АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Белла Верникова

Глядя с Большой Арнаутской. Эссе-рецензия

                                        Текст перед вами и порождает собственные смыслы.

                                                                                                          Умберто Эко

 

Приведенный эпиграф универсален для разговора о книгах, вызывающих живой интерес и желание о них написать. Я уже использовала этот эпиграф в эссе «Шерлок Холмс, Ю. Лотман, У. Эко», напечатанном в юбилейном, 60-м номере одесского альманаха «Дерибасовская – Ришельевская» (2015). В своем отзыве в социальной сети Фейсбук на книгу Евгения Голубовского «Глядя с Большой Арнаутской» (Одесса, 2016) я поделилась первыми впечатлениями от книги. Воспроизвожу этот отзыв с размещенными там же комментариями 21 мая 2017.

Получила книгу Евгения Голубовского «Глядя с Большой Арнаутской»  (Одесса: Бондаренко М.А., 2016. – 344 с.: ил., портр.) с теплой дарственной надписью: моему биографу (когда-то я составила биографическую справку Евгения Голубовского в Википедии). Книгу мне передали Сусанна и Феликс Гойхман, которые в апреле ездили в родной город, где у них состоялся поэтический вечер в клубе одесситов с участием Евгения Голубовского. Книга замечательная – наряду с ценным автобиографическим отделом автор, как никто ранее, широко представляет в статьях и эссе, опубликованных в свое время в периодике, одесских художников 60-х – 90-х гг., чьи работы я помню по неофициальным квартирным и редким музейным выставкам. И замечательные фотографии молодых Валентины и Евгения Голубовских, Саши и Риты Ануфриевых, Людмилы Ястреб, Виктора Маринюка, Валентина Хруща, Льва Межберга, Станислава Сычева и других одесских художников. Эта книга – событие, рада буду ее прочесть и не раз к ней возвращаться, еще раз спасибо!

 

Комментарии:

 

Ефим Гаммер: Отличная книга. Талантливые люди не подвержены старости.

Валентина Голубовская: Беллочка, Ефим, спасибо!

Феликс Гойхман: Хорошая книга. Много нового узнал, её прочитав, и о родном городе, и о людях искусства знакомых и незнакомых, чему безмерно рад.

Белла Верникова: к истории нашего сотрудничества с зам. гл. редактора одесского альманаха «Дерибасовская – Ришельевская» Евгением Михайловичем Голубовским и членом редколлегии Олегом Губарем – одна из первых моих публикаций в этом журнале, выходящем с 2000 г. ежеквартально (эссе «Разговор с автоответчиком», №12, 2003).

 

Книга «Глядя с Большой Арнаутской» – действительно событие. В коротком вступлении Евгений Голубовский рассказал, что за полвека журналистской работы он написал около пятидесяти предисловий к книгам молодых авторов и к составленным им самим изданиям, вышедшим в Одессе, – от Владимира Жаботинского до Исаака Бабеля, от Юрия Олеши до Семена Кирсанова, а свою книгу выпускать не собирался. «Но в компьютере за последние десять лет сохранилось довольно много публикаций. Просмотрев их, я поддался уговору дочери, задумавшей издать мне книгу. Выбрал три десятка очерков – о книгах, о художниках, о себе».

Получился сборник эссе и очерков культурно-биографического характера в жанре нон-фикшн (в переводе с английского – «невымысел»), изначально ценный тем, что каждое эссе создавалось с определенной внутренней установкой: сформулировать нечто существенное и значимое. Собранные в одной книге, эссе и очерки Е.Голубовского концентрируют смыслы и энергетику, вложенную автором в отдельные тексты в разные годы, и соответственно, сильно воздействуют на читателя.

Событие еще и потому, что на протяжении полувека Евгений Михайлович Голубовский – один из тех, кто формирует культурную жизнь Одессы – работал в молодежной газете, поддерживая неофициальных одесских художников; с 1973 г. вел отдел культуры в газете «Вечерняя Одесса»; с начала 90-х – создатель и редактор еженедельника «Всемирные одесские новости», председатель общественной организации Всемирный Клуб Одесситов; в 90-е годы – заместитель редактора газеты «Одесский вестник»;  возглавлял депутатскую комиссию Одесского горсовета по культуре (1990-1994); заместитель редактора газеты «Вестник региона»; ведущий культурологической телепрограммы «Конец века – Новый век» (1993-2005); вел рубрику «Многонациональная Одесса» в журнале «Пассаж»; с 2000-го г. – заместитель редактора альманаха «Дерибасовская – Ришельевская». Член Национального союза журналистов Украины. Публикуется в журналах Украины, России, Израиля, США. Председатель Общественного совета Музея современного искусства Одессы. Все это способствует проявлению жизненной позиции автора в противостоянии с официальным советским и постсоветским отношением к искусству и придает книге Евгения Голубовского дополнительную значимость.

Наше сотрудничество с Евгением Михайловичем Голубовским началось в конце 70-х гг. – работая в Одесском литературном музее, я приносила ему в редакцию заметки о музейных разысканиях, которые публиковались в «Вечерней Одессе». Позже я печаталась во «Всемирных одесских новостях», и уже по электронной почте посылала ему из Израиля стихи и эссе для альманаха «Дерибасовская – Ришельевская». Как отмечено в моей книге «Из первых уст. Эссе, статьи, интервью» (М.: Водолей, 2015, стр. 63):

«Евгений Михайлович Голубовский вел отдел культуры газеты “Вечерняя Одесса” со дня основания издания в 1973 г. до середины 90-х гг., посильно замещая своей журналистикой и редакторской работой отсутствие литературного журнала в почти миллионном городе с яркими культурными традициями, которые подвергались не меньшей цензуре, чем новое современное искусство. Именно ему я принесла для публикации статью “Поэтический круг” об изданном в 1991 г. в Одессе без цензурных и редакторских правок сборнике “Вольный город”, в который вошли стихи неофициальных поэтов из студии Юрия Михайлика при местном объединении молодежных клубов (ОМК). Моя статья была напечатана в “Вечерней Одессе” в начале марта 1992 г

В именном указателе книги «Из первых уст. Эссе, статьи, интервью» указано пятнадцать страниц, где упоминается Голубовский Е.М., напр., на стр. 198 в посвященном ему стихотворении «Флигель в Авчинниковском переулке». Приведена там и наша переписка в сети Фейсбук по поводу моего эссе, опубликованного в московском литературном журнале «Новая реальность» (№ 69, 2015):  

Евгений Михайлович Голубовский:

Первая русская книга о Сезанне была написана в Одессе поэтом, художником и искусствоведом Вениамином Бабаджаном, он был расстрелян большевиками в 1920 году. А книга замечательная. Белла, приедешь в Одессу, покажу. ЕГ1

Белла Верникова: Речь идет о книге: Бабаджан В. Сезанн. Одесса: Изд. Омфалос, 1919. Книга также опубликована в сборнике прозы и поэзии «Одесса-Москва-Одесса: юго-западный ветер в русской литературе» / сост. В.В. Калмыкова, В.Г. Перельмутер. М.: Изд. дом «Вече», «Русский импульс», 2014. С. 425–453. Составители сборника выражают благодарность Валентине и Евгению Голубовским и Одесскому Литературному музею.

Е.Голубовский пишет в Фейсбук в блоге, который ведет его жена Валентина Голубовская, искусствовед и автор мемуарной прозы (с.154 в книге Б.Верниковой «Из первых уст»).

Анне, дочери Валентины Степановны и Евгения Михайловича Голубовских, мы обязаны не только появлением первоклассно изданной книги «Глядя с Большой Арнаутской», но и ее оформлением; заключительный лист на украинском языке содержит выходные данные: дизайн, макет Анна Голубовская. В  оформлении обложки заявлены все разделы, перечисленные в оглавлении, – о себе, о книгах и книжных людях, о художниках. На обложку вынесен живописный портрет молодого Евгения Голубовского, и перекрывают одна другую книги из его личной библиотеки, составлению которой автор, собиратель поэзии русского авангарда и библиофил, посвятил ряд очерков, рассказывая о поиске и приобретении книг и о писателях, о встречах с некоторыми из них, о пересечении судеб.

В том числе о встрече с Ильей Григорьевичем Эренбургом, которой предшествовала история, случившаяся со студентом политехнического института Евгением Голубовским осенью 1956 г. и во многом определившая его дальнейшую биографию.

Увлечение живописью пришло в ранние студенческие годы. Евгений Голубовский открыл для себя одесские музеи и отдел искусства в библиотеке им. Горького, влюбился в Пикассо и Матисса, бредил Ван Гогом и Гогеном, прочел издания о новом французском искусстве, переведенные в России в 10-е – 20-е гг., книгу Эренбурга «А все-таки она вертится» (М.; Берлин: Геликон, 1922, обложка работы Фернана Леже), статьи Маяковского о его посещении мастерских художников в Париже, книги Вениамина Бабаджана и Амшея Нюренберга о Сезанне. И, конечно, не мог не поделиться своим увлечением с друзьями. Возникла идея провести вечер о современном искусстве в большом зале Одесского политехнического института. Нашли цветные репродукции в польском журнале «Пшекруй», где помещали тогда репродукции картин Сутина и Модильяни, Дали и Кокошки, других модернистов. Евгений Голубовский подготовил доклад, в котором доказывал, «что сюжет не есть живопись, что развивается наука, развивается техника, также меняется техника живописи, что импрессионизм – это реакция на появление фотографии, что одновременно с кубизмом естественно развивается абстрактная живопись, затем, через десятилетие, возникает сюрреализм. Все авангардные течения в искусстве будут развиваться и существовать одновременно, отталкиваясь и приумножая друг друга» (с. 46 в книге «Глядя с Большой Арнаутской»). 

Зал был полон, на вечер пришли одесские художники, о которых автор повествует в рецензируемой книге, – Олег Соколов, Юрий Егоров, Владимир Власов, Дина Фрумина. Были там и представители КГБ, и последовали оргвыводы: обвинение в «буржуазной вылазке», разносные статьи в одесских и киевских газетах, вплоть до абзаца в «Правде», исключение четырех студентов из комсомола и угроза исключения из института. Им посоветовали ехать в Москву, в ЦК.

Об этом пишет Е.М.Голубовский:

«Поездка в Москву в феврале 1957 года скорее всего закончилась бы неудачей. На фоне “венгерских событий” ни в “Комсомольской правде”, ни в ЦК с нами (а я поехал с Юликом Златкисом) даже не стали говорить. Помогла случайность». 

У московских знакомых своей мамы Евгений Голубовский получил телефон Ильи Эренбурга, который, по их мнению, только и мог им помочь, дозвонился до секретаря, и та связала его с писателем. В книге увлекательно описаны встречи Евгения Голубовского с Ильей Григорьевичем Эренбургом и пришедшим им на помощь Борисом Полевым в Москве 1957 г., приведено письмо Эренбурга, написанное в защиту одесских студентов, изложен благополучный исход этой истории.       

При всем уважении к Илье Эренбургу, бросается в глаза тоталитарность мышления человека своего времени – прочитав тезисы доклада Е.Голубовского, Эренбург сказал: «Практически все, что вы говорили, правильно, но еще не пришло время говорить всё. Вы это не почувствовали и, боюсь, не чувствуете. Во “Французских тетрадях” я ведь дальше Сезанна не рассматриваю французское искусство. Еще не время».

Эта сентенция свидетельствует о том, что в Одессе при более жестком официозе дух свободы всегда был сильнее общеимперского, и о том, что человек в молодости способен на прорыв, непосильный старшим и умудренным опытом людям.

В биографическом разделе книги Евгения Голубовского приведены ранние воспоминания о начале войны, когда ему еще не было пяти лет. С любовью представлены родители автора: отец, артиллерийский офицер, контуженный на фронте, и мама-врач, служившая во время войны в эвакогоспитале и после многие годы проработавшая в Одессе семейным доктором, хотя тогда такого определения не было. Книжный мальчик, в школьные годы Е.Голубовский исходил весь город, следуя за героями повести Катаева «Белеет парус одинокий», и самостоятельно изобретая новые маршруты.  Окончание школы совпало с кампанией борьбы с космополитизмом. Евгений Голубовский вспоминает, что мама «приходила домой черная», врачей снимали с работы, а отец говорил, «что все это клевета, врачей-отравителей не было и нет». А после смерти Сталина объяснял сыну, «какая огромная кровь на руках этого подлеца». И что при явных гуманитарных склонностях, с «пятой графой» «университета ты не увидишь как своих ушей», потому он и поступил в политехнический.

Одесская топонимика в названии книги Евгения Голубовского «Глядя с Большой Арнаутской» близка мне и тем, что в Одессе я жила на ул. Осипова угол Чкалова, так в советские годы называлась Большая Арнаутская. Привожу по этому поводу цитату из своего эссе «Одесский текст: от Осипа Рабиновича к Юшкевичу и Жаботинскому» в альманахе «Дерибасовская – Ришельевская« (№ 56, 57, 2014): «О том, что городская топонимика поддерживает в человеке историческую память и чувство родства, писал в газете “Всемирные одесские новости” (1998) в связи с моим стихотворением “Старые названья старых улиц” известный одесский краевед, писатель и журналист Олег Губарь».

В очерках раздела «О других, о книгах и книжных людях» отдана дань памяти другу, коллекционеру и краеведу Сергею Зеноновичу Лущику, рассказывается об Одесском обществе книголюбов и о людях, в него входивших, о знаменательных событиях в жизни города, участником и свидетелем которых был Е.М.Голубовский. 

В разделе «И о художниках» восстановлена связь времен. В книгу вошли написанные в разные годы очерки об одесских художниках Юрии Егорове, Олеге Соколове, Александре Ацманчуке, Льве Межберге, Юрии Коваленко, Александре Фрейдине, Иосифе Островском, Валерии Сырове, о нонконформистах, или втором одесском авангарде (определение Сергея Князева) – Валентине Хруще, Станиславе Сычеве, Людмиле Ястреб, Викторе Маринюке, Александре Ануфриеве, Люсьене Дульфане, Валерии Басанце, Владимире Стрельникове и др. – и итоговое эссе, где автор выступает пропагандистом одесских художников 1960-х – 1990-х гг., считая, что они до сих пор не оценены должным образом. Увидеть картины можно на сайте «Музея современного искусства Одессы» Вадима Мороховского, которого Е.Голубовский благодарит за помощь в издании книги.

Общую характеристику одесских художников-нонконформистов находим в очерке Голубовского об Олеге Волошинове – соединение фигуративной живописи и абстрактного мышления.     

Этих художников с дореволюционной одесской живописью связывает Теофил Фраерман – учитель О.Соколова и Ю.Егорова.

«Юрий Николаевич Егоров создал свой неповторимый облик Черного моря. Как пружину, сжав линию горизонта, он сумел показать нам живое море, вечное и грандиозное».

Из интервью с Юрием Егоровым:

«Такие художники-модернисты,  как Кандинский, Пикассо, Вазарелли, для меня являются вершинами в искусстве. Но сегодняшнее состояние авангарда … меня не устраивает, так как дело идет к тому, объективно, чтобы исчезла живопись как самоценный и ни с чем не сравнимый вид искусства».

 «Олег Соколов был фигурой общественной. Он ломал догматы у всех на виду, боролся за право показывать свои работы…

Круг его творчества: от мирискусничества к абстракционизму, к контррельефам и аппликациям на бумаге, к стихоживописи…

У Соколова был Учитель – человек, принадлежавший по праву и к Одесской, и к Парижской школе, друживший с Матиссом, Руо, Шагалом, выставлявшийся с ними на одних выставках, – Теофил Борисович Фраерман».

О Теофиле Фраермане, Амшее Нюренберге, Сандро Фазини и других одесских модернистах из коллекции Якова Перемена, несколько десятилетий хранившейся в Израиле и большей частью вернувшейся в Украину, Е.Голубовский и Е.Деменок пишут в эссе «Возникли очертания одесской Атлантиды», опубликованном с моей подачи в журнале «Литературный Иерусалим» (№6, 2013) и открытом на портале «Мегалит».

В заключение хочу привести цитату из книги Евгения Голубовского «Глядя с Большой Арнаутской», из очерка о художнице Анне Зильберман, жившей в Одессе и, как многие, уехавшей в Израиль: «И так ли уж безупречна формула: цель живописи – живопись?! А может, нечто большее, то мгновение чуда, которое, раз ощутив, уже не можешь забыть никогда».

                                                                                                                 август 2017

К списку номеров журнала «Литературный Иерусалим» | К содержанию номера