Елена Черникова

Сундук в семнадцатом году

Арабески. Посвящаются двум юбилеям


 


Извлеките индивида из его собственной культуры и поместите его внезапно в окружение, резко отличающееся от собственного, с другим набором подсказок – другими понятиями о времени, пространстве, труде, любви, религии, сексе и всем остальном, – затем отнимите у него всякую надежду увидеть более знакомый социальный ландшафт, и его страдания от перемещения удвоятся.


 


Элвин Тоффлер. «Шок будущего»


 


БОЛОНЕЗ, дб1...


Из памфлета, посвящённого очередной реформе системы образования в России


 


Болонский процесс был, похоже, предсказан в сочинении «Процесс» (Der Process), но даже автору «Процесса» не снилось то, что порождают учреждения, надзирающие и управляющие российским образованием всех уровней. Иначе Кафка скончался бы на первой же странице.


Итак, начинаем. Выходит мужчина в пиджаке:


– Отбрасывая знаниевый подход и переходя к компетентностному, мы сознательно идём к обществу успеха и грамотного потребления в рамках глобальной экономики спроса и предложения. Кто против? А, вы против? Один в поле больше не воин. (Стреляет.)


Вопрос из зала:


– А традиция? А накопленное с XVII века? А зачем нам Болонский процесс сейчас, да ещё под санкциями, которые кончатся лет так через десять? А дети – в конце концов, они же люди?


– Дети – это будущие суперпотребители. Запишите новое слово. Суперпотребители мотивированы эмоционально. Потребности как таковые уже удовлетворены, следует воспитать супер. Всё ясно?


Писк из последнего ряда:


– Но это же бесчеловечно! А душа? Вы спасаете не душу, а кассу…


– Не мы, а вы. Учителя выходят на передовую. Вы бойцы. Борцы! Ни один ученик не должен выйти из школы, пока не определится со своим будущим участием в разработке новых потребностей для процветания экономики спроса и предложения. Поскольку основа названной экономики – это ограничение по качеству (чтобы никто от большого ума не изобрёл закрывающую технологию), ваша учительская задача – подготовка компетентных кадров для среднего класса. Средний класс, напоминаю, это опора, потому что он хочет взять кредит на развитие. В крайнем случае – на бытовые потребности, но это неинтересно. Вы обязаны подготовить школьников к получению кредита.


– Простите, а когда учить их читать-писать-считать?


– У всех планшеты. Зачем распыляться? Романы читать вредно. Вы сами знаете, что понимание Толстого в девятом классе исключено, да и зачем тратить время. В передовой стране – сами знаете какой – запрещено читать детям неинформативные книги. Например, сонеты Шекспира. И это правильно.


 


ВОТ ЭТО ВОТ ВСЁ И КРОЛИК ПОД ДУБОМ


 


Более того, если эта новая культура сама находится в постоянном хаосе и если – ещё хуже – её ценности непрестанно меняются, чувство дезориентации ещё больше усилится. Учитывая малое число подсказок, какого рода поведение рационально в радикально новых обстоятельствах, жертва может представлять опасность для себя и других.


 


Элвин Тоффлер. «Шок будущего»


 


Кролику томиться ещё минут пять. Утром 10 сентября 2017 года тушила я фермерского кролика. Из окна в кухню лилось бабье золото – с уж осенней проседью, но гуманно. Муж поехал на книжную ярмарку, дочь убежала прыгать на батуте, а я пошла проверить электропочту. Мы все счастливо покинули помещение кухни.


Деревянно-железный грохот донёс до моего абсолютного слуха, что стремглав – ах, ох – незачем уже. Я пошла на кухню медленно. Идти-то метров пять, но я успела передумать практически всё необходимое. В опасности я мобилизуюсь.


Кроликовый бульон залил газовые конфорки и в суспензии с крупами, солью, осколками фарфора, фаянса, пластика и щепок разлетелся-разметался-разлился по полу под сокрушительным ударом дубового шкафа настенного. Дубовая вещь в лучах солнца – как мёд прозрачный. Дубовый шкаф настенный в полёте – экзистанс.


По прошествии двух недель, придя в себя, могу оценить наш с дубом общий удел с удобной онтологической вышки. Кухня маленькая. У нас троих, очевидно, мощный хранитель – раз уж все случайно вышли: русская, еврей и девушка с украинской фамилией. Мы выжили.


 


ШКАФ ИЗ СУНДУКА


 


Они измеряют свой успех количеством заработанных денег и маркой приобретаемых товаров. Источником мотивации, заставляющей их напрягать силы, служит всеобщий проект массового производства и потребления. Конечно, люди также хотят, чтобы общество было безопасным, свободным и демократическим. Но в большинстве случаев подобные стремления не требуют от них особых усилий, а потому, в отличие от производства и потребления, не входят в основные жизненные планы.


 


Амитаи Этциони. «От империи к сообществу»


 


Откуда дровишки, да ещё дубовые? На финише СССР, когда из магазинов уже всё убрали, я, разыскивая для нового жилища хоть что-нибудь на пресловутое первое время, случайно нашла в газете домашнюю распродажу. Вещи распродавала, как потом выяснилось прямо с порога, внучка великого И. Покойный был крупный чин советского периода, барабанная био коего занимает в Википедии солидное место, а прах покоится в мемориальном некрополе.


Пошла я на распродажу (это год 1989) к партийной внученьке в Староконюшенный переулок и – перенеслась в отполыхавшее прошлое. О, дом арбатский с убедительным серым фасадом и многокомнатные покои с кожаными диванами, околокремлёвскими стульями, имперскими буфетами! О, потолки партийной высоты! О, дух и запахи касты, о коих никогда не догадывались пасомые массы строителей коммунизма! О!


Две тревоги, у каждой своя, составили счастье нашей взаимовыгодной встречи.


У неё родился младенец от неловкого любовника, и деньги требовались позарез, а домуправ требовал освободить дедушкину квартиру. Приватизации не было ещё, и внучка не могла наследовать дедушке. Внучка, как положено золотым девочкам партийной элиты, обожала высоту положения и ненавидела советскую власть.


А мне поспешная меблишка со Староконюшенного была позарез, ибо у меня тоже младенец родился, правда от мужа, но денег тоже не было. Мне в ту пору знакомые годами дарили вещи, а в крайней нужде я прямо на улице находила золото и сдавала в скупку. В нищете я близко познакомилась с моим ангелом-хранителем. Спасибо, ангел.


И перепрыгнули вещички (столик, пуфик, люстра, три кресла, пр.) со Староконюшенного на Малую Никитскую. Бонусом от партийной внучки был мне дубовый сундук. За бесценок и самовывоз.


В первый год народной катастрофы (1992) я, при следующем переезде – уже с Малой Никитской на Трёхгорку – взволнованная переменами, не смогла расстаться со стокилограммовым монстром (углы обиты металлом, замок килограммовый – красота), взяла плотников, и выкроили мне шкаф настенный кухонный из сундука дубового старинного.


Янтарная краса ручного дуба сияла мне во всю кухонную стену четверть века ровно. Этим удивительным способом – шкаф из сундука – я, видимо, заначила прошлое. Будто Рембрандта замазала для нелегальной транспортировки.


Четверть века пролетело, власть переменилась, и шкаф тройным прыжком – если дубу подобает скакать стилистически – по дороге ткнулся в дубовую хлебницу, боком зашёл на полусальто и – в опорном, получается, прыжке треснулся углом в пол. Погибая, зацепил он по дороге что мог. Хлебница жила себе жила на столе – и самортизировала в трудную минуту. Хлеб и дуб – всему голова. Мы трое живы и благодарим Бога.


Очередное жизнь сначала.


 


КАЛЕНДАРИ В ЗЕРКАЛЬНОМ КОРИДОРЕ


 


Теперь представьте, что не только индивид, а целое общество, целое поколение – включая его самых слабых, наименее умных и наиболее иррациональных членов – вдруг переносится в этот новый мир. В результате – массовая дезориентация, шок будущего в больших масштабах.


Вот перспектива, которая открывается сегодня перед человеком. Перемены лавиной обрушиваются на наши головы, и большинство людей до абсурда не подготовлены к тому, чтобы справиться с ними.


 


Элвин Тоффлер. «Шок будущего»


 


Ещё в Новый год, думая о наступившем семнадцатом, я нашла календарь столетней давности и обнаружила, что один в один совпадают числа и дни: 1917 и 2017 годы зеркалят друг друга. Или калькируют. Как сказать-то, помогите. Сто лет прошло, копировать не могут, но сигналят – бери же, хватай знаки, читай. Но я – от большущего, видимо, умища – обложкой аккаунта в фейсбуке сделала репродукцию найденного календаря 1917 года. Шутковать с числами нельзя, а я будто забыла. Кстати, сегодня утром я наконец поняла, почему я делаю заначки, в том числе дубовые.


В результате у моего 2017 года вышло, как у римлянина Плиния Старшего, цитирующего грека Апеллеса2: Nulla dies sine linea3. Я уже почти привыкла, но вчера не смогла сразу войти в подъезд: забыла код. Уровень стресса добрался и до моей абсолютной памяти. Надоело вертеть головой – откуда ещё какая Баба-Яга. Слов не хватает как. Но надо. Памятные даты 2017 года бесчисленны. О словах и выражениях – отступление в три абзаца.


Как модератор ФБ-групп «Слово года» и «Неологизм года», а также член Экспертного совета международного конкурса «Слово года. Россия», имею право номинировать характерное в итоговый список. В ноябре 2017 буду читать доклад о словах года в Варшавском университете. Сейчас мне нравится «вот это вот всё». Думаю, войдёт в лидеры. Вот это вот всё – на мой взгляд, и выражение, и междометие, порой существительное, наречие, а также эвфемизм определённого ряда обсценных формул. Употребляется в эмоциональных контекстах, обращено к своим, характеризует говорящего как современного человека, окончательно измученного другими, ну не такими по уму, однако склонными к формированию сообществ.


Вот это вот всё – определённо антоним прошлогоднего как-то так. Нравится мне следить за маятником социальных эмоций. Виден путь: от модного говорения в конце любого пояснения как-то так – в наброшенной на виртуальные плечи шали, завернувшись в Интернет-боа, с горящим интеллигентным лицом,– к нынешнему яростному воплю сноба: вот! Вот оно! Вот это вот всё. Сколько можно! Где мой рай земной? Что там эти идиоты – совсем уже? Где?


Вообще-то рай земной невозможен. Читали б источники. Но в ответ шоколадной течёт река волга рынка – нам (точнее, мне) же обещали! Нам с 1992 года обещали рынок, он управит всё!(Ну да. Вот это вот всё точно управит.) Частную собственность в списке демократических ценностей! Нам обещали уважать личность! Извините, продолжу про дубовый шкаф.


Так вот: для исправления квартиры мне нужны деньги. Взять в кассе на работе в виде зарплаты? Мысль ценная, но чтобы на одну зарплату переделать дом, надо работать Абрамовичем.


Спасибо Господи, что отвёл беду.


Значит, деньги надо позвать ласково: кис-кис. И дать им свободу под  мою ответственность.


 


ДЕНЬГИ В СЕМНАДЦАТОМ ГОДУ


 


Взаимодополняемость свободы и ответственности означает, что аргумент в пользу свободы применим только к тем, на кого можно возложить ответственность. Он не применим к детям, идиотам или к людям с психическими расстройствами. Он предполагает, что личность способна извлечь уроки из опыта и направлять свои поступки посредством приобретенного таким образом знания. Он не распространяется на тех, кто ещё мало познал или неспособен к познанию.


 


Фридрих Август фон Хайек. «Конституция свободы»


 


Мои любимые темы: свобода и ответственность. Стереотип и правда. Деньги, человек, деньги. В советской школе давали цепочку по Марксу: товар-деньги-товар. Товаров уже перебор, и теперь особенно интересны деньги. 


На лице купюры проступил оккультный пот. За деньги Россия девяностых попала в разнос. За деньги верхушечка побежала в ВТО. За деньги та же верхушечка признала глобализацию и мультикультурализм не вполне бранными словами. За деньги вступила в Болонскую конвенцию. Именно деньги простых людей поджёг Егор Гайдар, желая смести старосоветское с помощью гиперинфляции в 1992 году. Именно деньги входили в стремительный оборот через приватизацию 1992 года, порождая, с одной стороны, анекдоты про ваучер и гинеколога, а с другой – вынуждая старинный, медитативный коллективистский народ прыгать с пола на стол без разбега. Понятно, не без потерь. Понятно, человеческих. Я не приму убийства, я слишком много видела. Но вот демон денег любит убийство. Наблатыкался. И надо ж такому быть, что мне опять чинить квартиру: как в стране революция, так у меня ремонт. Да, понимаю, всю жизнь я на Пресне, всё под окном, я не удивляюсь. Мне, видимо, следует круглосуточно вести репортаж – для друзей.


…На работе просить денег неловко, там беда революционного типа. Какая? Старинная, интернациональная: «Паны дерутся, а у хлопцев чубы трясутся». В 2017 году вуз – умный, красивый, с великолепными талантливыми детьми, попал под обстрел Рособрнадзора. Руками этой жёсткой организации Минобр сейчас закрывает высшие учебные заведения. Палитра: проверки плановые и внеплановые, приостановка госаккредитации, лишение аккредитации, отъём лицензии на образовательную деятельность, уголовные намёки ректорам, если попытаются доказать, что вуз нормально работает на благо Отечества. Баста. В отечестве пошло-поехало специфически понятое чиновниками огосударствление. Четверть века назад, в 1992 году, пелись оды частному образованию, авторским программам, индивидуальному подходу. По прошествии двадцати пять лет начался заворот гайки взад, и пошли сюжеты средней (пока) прожарки, но с детской кровью.


Например, студенты сдают госэкзамен. Готовятся к защите диплома. Но приходит бумага, что найдены неполадки (скажем, в экзаменационной ведомости препод вместо отлично пишет отл., сокращённо), за них вуз лишён аккредитации, а дипломные работы – написанные с душой, отшлифованные, на сайте ВКР-ВУЗ уже размещённые – объявляются как достойные документа максимум установленного образца, образование бакалавра грозят обозвать незаконченным высшим, а для послевкусия внушается мысль, что со столь ущербным дипломом установленного (то есть негосударственного) образца выпускника не возьмут на работу. И мелко-злорадно добавляется, что «в государственную организацию» не возьмут. Да и пошла бы она! Но дети пугаются и разбегаются из-под покрова альма-матер по тихим вузам, у которых Рособрнадзор аккредитацию пока не отнял. Детей вынуждают предавать альма-матер. Отсюда недалеко до более весомого предательства. Министр образования в курсе, что предательство заразно?


На московском чужевузье сбежавших из альма-матер детей встречают без помпы. Четыре сольдо несите, конечно, но кукушата, знаете, это ваще. Вишенкой на минобровом торте – звонки по ныне здравствующим вузам, чтобы этих не брали в магистратуры. И пугливые вузы, уже взявшие документы бакалавров в магистратуру, спешно возвращают их наивным абитуриентам, безапелляционно показывая пальцем на дверь и молитвенно взором – на потолок. Типа оттуда глас был.


Таким образом, за двадцать пять лет чиновные спицы связали два костюма: буйное, кровопролитное разгосударствление всего в 1992 году – и ползучее, демагогичное огосударствление в 2017 году. Где-то в углу скулит, как обычно, зарёванная Конституция, а я всё лето 2017 работала, считай, детским психиатром, уговаривая дипломников не бегать по чужим вузам, остаться в almamater и, набрав слюны, плюнуть на игры всех обров, ибо не фиг им. Достали. Кроме того, журналистика – профессия открытая, диплому не подчинённая. Из моих остались почти все. Герои нашего времени! Их пугали, что они вот-вот станут никто, поскольку министр образования Васильева, уважая (за что-то) Болонскую конвенцию, обещает-таки адаптировать её под Россию (бедная, бедная женщина; сколько адаптеров сгорело в аналогичных попытках). Правда, обещает на ТВ-шоу, а там многие горячатся и проговариваются. В. Соловьёва не перепоёшь, а О. Васильева не Цицерон. Ну не её это, не её.


Короче, пугали всех детей, но многие остались в своём вузе и получили диплом установленного образца. То есть в России, слава Богу, ещё рождаются люди, не считающие предательство нормой. Спасибо Господи.


Как вы поняли, дубовый шкаф, смастерённый во дни разгосударствления, упал со стены во дни огосударствления. Здесь уместна длинная фраза, чтобы нерелевантная аудитория отвалилась. Лучше всего – см. легендарный «Большой Петровский загиб». Царь Пётр Алексеевич умел разговаривать с персоналом, ознакомьтесь на досуге. Даже если знаменитый загиб не полностью соответствует госстандарту высшего образования, ничего страшного. Зато духу времени – вполне.


Посвящение двум юбилеям – смотри начало – надо раскодировать.


А) В 2017 году исполнилось 30 лет самому сильному демографическому взрыву в двадцатом веке: в 1987 году в СССР народилось несметное число младенцев. Рождения были спровоцированы перестройкой, и за это утверждение меня уже высмеяли специалисты-мужчины. (Многие мужчины не понимают, увы, откуда дети берутся. Повторяю для специалистов: не от денег. Бабы толпой бегут рожать только ввиду массового восторга.)


Б) В 2017 году исполнилось 25 лет бедствию, а именно кровавому прыжку из советской плановой – в рыночную, спроса и предложения экономику. На нашей территории она вырастила антигуманизм – не по Альтюссеру, теоретический, а кастово-кастетно-практический.


Итого.


С детьми (школьниками, студентами) сейчас обращаются, как с теми мирными жителями, которые первыми страдают при бомбёжке военных объектов.


Детей водят под конвоем в туалет (во время ЕГЭ). Их терзают стандартами, тестами, заставляют писать трафаретное эссе, портят и оглупляют – в строгом соответствии с Болонским процессом. Порвали на части высшее образование, а в 2017 году вторую часть, магистратуру, сделали недоступной для бакалавров с дипломами установленного образца в нарушение закона «Об образовании». Детям угрожают мнимой неконкурентоспособностью на вожделенном мировом рынке, забыв сообщить, что конкуренция есть химера для слабоумных и что главная тайна рынка – это ограничение по качеству. Рынок не то что не может, а не имеет права создать действительно хорошую вещь: голову оторвут. Как в драме с уважаемым мною вузом, в котором в 2017 году разразилась беда с отъёмом госаккредитации, а я при сём присутствовала, утешала детей, спасала их миропонимание как могла. Вуз производит классных гуманитарных специалистов. Зачем это!


По словам министра (выступление на днях в Госдуме), скоро «в небольшом количестве», возможно, разрешат госфинансирование второго высшего образования, но! – тут старый знакомец, который в деталях, – только для нужных стране специалистов, в число которых гуманитарии, судя по контексту отчёта, не входят. Надеюсь, министр оговорилась или пошутила, пообещав поделить молодёжь нашей страны на нужную и ненужную. К сведению шутницы: ночью 15 сентября по НТВ был очередной выпуск  программы «Мы и наука. Наука и мы». Замечательная тема: «В ближайшие 10 лет компьютеры заменят преподавателей». Посмотрите в архиве. Я тут же пошутила в Фейсбуке: «Со своей стороны, не вижу причин и для сохранения студентов. Сажаем один прибор перед другим: один учит, другой учится. Люди вообще что-то задержались на планете».


Может, из соображений прогресса исходит сейчас Минобр, пачками уничтожая вузы руками Рособрнадзора?


Согласна. Люди все лишние, поскольку всё скоро изменится. Слушаем специалиста: «Выпуск двигателей внутреннего сгорания прекратится к 2050 году. Это значит, что и наука, и инфраструктура обслуживания должны будут перестроиться. Многие ещё мечтают о том, как будут проектировать огромные двигатели для гоночных машин. Вузы готовят инженеров, наука улучшает технологии. Все они работают на обречённую отрасль. Так происходит не впервые. На рубеже XX и XXI веков то же самое случилось с наукой и технологиями обработки фото- и киноплёнок. В начале XXI века на Kodak – крупнейшую мировую корпорацию – работали целые научные центры, не говоря уже про соответствующие кафедры и вузы. Однако это не помешало компании обанкротиться»4.


Это говорит директор по маркетингу сервисов «Яндекса» Андрей Себрант. Стоит прислушаться: «И так не только с двигателями. За пять минут я набросал список из шести отраслей, которые полностью изменятся в ближайшие 15-20 лет. Это лишь то, что сразу приходит в голову <…>Поначалу надо мной смеялись, теперь смеются меньше. Если человек приходит учиться и говорит: «Покажите мне алгоритм, по которому надо работать», то он обречён. Алгоритму проще обучить любую машину».


Вот она, вполне современная истина. А Рособрнадзор и Минобр уничтожает вуз, в котором культивируют творческое начало. Видимо, двенадцатипёрстная отрыжка Болонского процесса только что дошла до пищевода некоторых. Одни уже наелись, но, как обычно, не все. Господа министры, знаете ли вы, что в Китае на конгрессы по науке завозят писателей-фантастов со всего мира, чтобы писатели поделились с учёными своими фантазиями? Бюджетное второе высшее надо давать не только воображаемым нужным людям, а гуманитариям, способным порождать невообразимый контент.


 


БОЛОНЕЗ? УЖЕ БОЛОНЕЦ!5


 


Там, где мы ищем вторичные причины, пытаемся найти устойчивые предшествующие моменты (антецеденты), первобытное мышление обращает внимание исключительно на мистические причины, действие которых оно чувствует повсюду. Оно без всяких затруднений допускает, что одно и то же существо может одновременно пребывать в двух или нескольких местах. Оно подчинено закону партиципации (сопричастности), оно в этих случаях обнаруживает полное безразличие к противоречиям, которых не терпит наш разум. Вот почему позволительно называть это мышление, при сравнении с нашим, пралогическим.


 


Люсьен Леви-Брюль. «Сверхъествественное в первобытном мышлении»


 


Моя личная ненависть к ЕГЭ, дочернему а ля рюс предприятию Болонской конвенции, укрепилась вчера, представьте, кавычками. Тридцать студентов третьего курса журфака не сговариваясь взяли слова в кавычки, потому что слова употреблены в переносном значении. Метафоры там всякие – вот это вот всё не одобрила б училка, вынужденная готовить к ЕГЭ с первого класса. Я не шучу. Есть такой учебник.


Притомившись вырезать кавычки и в сотый раз поведав, что кавычки вокруг переносного суть дилетантизм, я попросила их объясниться – и вдруг узнала, что для ЕГЭ по русскому надо разбираться в переносных смыслах, и школа требует непременных кавычек, и на местах усердствуют. Солнце не гаснет, а «гаснет», потому что погаснуть не может. Бедное солнце. А ещё школа требует ставить точку в конце заголовка.


…Дубовый шкаф мой показательно слетел со стены – NB – осенью 2017 года. Дубовый шкаф, вручную сделанный в 1992 году из дубового сундука, полученного у внучки великого советского И. Уже не спросишь того деда, откуда пришёл к нему старинный сундук. Теснятся в уме печальные догадки.


Интуиция подсказывает, что дуб бесцельно не летает. Что-то архиважное хотел сказать мне многоуважаемый шкап в семнадцатом году. А я вам.


Во-первых, берегите наших детей от современного образования, отравленного Болонской конвенцией6. Во-вторых, следите за новостями с моей кухни. Пресня всегда Пресня.


 


Сентябрь 2017 года,


Москва, Пресня


_ __ __ _


Примечания:


1 ДБ – интернет-мем (“Дебилы, бл…”); автор министр С. Лавров (с).


2 Апеллес – древнегреческий живописец, друг Александра Великого.


3 Переводится как «Ни дня без строчки», но это вольность. В оригинале «Ни дня без линии».


4 Андрей Себрант. «Люди соревнуются друг с другом, будто забыв о том, что они никогда не обыграют программу» // Сайт Vc.ru, 22 августа 2017. https://vc.ru/25954-sebrant-talk


5 Болонез и болонец – авторские неологизмы Е. Черниковой, построенные на аллюзии; прецедентные имена «полонез» (танец) и «п...дец» (чему-то крышка)


6 https://www.sonar2050.org/publications/obshchaya-ocenka-shkolnoe-obrazovanie-ne-sootvetstvuet-osnovnym-zadacham-demokratii/ Интервью с Е. Черниковой на российско-белорусском ресурсе СОНАР-2050


 


 


 


 


 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера