АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Нина Злаказова

Аптекарь

совершенно кроткий

 

к одиночеству можно добавить размазанную луну,

неприлично длинную ночь, позднее утро

это февраль оставляет меня одну-

одинёшеньку -

дни выложены на блюдо

 

какой тебе? - голос бумажный и скучный

не говори, молчи, зачем человеку такой голос

к чему притворяться: ты масляный и воздушный,

и не любишь пирожные, и уважаешь гордость

 

и любишь время — между собакой и волком,

между теплом и холодом, два длинных-один короткий,

голубой и зелёный, между Камой и Волгой

и — ночью отчетливо видно — ты совершенно кроткий

 

и совершеннолетний, и любишь бродить один,

и никогда не знаешь, какую выберешь руку -

предложенных много

будет много талой воды,

весною летящей в белую мою реку

 


владелица времени

 

владелица времени богаче, чем самозванка -

сотни её имен, тысячи львиных зрелищ...

она не имеет возраста

столетние пьяные ели

охраняют дорогу к дому да ветер-гуляка

она не жестока, не милосердна, не хороша

зеркала — не её стихия, скорее камень

она разгребает закатные угли живыми руками

не знает — детей хватает — надо ль ещё рожать

 

дети живут далеко, они смертны, как все

время к ним милосердно, что значит — жестоко

но солнце приходит взглянуть к ним в окна

чаще, чем прежде, спасая от гиблых стен

 

они, так устроено, не знают ни роду, ни племени

им роздано поровну, без зависти и судов

наследники ничем не владеют — вот так суров

обычай,

давно заведённый владелицей времени

 

но в час единственный

ни по чьему велению,

когда размыкают оковы блюстители вечных снов,

они поют что-то такое про божественную любовь -

счастливого смертного времени

недалёкие гении

 


семилетнее небо

 

-1-

ну слава Богу, пережили зиму,

на Сретенье по грудь стоят снега

 

а дальше вогнутого неба берега,

и тишина, и запах керосина

 

и с болью в мышцах вширь растут дома,

придерживая белое на крышах,

звук переходит в боль, пространство дышит

на переходе — день, жара, зима

 

и кто тут в лихорадке виноват,

кто обнимает холодом за плечи

и говорит: тебе по вкусу вечность,

она как зиму в губы целовать

кипенье цвета, переплавка снега,

бродильный чад закатного стола,

и рвётся градусник, и льётся ртуть - пора

расти во времени, не изменяя века

 

на Сретенье все говорят о встрече,

о сомкнутых рядах сугробов и плотин,

о том, что тяжело и скоро срок родин,

об этом не кричат, но день уже намечен

 

домишки щурятся подслеповато,

гуськом идут, и шапка тяжела,

и птичье время собрано в крыла

гусиных стай и будущим богато

 

на переходе — день, жара, зима

 

-2-

Всю-то зимушку письма твои из хлопчатой бумаги,

расплываются буквы,

дрожит оперением звук -

ничего не прочесть, здесь избыточно смысла и влаги,

а шершавого воздуха порох ослепительно сух.

 

И тонет графитное время в сизом снегу,

семилетнее небо сжимает костяшки пальцев,

цикл завершен.

Воспоминания стерегут

осчастливленного земного скитальца.

 

Алмазному небу радуйся,

синей древесной молве,

пиликанью двух синиц, полощущих в клювах

песню двух полушарий.

Солнце плещется в голове,

пережившие зиму от времени убежали -

 

на целую вечность...

им теперь чёрт не брат!

Синица-сестра разыщет себе равновесную пару,

жизнь заведёт, как шарманку:

пиликай, горлань, сестра,

выживший моцарт без стеснения высокопарен.

 


время медленной крови

 

Слышишь ли, слышишь, как медленно мёрзнет дорога,

становится серебристой рыбой, вытягивает хвост,

плещет лениво...

конец обозначенным срокам -

надолго замедлил сердцебиенье

лекарь мороз.

 

Придвинулись сумерки - будто в соседнем доме

вставлены синие стекла, дух веселить и глаз,

это надолго,

и хладнокровных устроило, кроме

особо горячих голов,

любителей жарких ласк.

 

Для них и задумано время медленной крови,

чтобы смотреть с далёких высотных мест

на белое в серебре,

капли вишнёвых кровель,

стерильного года аптекарски точный замес.

 

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1522609818.pdf

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера