АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Михаил Базилевский

Взыскуя свет его и мрак его

***


Всего-то: вавилонствует туман.


Всего-то: потревожены обломки


Былых надежд. Всего-то: камень зван –


Безмолвствовать – в щемящие потёмки,


И воздух – сух, и возглас – осиян,


И медь – протяжна, и глаза – негромки.


 


С какого века сдёрнули покров?


Внесли в тысячелетие какое


Невнятицу насиженных дворов,


Нелепицу осеннего покроя,


Сравняв с туманом? Он теперь суров.


Под ним лежит разбуженная Троя.


 


Под ним Царьград себе отыщет путь,


И в горле ком отыщет гость Царьграда.


И время не захочет обогнуть


Холодных стен. И выступит из сада


Дыханье тени, и падёт на грудь


Окна, за ним отыскивая чадо.


 


– Не спи, Мария. – Вот он, имярек,


Глотает хлопья морока ночного.


И ночь с его придвинувшихся век


Снимает прах. Она теперь сурова.


Как нить. Как холст, который не поблек


От одного качнувшегося слова.


 


С какого века сдвинули печать


Молчанья кругового: эту муку


Протяжных улиц, эту сухомять


Подвалов, узнаваемых по стуку


Железа, по умению смешать


С баландой вавилонскую науку?


С песками сыромятную беду


Смешает память, к царственному шагу


Прислушавшись. В неё-то и войду,


И почерпну забористую брагу


Минувшего, небесную слюду,


Рассыпанную кем-то по оврагу.


 


***


Взыскуя свет его и мрак его


Испытывая, воды под ногами


Не шелохнутся, мутными кругами


Не опояшут тела. Ничего


Из сумерек не выскребет предместье


Калёным оком и солёной вестью.


 


Земля, катясь опальной головой


И корни голосами наполняя,


На краешке надломленного рая


Хранит себя в оправе вековой.


А он идёт, идёт по отраженью


Симфонии, по головокруженью


 


Придвинувшейся выси, и над ним


Мелькают крыльев пламенные вехи,


Смыкаются, с тоской о человеке,


Смычков и струн виденья. Пилигрим,


Он совершает лёгкие набеги


На суть вещей. И сбившиеся в неге


 


Огни побед подтачивают путь.


Ломают льды толпящихся вселенных


Тугие струи, всполохи настенных


Прорех, не обещающих вернуть


Опавшему листу былую славу


И время оно запихнуть в оправу.

 


 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf



Михаил Базилевский

/Иркутск/


***

Всего-то: вавилонствует туман.

Всего-то: потревожены обломки

Былых надежд. Всего-то: камень зван –

Безмолвствовать – в щемящие потёмки,

И воздух – сух, и возглас – осиян,

И медь – протяжна, и глаза – негромки.


С какого века сдёрнули покров?

Внесли в тысячелетие какое

Невнятицу насиженных дворов,

Нелепицу осеннего покроя,

Сравняв с туманом? Он теперь суров.

Под ним лежит разбуженная Троя.


Под ним Царьград себе отыщет путь,

И в горле ком отыщет гость Царьграда.

И время не захочет обогнуть

Холодных стен. И выступит из сада

Дыханье тени, и падёт на грудь

Окна, за ним отыскивая чадо.


– Не спи, Мария. – Вот он, имярек,

Глотает хлопья морока ночного.

И ночь с его придвинувшихся век

Снимает прах. Она теперь сурова.

Как нить. Как холст, который не поблек

От одного качнувшегося слова.


С какого века сдвинули печать

Молчанья кругового: эту муку

Протяжных улиц, эту сухомять

Подвалов, узнаваемых по стуку

Железа, по умению смешать

С баландой вавилонскую науку?

С песками сыромятную беду

Смешает память, к царственному шагу

Прислушавшись. В неё-то и войду,

И почерпну забористую брагу

Минувшего, небесную слюду,

Рассыпанную кем-то по оврагу.


***

Взыскуя свет его и мрак его

Испытывая, воды под ногами

Не шелохнутся, мутными кругами

Не опояшут тела. Ничего

Из сумерек не выскребет предместье

Калёным оком и солёной вестью.


Земля, катясь опальной головой

И корни голосами наполняя,

На краешке надломленного рая

Хранит себя в оправе вековой.

А он идёт, идёт по отраженью

Симфонии, по головокруженью


Придвинувшейся выси, и над ним

Мелькают крыльев пламенные вехи,

Смыкаются, с тоской о человеке,

Смычков и струн виденья. Пилигрим,

Он совершает лёгкие набеги

На суть вещей. И сбившиеся в неге


Огни побед подтачивают путь.

Ломают льды толпящихся вселенных

Тугие струи, всполохи настенных

Прорех, не обещающих вернуть

Опавшему листу былую славу

И время оно запихнуть в оправу.


К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера