АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Дмитрий Дедюлин

Своими словами

ПОСТПРАВДА О СТАРИКЕ ХАРОНЕ

 

истинная правда глаголет твоими словами, дорогой друг – ты как покойник хорошо одет, чисто выбрит и воняешь одеколоном но подумай, дорогой друг, что будет с тобой завтра – не положат ли тебя в дорогой гроб, не защёлкнут ли золотые запонки, не украсят ли цветами твоё дорогое ложе и не будет ли кого-то из толпы кто прочтёт поминальную молитву и скажет: «он был таким же как мы – помянем его, дорогие братья, за его усидчивость, за его долготерпение, за то что он протёр две сотни пар штанов на нашей работе – он сидел с нами с первого класса и он был лучшим учеником – лучшим чем Леди на Пикадилли и он узнал –

он понял где он может поставить точку

и спустился в гигантский унитаз, нажал на слив и оказался здесь

среди сияющих равнин Дикого Запада и теперь мы хороним тебя,

мой дорогой друг, как последнюю надежду, как вечерний закат не отличающийся

от утреннего так как они оба – оптические иллюзии и ты умираешь,

 дорогой друг – ты уже умер и тень уходит на рассвете чтобы найти

благословенное утро – то самое Завтра которое никогда не настанет

потому что настало Вчера и мы живём с этим знанием и умираем опускаясь на дно за вечерней тенью скользящей как блики луны на волне

рядом с веслом Харона – старого рыбака уплывающего вдаль

на пароме Надежды и Любви – последнем пароме

который был пришвартован возле нашей набережной»

 


СЕМЬ НЕБЕС ЗОЛОТОГО СКАЗОЧНИКА

 

нигилизм – это костыль для обезьяны которая так и не выучилась

ходить на чужих двоих ибо свои у неё четыре – кто достиг нирваны тот будет жить – пусть даже в Вальхалле или в эфире – жизнь продолжается

чего бы ты не достиг – рая иль ада – падений унылые скальды, попридержите

пожалуйста ваш отвратительный стих рождённый в Монако

или Тегусигальпе – белая нечисть скрывается в этом ручье –

белые карлики, мёртворождённые принцы, и умирает на бедном

двуручном мече и покрывается пятнами вновь выбирая свой принцип снова гласящий: «Ничто»– о глухом короле снова послушайте сказку, нанайцы – как он кидался в поток, вышивал на игле и по углам

разбегались дешёвые

ржавые зайцы – бедный король – был по-прежнему он одинок, детям своим доверял – толстощёким голландцам, а может испанцам, но он шагнул на зелёный и влажный порог – был поражён каракуртом –

сияющим глянцем

нежного неба, как будто он знал о пути но был бездомным – подумайте, дети, так много разных безбожников в небе находят утиль –

их увлекает в объятия Ночи дорога – Ночь холодна – она примет всех с дивной душой – дивным рассветом она облечёт и туманом –

всё хорошо, дорогой, хорошо – только уходим по-прежнему

в разные страны – ты в свой январь ну а я в свои ебеня

может быть свидимся перед тяжёлой дорогой – но вспоминай я прошу но увы не меня а ту разлуку что твоей управляла пирогой – словно во сне превращаемся в разную пыль – ты в водяную ну а я в золотую сухую – в сердце уходит тоски разноликий упырь но я по-прежнему, милые дети, о Боге тоскую

 


ДИКАРИ НА ЗОЛОТОМ ВОКЗАЛЕ ИГРАЮТ В НАПЁРСТОК

 

дикари освободились от пут – они их рубят, кромсают и жгут – бедные дикари – они не знают что вокруг них одна верёвка – скоро их пошлют в Гулаг на ангельскую перековку – там они заменят ангелов, Бога и даже

Силы – если вы родились в Англии вам тоже одна могила светит во тьме далёкой – во тьме дорогих дикарей – память, ты лжёшь жестоко – ну уводи скорей нас от зелёной мачты и золотого бушприта – миледи, вы тянете пальчик к тому что уже забыто – к тому что было нами

но уплыло во тьму времён – бьёт в этот берег цунами а я по-прежнему – он – тот кто собрался на вахту в железные ебеня – как бы добраться до трахта – побереги коня, побереги корову, побереги быка –

мы начинаем сурово жить современность кляня и на Весёлом Роджере презирая быков написано: «мы в Камбодже – стране золотых дураков» – Ленин уходит в небо – убей его – не меня – жить положим нелепо – ещё нелепей менять аиста на ехидну – где-то ты встретишь смерть,

мой ангелок кубовидный, положено умереть

и снова воскреснуть – право, жизнь как всегда далека и жизнь –

это только забава праздного дурака но на последнем свидании в небе

 лишающем сил

снова уйдёшь на задание – уйдёшь таким же как был

чтобы воскреснуть в золоте – в небе большом голубом – все наши дети расколоты ангельским

дураком чтобы оставить свидетельство в небе Архангельских Сил –

спи, моё человечество, я ведь тебя любил

 


ИЗОБРАЖЕНИЯ НАШЕЙ КУЛЬТУРЫ ПОДДАЮТСЯ УЧЁТУ СРЕДИ ВСЕОБЩЕГО САМОУНИЧТОЖЕНИЯ

 

я знаю вас по номерам – мои несчастные стратеги, и учиняю тарарам

чтоб жили вы на этом бреге – чтоб жили вы среди кутьи и обозлённого

рассудка и променяли на ничьи того что было только шуткой и только

жизнью и ничья сродни отчаянью поэта – поэтому мила кутья

сидящему вне туалета но поднимающему зад чтобы узнать среди

азалий кто был сегодня виноват и что сегодня вы сказали и вы исчезли словно луч погасшего вдали заката но подожди – меня не мучь а вспоминай

меня – когда-то мы были белыми людьми и плавали по этой коже

то что умели то могли но вспоминай меня прохожий – проходишь мимо? –

стой – сейчас покажется в кустах светило – то бабочка «Алмазный глаз» –

она расскажет то что было чтоб вновь исчезнуть в кутерьме простого и слепого мира а мы остались здесь в дерьме чтоб вспоминать о том что лира нам рассказала – я не тщусь и не ищу любви злодея но я по своему пощусь

то замирая то немея поэтому не важен срок в какой вы знать нам наказали

но вы преподали урок и мы остались в этом зале чтоб знать о деле и скучать

как белый ангел бронзовея но вспоминай про дом и мать – ты видишь – тень

в конце аллеи а было ангельски светло а было ангельски приятно но разошлось любви стекло и в пустоте остались пятна – они опасны и просты –

то пятна наших винных бочек но ты один средь пустоты нашёл аллею среди точек которыми наш славен парк – изображён на этой карте – один ты бродишь средь гитар – что в январе а может в марте чтоб жить как ангела кусты – они цветут когда снег веет – но ты один средь пустоты и ты один

в конце аллеи

 


РИТУАЛ ДЛЯ БЕДНОГО ВОЛОДЕНЬКИ – ЭТО ОСНОВА СУЩЕСТВОВАНИЯ СРЕДИ РАСТЕНИЙ

 

в ритуальном туалете я совершал свои омовения – я растирался мочой,

ел кал и был доволен собой – я мнил себя творцом и стратегом Вселенной

но постепенно какая-то пустота стала обволакивать меня – какие-то нездешние лучи стали пробовать на крепость мою голову и в ней

завелись черви – черви сомнения и отчаяния – ужаса перед сущим

и я забыл себя – я увидел только отверстую землю и чёрное ничто

стало утаскивать меня по частям под этот синий лёд отчаяния

и надежды – Надежды Крупской пишущей Володеньке в ссылку

 в то время как он ставит самовар в избе охотника и землепашца и отгоняет

еловой ветвью мух и комаров столпившихся в преддверии вечернего ужина

 

в этом вечернем воздухе гаснущем как последняя улыбка Джоконды

которую изобразил художник – но не тот – не Леонардо а пьяный маляр

живший в доме купца Олсуфьева и писавший портреты его дочерей –

заиндевелых старых девок так и не дождавшихся своих женихов

и потихоньку умерших от горя и болезни – ведь жизнь – это горе

и болезнь которых мы не замечаем но которые точат нас как жук

старую сосну что растёт у нашего дома

 


МИЛЫЕ КУРИНЫЕ ПОТРОХА – Я СОБИРАЛ ВАС В ЛАДОШКУ

 

мне кажется что содержимое наших детских перекочевало туда из каких-то страшных и загадочных культов типа вуду – дети единственные кто воспринимает тонкие энергии внешнего мира от которого мы отделены толстой стеной как мозги толстой лобной костью и мы думаем подчас и мы не сомневаемся что та кукла убила дядюшку Харельсона а тот мальчик застрелил из игрушечного ружья тётю Винси когда катил на самокате мимо

супермаркета где она покупала продукты – толстая тётя Винси, только Бог

поможет тебе обрести покой в сердце изменчивой Вселенной – там за толстыми стёклами где бьётся сердце тьмы а толстые клоуны пляшут в темноте свой танец – танец Одинокого Утёнка и Симпатичного Дауна – мальчика который научился играть на гитаре но так и не понял в чём состоит секрет рождественских песнопений которые его сверстники читают задом наперёд чтобы лучше запомнить математику прицельных наездов на маленького карапуза со стороны его строгой воспитательницы жующей травинку и смотрящей строго на восток – сторону откуда когда-нибудь появится солнце

 


СЛЕПОЙ ЦИКЛОП СОБИРАЕТ КАМУШКИ НА ПРИБРЕЖНОМ ПЛЯЖЕ

 

никто не вынесет благодеяния большего чем единоразовая помощь – в этом

смысле люди единодушны – они топочут ногами, высовывают языки

и кривляются глядя на того кто оказал им помощь – Бог он или простой

смертный – он приговорён нести тяжёлые валуны своей любви – в долине

ненависти, среди скал бесчестия будет громыхать тяжёлыми цепями

своей любви к которым прикованы валуны его добрых дел – этот весёлый малый, любящий человек растает словно тень потому что то что предписано

Богом не нарушишь – Бог ты или человек, и они должны нести свою кару

они должны тяготиться своей участью идя на восток – туда где исчезают

тяжёлые эшелоны наполненные хлебом и солью чтобы накормить его –

Вездесущего Молоха – Одноглазого Самодержца следящего за нами,

за нашими клетками где мы бродим как одинокие пешки заламывая руки и сходя с ума от ужаса и тоски – вседержители своих одиноких пространств – рождённые чтобы умереть захлебнувшись в вигваме Серого Индейца испив

священный настой принятый из рук шамана но так и не обретя

обещанное бессмертие

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1515909222.pdf

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера