на Землю за посвященными – за людьми-змеями, за людьми, посвящаемыми в древние техники, в древнюю магию, наделяемые силой и мощью древних богов.

О том, что древние магические техники, о том, что магия рада вуду и техники других направлений вуду помогли африканскому народу выстоять в жесточайшей борьбе и отстоять свою независимость, известно всем.

Мы же продолжим ряд посвящаемых.

Сакральный змеиный язык. Обозначим понятием фаэзы некоторые его составляющие, сотворим из них фаэмы. Мы вновь увидим, что поэтика фаэзии универсальна и с легкостью включает в себя свистящую звукопись помимо всего прочего, как метод познания звуков, сотворивших древние миры.

И Змей Велес древних русов творит гармонию бесконечного времени, как Фаэт творит гармонию вечного настоящего, сакрального мгновения, в котором ключами Фа открываются двери во множество миров.


К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера