АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Роман Гершзон

Ханаанский Иерусалим

Мало известно нам сегодня о древнем ханаанском Иерусалиме (он же Шалем, Рушалим, Урсалим,  Йевус). Мы помним, когда впервые упоминается этот город в Танахе – это Шалем с царем Мелхицедеком, приблизительно 18 век до новой эры.

В документах археологических раскопок сирийского города Эбола (2300 год до н.э.) встречается название Шалем, однако нет уверенности в том, что здесь упоминается именно древний Иерусалим.

Самым ранним упоминанием Иерусалима на сегодняшний день считаются египетские тексты проклятий вражеских городов на статуэтках периода Среднего царства (около 2000 года до н.э.). В этих текстах содержались проклятия враждебным городам, а враждебный Египту Иерусалим из Ханаана был обозначен на одной из статуэток под названием Рушалимум.

До недавнего времени ханаанский Иерусалим времен царя Мелхицедека (18 век до н.э.) считался скорее мифологическим, чем реальным местом. Однако в 1998 году в израильской прессе появилось сообщение под названием «Древнейший водопровод на Ближнем Востоке».

«Во время раскопок, проводимых археологами Управления древностей в Городе Давида в Иерусалиме, обнаружена древняя система водоснабжения и канализации, подобной которой по сложности и совершенству нет на Ближнем Востоке. Она датируется восемнадцатым веком до новой эры, то есть водопровод существовал за восемь веков до эпохи великих царей Давида и Соломона, в ханаанский период. По мнению археологов, эта находка «перевернет все прежние представления ученых об истории города» (Агентство «Зум-77»).

Сегодня в национальном археологическом парке Израиля «Город Давида» открыт доступ к археологическим  раскопкам Иерусалима ханаанского периода в районе Бейт а-Маайан*. Район является естественным продолжением системы древних подземных коммуникаций, известных под названием «Шахта Уоррена». Это подземный туннель в карстовых породах в районе водного источника Гихон. Здесь с древних времен селились люди.

Археологические свидетельства говорят о том, что первое поселение на территории современного Иерусалима было основано возле источника Гихон в медном веке ориентировочно между 4500 и 3500 годами до н. э.

Постоянное поселение здесь отмечено и в период раннего бронзового века в 3000-2800 годах до н.э.

В результате археологических раскопок в Бейт а-Маайан найдены остатки крепостной стены и водной системы ханаанского Иерусалима начиная с 18 века до н.э. Вода  источника Гихон по системе туннелей отводилась в южную часть города и специальные резервуары. Водная система древнего ханаанского Иерусалима была засекречена и недоступна для посторонних. Это техническое сооружение показывает как мастерство жителей древнего Иерусалима, так и силу самого города.

А крепостные стены, окружавшие в те времена Иерусалим, охраняли не только городских жителей, но и подземную реку Гихон, которая  отождествляется с одной из четырех рек  райского сада. «А имя второй реки Гихон: она обтекает землю Куш» (Брейшит 2:13).

В «Городе Давида», недалеко от шахты Уоррена, сохранились остатки крепостной стены ханаанского периода. И сегодня поражает величие крепостной стены древнего Иерусалима, частично разрушенной временем и многочисленными захватчиками. Эта стена существовала предположительно с раннеханаанского периода (18 век до н.э.), была значительно усилена и укреплена хананеями в 13-12 в.в. до н.э., затем реконструировалась еврейскими царями Давидом и Соломоном (10 век до н.э.) и большей частью была разрушена ассирийцами в 721 году до н.э.

По данным сотрудников археологического парка, отдельные камни крепостной стены достигали «циклопических» размеров – до семи метров. И возникают естественные вопросы. Каким образом, при отсутствии специальной техники, эти камни были установлены в крепостную стену? Как крепились камни, на каком цементном растворе они держались, если смогли выстоять почти четыре тысячи лет?

Кроме мощных крепостных стен и подземного источника Гихон благополучному существованию ханаанского Йевуса (Иерусалима) способствовало и выгодное географическое положение города.

Йевус располагался в условиях сложного горного рельефа на склоне горы Мориа – холме Офель, с отметками рельефа 600-680 метров, площадь – около одного квадратного километра. К северу от Йевуса располагалась неприступная гора Мориа, с юга и востока естественной границей города было ущелье реки Кидрон, с запада – ущелье небольшой реки Хагай и долина Тиропеон. Источник Гихон располагался в долине реки Кидрон на восточном склоне горы за пределами крепостной стены.

Вот почему и появилась сложная система водоснабжения Йевуса, с помощью которой вода подземного источника отводилась вглубь города.

Сам город в ханаанские времена строился на террасах, которые поддерживались мощными подпорными стенами толщиной до 2,5 метра.

Возможно, в районе современного Иерусалима располагались и другие поселения ханаанского периода. Так, в 1953-1955 годах на Масличной горе во время строительства церкви Доминус Флевит группа археологов под руководством Белармино Багатти обнаружила захоронение ханаанского периода 1500-1400 г до н. э.

Захоронение, находящееся к юго-западу от церкви, представляет собой двойную йевуситскую могилу, в которой были найдены изделия из керамики и фаянса, украшения в виде жука-скарабея из Египта и многое другое. Эти находки сейчас находятся в музее Библейской Францисканской студии на второй станции Виа Долороза.

В древнем Ханаане существовала разветвленная система городов-государств со своими правителями-царями, где каждый город являлся автономной управляемой единицей. В Танахе конкретно указывается количество  городов-государств и их правителей во времена завоевания Ханаана еврейскими племенами под руководством Иошуа бен Нуна в 12 веке до н.э.

«Царь Иерихо – один, царь Айа, что со стороны Бейт-Эля, – один, царь Иерусалима – один, царь Хеврона – один, царь Ярмута – один, царь Лахиша – один, царь Эглона – один, царь Гезера – один, царь Девира – один, царь Гедера – один, царь Хормы – один, царь Арада – один, царь Ливны – один, царь Аддулама – один, царь Маккейды – один, царь Бейт Эля – один, царь Тапуаха – один, царь Хефера – один, царь Афека – один, царь Шарона – один, царь Мадона – один, царь Хацора – один, царь Шимрон-Мерона – один, царь Ахшафа – один, царь Танаха – один, царь Мегиддо – один, царь Кадеша – один, царь Йокнеама при Кармеле – один, царь Дора при Нафат-Доре – один, царь Гоима в Гилгале – один, царь Тирцы – один, всех царей – тридцать один». (Иошуа бен Нун 12:9-24).

При внутренней и внешней самоуправляемости ханаанских городов-царств существовало на ханаанской земле еще и некоторое старшинство в правлении, которое не передавалось по наследству, а возникало при определенных обстоятельствах.

Так, царь Хацора Явин возглавил восстание против еврейских племен Иошуа бен Нуна и обратился к различным ханаанским народностям, в том числе и к «иевусеям на горе», с призывом к восстанию. «Хацор же был прежде главой всех царств этих» (Иошуа бен Нун 11:1).

Незадолго до этих событий царь Иерусалима Адоницедек возглавил коалицию ханаанских государств и выступил против Иошуа Бен Нуна.

«И было, когда услышал Адоницедек, царь Иерусалима, что захватил Иошуа Ай и разгромил его, как поступил он с Иерихо и царем его … и что примирились жители Гивона с Израилем…

И послал Адоницедек, царь Иерусалима, к Оаму, царю Хеврона, и к Пираму, царю Ярмута, и к Яфие, царю Лахиша, и к Девиру, царю Эглона, сказать: Поднимитесь ко мне и помогите мне, и поразим мы Гивон, за то, что примирился он с Иошуа и сынами Израиля.  ...

И собрались они и все войска их, и расположились станом возле Гивона и воевали против него» (Иошуа бен Нун 10:1-5).

После поражения коалиции ханаанских государств в этой войне царь Иерусалима Адоницедек был схвачен и казнен, но неприступный Иерусалим не был покорен тогда еврейскими племенами. На протяжении всей эпохи Судей, а затем и во времена еврейских царей Шауля (Саула) и Давида город оставался под контролем ханаанского племени йевусеев, отчего сам город тогда называли Йевус.

Танах донес до нас имена двух ханаанских правителей Иерусалима: царей Мелхицедека и Адоницедека. Были ли это собственные имена ханаанских царей или их титулы?

Мелхицедек переводится с иврита как «царь мой праведность», а Адоницедек – «господин мой праведность», что, вероятно, указывает на первосвященнический титул человека и его духовную связь со Всевышним.

 В еврейской молитве «Адон олам»* под «господином мира» подразумевается именно Всевышний. Да и  в кумранском тексте «Мидраш Мелхицедек» сам Мелхицедек рассматривается в виде прототипа Машиаха (Мессии) и как идеальное явление человеческого, царского и первосвященнического достоинств.

Вследствие этого логично предположить, что указанные в Танахе имена ханаанских царей  Иерусалима являются их титулами, указывающими на  первосвященничские функции последних. Настоящих имен большинства ханаанских правителей Иерусалима мы не знаем и, очевидно, уже не узнаем никогда, как не узнаем и имен простых жителей ханаанского Иерусалима.

Вавилонские надписи донесли до нас имена ханаанских местных божеств Эла, Ваала, Кацеэла, Изреэла, Ифтахэла и других. Но имя еще одного ханаанского правителя Иерусалима сохранилось в исторических рукописях. Звали этого человека Абди-Хеба – «Раб богини Хеба». 

В Тель-Амарнских рукописях (1330-е годы до н. э.) содержится дипломатическая переписка между правителем Иерусалима Абди-Хебой и его египетским сюзереном Аменхотепом Третьим, в которой Иерусалим называется Урушалаим.

 Тогда территория Ханаана принадлежала египетскому фараону. Тем не менее, в регионе происходили регулярные военные столкновения между местными правителями,  создавались и разрушались различные коалиции.

Из рукописей Тель-Амарны известно, что коалиции иерусалимского правителя Абди-Хеба и его союзника правителя Мегиддо Биридие противостояла военная коалиция царей Шхема (Лабайа) и Гезера (Милкилу).

 Египетские власти, как правило, не вмешивались в эти столкновения, однако враждующие стороны стремились заручиться поддержкой и благосклонностью фараона.

Некоторые Тель-Амарнские рукописи представляют собой доносы, авторы которых изображают своих врагов мятежниками, покушающимися на власть фараона, а себя – защитниками интересов Египта. Часто эти доносы были взаимными. 

Если бы нам каким-либо образом  сегодня удалось узнать имена жителей ханаанского Иерусалима (Йевуса) периода еврейских завоеваний Святой Земли (12 век до н.э.),  то мы бы, наверное, увидели и евреев среди жителей города. По версии немецких историков начала 20 века Альта и Нота, заселение евреями Эрец-Исраэль имело характер тихого проникновения и постепенного распространения.

Евреи проникали в страну небольшими группами и занимали преимущественно свободные места, попадая, при возможности, и в ханаанские города. Возможно, большая группа евреев под руководством Иошуа Бен Нуна была исключением в данном случае.

Постепенно еврейские племена усиливались и уже более активно приходили в ханаанские города и завоевывали или занимали их. За несколько столетий до описываемых событий подобный путь из Месопотамии проделали и ханаанские племена.

Существованию ханаанского Йевуса-Иерусалима пришел конец ориентировочно в 1000 году до н.э., когда армия молодого еврейского царя Давида осадила неприступную ханаанскую крепость Йевус.

 Как рассказывает Танах, жители осажденного Йевуса откровенно издевались над осаждавшими евреями: город-то неприступен, ничего вы не сможете сделать!

Веселившиеся йевусеи вывели на крепостные стены слепых и хромых, инвалидов, показывая, что даже эти люди смогут защитить неприступную крепость....

 «Они сказали Давиду так: ты не войдешь сюда, пока не уберешь слепых и хромых, – то есть не войдет Давид сюда» (2 Шмуэль 5:6).

«И сказал Давид в тот день: «Всякий, кто побьет йевусеев и доберется до трубопровода (так в русском переводе Танаха – Р.Г.) и до хромых и слепых, ненавистных душе Давида...» (2 Шмуэль 5:8). Словом, постарайтесь, ребята, а я уж вас не обижу…

И ребята постарались. Подземным ходом воины царя Давида проникли в город, и неприступный Йевус пал. Подробностей жестокого боя мы не знаем. Вероятно, защитники оборонялись до последнего воина, хотя шансов на спасение у них не оставалось. Может быть, жители Йевуса благоразумно капитулировали и спасли свои жизни ценой неволи и последующего выкупа? Неизвестно…

Польский исследователь Танаха Зенон Косидовский считает, что прорыв воинов Давида через туннель был отвлекающим маневром. «Йевусеи не ожидали нападения с той стороны и, увидев израильтян, кинулись им навстречу, оголив городские стены. Давид тут же воспользовался этим и одним мощным ударом захватил город» (Зенон Косидовский. «Библейские сказания», Москва, 1968).

Танах донес до нас имя воина, который первым ворвался в город. «И взошел первым Иовав, сын Церуйи, и стал главой (его)». (1 Диврей ямим 11:6). Как мы видим, царь Давид сдержал свое слово, и храбрый Иовав получил должность, соответствующую, по современным понятиям, должности коменданта крепости. Очевидно, не были обижены и другие участники штурма.

После штурма городу вернули его прежнее название – Иерусалим. Еще одно название, которое получил город в те времена, – Город Давида. «И поселился Давид в этой крепости, и назвал ее городом Давида. И обустроил ее Давид кругом, от Мило и внутрь города» (2 Шмуэль 5:9).  

Так закончилось существование ханаанского Йевуса, а Иерусалим был объявлен  столицей еврейского государства. От царя Давида – и на вечные времена!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 






* Дом у источника (ивр.)



* Господин мира (ивр.)



К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера