АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Ирина Любельская

Режущая тишина

 

I. 

в бесконечности знаков

 

каллиграф:

одни и те же знаки

при бесконечности пишущего.

бесконечность знаков –

и ни один из них

не говорит о нём.

 

какая насмешка над взглядом!

какая справедливость к вещам.

 

он целует своё отраженье в равнине

идущим снегом,

как целует в губы

душа душу.

 

отражение не говорит о нём.

 

чтобы его сердце было во мне,

 (это то же самое,

что чистый лист)

какая уловка, какой чистый обман,

обман богов!

какая уловка от улавливающих!

и от улавливающего себя.

 

II. 

систематика позвоночных беспозвоночных

 

Ежедневный привычный рутинный кошмар

Жить с тобой

Ты сам знаешь

 

 Говорит ему Иов

 Хотя сколько еще говорить

 Сколько еще сказать

 

 Систематика позвоночных

 Беспозвоночных

 Говоришь

 Вот чем мы с тобой

 занимаемся

 

III. 

Иов

 

Это я, Господи,

А это ты

 

Сказал Иона

Спросил Иов

 

Это я, Господи.

Это ты, Иов.

 

Вот мой нечистый рот

Язвы вокруг него чисты

 

Я – Иов,

Ты – Господь,

Мы возродимся

На одном

Листе лотоса

 У нас было

 Очень счастливое

 Детство

 Потому что было

 одно

 

 Я твой Бог

 Ты мой Иов

 

 Вот мой нечистый рот

 Язвы вокруг него чисты

 

 На это

 Он ничего не имел сказать.

 

 

IV. 

и пар не имели

 

там было трое

 и пар не имели

«животным устроим

рога и постели

 

и воды и суши

и воздух и мели» –

и были послушны

быть целыми в цели

 

полярное «вечно»

день сбудется ночью

бесснежно-безмлечно

детёныша хочет

 

молчанье имею –

и время мололо

меловое семя

молочное слово

 я только рельеф я

 непарным тюленем

 что грех и что эхо

 я точка я время.

 

V.

Что говорит Талмуд

 

вот если два человека

говорит Талмуд

а ведь для этого

должны встретиться

два человека

должны идти

 по одной дороге

 или ехать на ослах

 на волах

 для этого

 должны быть

 два человека

 два человека

 это начало Торы

 Библии – говорят другие

 два человека

 должны быть

 как грустны глаза

 знающего о том

 что написано

 в Талмуде

 

человеку нельзя одному

такие вещи и вещества

что предваряют меня –

волны над головою шторма

 

VI.

Когда она сказала

 

1. Когда она сказала:

может быть ребёнок;

может быть, будет ребёнок –

Он, старый, принял это;

не сказал – «свободна!»

 ...Огненно-дымный столп из-под стоп

 Авраама, старого, как перекати-поле.

 

2. На неё

грех не смотреть – и грех  смотреть.

Вздёрнутый живот –

а могла бы сделать,

                 извести

                 избавиться.

 

Думает: мои бабушки

никогда не знали друг друга.

 

3. Иногда я его жалею:

сильного – как человек слабого.

 

Жалею, скриплю жалостью.

На старость не хватит терпения.

И даже сладкий жёлтый воздух

чужих легких

 

 

4. Облако горит, как мои лёгкие,

слезится, как глаза.

Говорит: это всё обо Мне.

И ничего обо мне.

Говорит: но это всё не Я.

 

Ною, колыбельную голубю ною.

Нюхая снег, я слепну.

Он – милосердный.

А я даже не знаю, что это такое.

 

5. Говорит: ты скажешь, что не знал меня,

А ты и так не знал, –

Так что

Всё нормально, спокойно.

 

Когда он цветной тяжестью

И горы вокруг отекают слезами.

Или – режущая тишина

вокруг холодного лица.

 

Бессмертье богов и героев

превращает их в пошлость.

 

А вот голуби-лагерники

С отмороженными лапами.

Так будет как в жизни:

 

Это не грязь – земля.

 

VII.

Пока речи нет

 

там стояла в рост молодая Ева

 у коленей сгорбившись сидит Енох

 вокруг царство травы повсюду

 перебитые горшки и посуда

 

 не смурна вечером

 на сносях утром

 не кричит кречетом

 свиристелем курой

 

 вздыбленные горы

 и тростник пакля

 суховатый сор

 сучья гнезда сакли

 ласточкой чернеть

 сердце груди тянет

 пока речи нет

 поперек гортани

 

 Еве вновицу

 а когда не нравится

 сморщено лицо

 и в соплях пальцы

 

 день базарный час

 локоть лапать лопать

 у скотов в очах

 памятью потопа

 

 и безмолвно в день

 ударяясь в персти

 птица свою тень

 солнечную крестит

 

 где в живых цветах

 и живот и топот

 сорвана гортань

 в кулаке сопли

 

VIII. 

понять метафору

 

это от ветра удушье

 плещется бьёт о камень

 жизнь не хотела душу

 её держала руками

 из ничего узнаю

 и восприму из звука

 дух догоню узлами

 потоп по правую руку

 в уши зальет –  оглохнешь

 и с обожженным мозгом

 и когда вот-вот утонешь

 будут просты вопросы

 чаек крикливый табор

 исчезновенья их грохот

 значит понять метафору

 как научиться вдоху

 надо понять иначе

 иначе жизнь – и истлела

 но метафора прячет

 только своё одно тело

 это узнать облик ветра

 поймать его легкий колкий

 и он не знает про где ты

 где носишься ты подолгу

 как человек – побег бога

 бежит он него миг краткий

 когда темноты слишком много

 путь божества – обратный

 обратный для человека

 только протянешь руку

 что мне хранилища снега

 зачем мне стены Урука.

 

 

С пдф-версией номера можно ознакомиться по ссылке http://promegalit.ru/modules/magazines/download.php?file=1515909222.pdf

К списку номеров журнала «ВЕЩЕСТВО» | К содержанию номера