АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Александр Карпенко

Пограничник зимы и осени

***

 

Я прожигатель смерти. Я кузнец

земного счастья, вскормленного в муках,

где жизнь творится фугою сердец –

и, как молитва, замирает в звуках.

 

Я создал мир, чтоб жить в нём и творить,

чтобы по солнцу плакало ненастье;

чтобы бесстрашным молотом разбить

златую цепь закованного счастья.

 

И, обращеньем к вечности богат,

какое небо я оставлю птицам?

Я, прожигатель смерти, жрец утрат

и собиратель жизни – по крупицам?

 

 

***

 

Безоглядно бреду

                   по лесу я.

Что несу я в себе,

                   вы спросите.

Только шаткое равновесие.

Пограничник

                   зимы и осени.

 

Я студент

                   затянувшейся сессии –

Той, что даст

                   просветление якобы.

Испуганное равновесие,

Винтовая лестница Якоба.

 

Что же там, вдалеке, за взорами?

Там вершины, там бездна,

                   глыбы там.

И тебя я маню озёрами,

Пленной плавая

                   пенной рыбиной.

 

 

МАЛЕНЬКИЙ ОСЕННИЙ ТРИПТИХ

 

1.

 

Жжёт осень рукописи листьев;

Срывает ветер их, неистов;

Бредёшь, и прямо от порога –

Неизъяснимая тревога…

 

В окошко ливни надышали,

И мысли наспех набежали;

Хладеет кровь – жива душа ли?

 

2.

 

…И время свой усилит натиск,

И Маяковский крикнет: «Нате-с!»,

И ты поймёшь, внезапно нем,

Что Эрос – это был Танатос,

Только не узнанный никем.

 

3.

 

…Уж соловьям скормили басни;

И Блоку грезится блокбастер;

И снова сумрак на пороге,

И в Слове умирают слоги,

И Бог приходит в наши блоги,

И жизнь – сама себе награда.

Жжёт осень рукопись де сада…

 

 

ТРЕТЬЯ СТОРОНА МЕДАЛИ

 

Кто беден, кто богат:

Афганский пройден ад,

Медали всем живым раздали.

А мёртвые с тех пор

Заводят разговор

О третьей стороне медали.

 

А третья сторона

С Востока не видна,

Сокрыта за резным фасадом.

А третья сторона –

Как тайная вина,

Словно венчанье рая с адом.

 

Пред вечностью равны,

Уйдём мы в чьи-то сны.

Хочу увидеть в час прощанья

Затмение луны,

Пришествие весны –

И третьей стороны венчанье.

 

Пророки – не князья,

И всё-таки, друзья,

Какие нас торопят дали?

Опять кромешный ад?

Опять сплошной парад?

Иль третья сторона медали?

 

 

 

КОКТЕБЕЛЬ

 

Где таится нора угрей,

Где мы видели пару сами,

Появились «Ассоль» и «Грей» –

И целуются парусами.

 

Атакуя морскую соль,

Салютуя волнам и гротам,

Быстроходная «Ассоль»

Отвезёт к Золотым Воротам.

 

Но пожалует кок тебе ль

Эту розу ветров в подарок?

Если прибыл ты в Коктебель,

Будет день твой красив и ярок.

 

А потом – зажигай огни,

Точно звёзды, в ночной колыбели.

Навсегда ты запомнишь дни,

Проведённые в Коктебеле!

 

Как тебе

Коктебель?

_ __ _

* «Ассоль» и «Грей» – парусники, которые возят гостей Коктебеля к Золотым Воротам.

 

 

***

 

Если хорошо нам с тобой

По пескам бродить до зари

И глазами слушать прибой –

Это просто море внутри.

 

Видишь, чайки чинно скользят

Под лазурью ласковых нёб…

Это – свёрнутый в свиток театр.

Это наше время взахлёб.

 

Ты твори меня, прекословь,

Зажигай в душе города.

Пусть внутри вальсирует кровь,

Как в волне – морская вода.

 

И, когда догорает закат

На углях вечерней зари,

Ты не прячь загадочный взгляд:

Это наше небо внутри.

 

 

ХУДОЖНИЦА

 

Ты творишь в тиши под Селеной,

Наречённая в снах Еленой,

И отныне во всей Вселенной

Не унять первобытную дрожь.

Лишь вчера ты лежала с ангиной –

А сегодня рисуешь сангиной

Мысли, чувства – всё то, чём живёшь.

 

Запиваю чайком цукаты.

Что поделаешь, друг: цикады

Растащили меня на цитаты

В вечереющем летнем саду.

На мольберте, мой друг прелестный,

Ты рисуешь свой мир окрестный –

Так, как небо рисует звезду.

 

 

***

 

Опасаясь в людском раствориться болоте,

Широко раскрывая для сердца пути,

Ты стремишься в бесстрашном и гордом полёте,

Чтобы смерть оставалась всегда позади.

 

Нам непросто угнаться за новой волною.

Застилают пространство косые дожди.

Надо, видимо, быть человеком-стрелою,

Чтобы смерть оставалась всегда позади.

 

Но не бойся у сердца уму научиться!

Если я заблуждаюсь – мой пыл остуди,

И у нас непременно должно получиться,

Чтобы смерть оставалась всегда позади.

 

 

***

 

Впиши меня, любимая, в пейзаж,

Где лето спит, отбросив одеяло,

А мы с тобой резвимся у причала –

И ловим, словно бабочку, кураж.

 

И между нами зреет уговор,

Отбросив все крючки и проволочки.

Я постою у сердца в уголочке –

И выйду на пленительный простор.

 

Припрятанный в больших твоих глазах,

Вдруг осознаю самое простое –

И, может быть, пойму, чего я стою

У вечности на сломанных весах.

 

Улыбка белоснежная твоя

Так кротка, так исполнена участья,

И кажется сама возможность счастья

Бесстрашным парадоксом бытия.

 

Волшебная улыбка бытия –

Всё сущее, что дышит рядом с нею.

Я этот воздух выдохнуть не смею,

Ведь не дышать я просто не умею…

 

И к звёздам восхожу из пепла я.

 

 

ТЕАТР НАОБОРОТ

 

                                  В.Г.

 

Лампадка тихо догорает –

А там, за росчерком пера,

Лишь редкий смертный понимает:

Вся наша жизнь – увы, игра…

 

И правдолюбца, и позёра –

Всех созывает жизни пир…

И только имя Режиссёра

Забыл оставить нам Шекспир.

 

И все мы – павшие, живые,

Жизнь отыграв как вещий сон,

Залижем раны ножевые –

И гордо выйдем на поклон.

 

И зрячи будем мы, и зорки,

Бессмертным гениям под стать,

И стаи ангелов с галёрки,

Встав, станут нам рукоплескать…

 

И мысль придёт – как неотложка,

Как неопознанный секрет –

Что мы сгорали… понарошку,

А смерти – и в помине нет!

 

Мы сможем смысл придать дорогам,

Познаем подлинность, и боль,

И счастье, что дана нам Богом

Своя, а не чужая роль.

 

…Лампадка плоти догорает,

И душу ждёт небесный плот,

И лишь Всевышний твёрдо знает,

Что жизнь – Театр Наоборот.

 

К списку номеров журнала «ЮЖНОЕ СИЯНИЕ» | К содержанию номера